16+

Новости партнёров

Lentainform

Можно ли из петербургской набережной сделать Европу?

09/03/2009

Можно ли из петербургской набережной сделать Европу?

Объявлен победитель архитектурно-градостроительного конкурса «Набережная Европы». Им стал совместный проект петербургской архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» и немецкой студии Сергея Чобана. Именно такой выбор и советовал сделать жюри архитектурный критик «Города-812» Михаил Золотоносов. Что удивительно – его послушались.


  СПРАВКА
По условиям конкурса более половины членов жюри архитекторы – Александр Викторов, Юрий Митюрев, Юрий Земцов, Владимир Попов, Андрей Боков, Александр Кудрявцев, два немца – Фольквин Марг (участник конкурсов на зенитовский стадион и Пулково-3) и Кристоф Кёль (участник конкурса по Юнтолову).

  На мой взгляд и вкус, из пяти проектов, представленных на конкурс, всерьез говорить как о претендентах на победу можно было только о двух: Марио Ботта и Евгения Герасимова – Сергея Чобана.
Дэвид Чипперфильд предложил совсем уж простой, если не сказать вульгарный вариант, годящийся лишь для реновационных проектов в Дачном.

Излишняя простота, несмотря на криволинейные образующие, характеризует и геометрическую систему, которую представил Рафаэль Монео.

Проект мастерской Никиты Явейна, напротив, отличает какая-то повышенная суетливость, желание впихнуть побольше на отведенные 100 тысяч кв. м плюс неясный по концепции проект Дворца танца, избыточно начиненный ломаными поверхностями, которые при традиционном для нас качестве строительства будут читаться как нагромождение. Как это будет смотреться с пр. Добролюбова – вообще неясно. По-моему, плохо. К тому же «Студия 44» придумала неестественный для Петербурга вариант расположения зданий торцами к линии набережной, да еще запланировала спуски к Неве с причальными стенками для катеров/яхт. Между Тучковым и Биржевым мостами видеть лодочную станцию странно, хотя это и может повысить стоимость жилья.

Проект Марио Ботта показался в меру строгим и оригинально-геометричным, все просто и ясно. Это не талантливо, а грамотно, спокойно, без ненужных излишеств, не идущих ни эпохе кризиса, ни этому району Петербурга, который нет резона делать очередной архитектурной аномалией.

Это же можно сказать и о проекте Герасимова – Чобана. Тут есть достаточно банального, прежде всего, купол на Дворце танцев, без которого соавторы могли бы обойтись для разнообразия. Однако именно их проекту лично я бы отдал предпочтение вследствие одной существенной детали: проект предусматривает прорезку в застройке, через которую с набережной Макарова, с точки между Пушкинским домом и зданием Института физиологии, будет виден Князь-Владимирский собор на пр. Добролюбова. Улица-прорезка стреляет прямо на колокольню собора – это любопытный петербургский нюанс, демонстрирующий уважение к традиции. Больше до столь простой вещи не додумался никто. 


Михаил Золотоносов

___________________________________________________
 СПРАВКА: 

Проект «Набережная Европы» предполагает строительство на Петроградской стороне, на месте где располагался Институт прикладной химии (ГИПХ) комплекса элитно-жилых и офисно-коммерческих зданий, Дворца танца и пешеходной набережной. Проект финансирует банк ВТБ. Весь проект собирались завершить в 2016 году.

В конкурсе впервые российские и западные архитекторы соревнуются на равных. Многое в выборе победителя, как уверяют, будет зависеть от инвестиционной привлекательности проектов, тут главный показатель – количество квартир «с видом». На будущих хозяев этих элитных квартир ляжет основная тяжесть по компенсации стоимости Дворца танца, передаваемого Театру Бориса Эйфмана, переселения ГИПХа и подготовки территории. Сейчас девелоперы не рискуют называть цены таких квартир, но десятки тысяч долларов за один элитный кв. метр в таком месте не выглядят фантастикой. Остальных горожан больше интересуют общественные пространства, которые они получат взамен закрытой территории военно-промышленного предприятия.

Летом 2008 года Градостроительный совет рассматривал мастер-план «Набережной Европы», разработанный английской фирмой ЕDAW и улучшенный архитектурным бюро «Земцов – Кондиайн». Тогда Градсовет смутило обилие жилья и коммерческой застройки в центре Петербурга. Александр Ольховский, вице-президент ВТБ, настаивал на экономической необходимости построить 144 тысяч кв. метров жилья и нарушить высотный регламент для Дворца танца (42 метра против разрешенных 28). Градсовет в итоге одобрил основные идеи мастер-плана  по расположению зданий и внутриквартальных улиц, обеспечивающих «прострелы» на Исаакиевский и Князь-Владимирский соборы.

Потом были разговоры о том, что на дворец, жилье и торгово-офисный центр будут отдельные конкурсы. ВТБ решил иначе и в ноябре прошлого года объявил архитектурно-градостроительный конкурс «Набережная Европы», фактически на новый мастер-план. Из первоначальных идей сохранилось: место для Дворца танца на проспекте Добролюбова, пешеходность набережной Малой Невы, закрытость всего квартала для транспорта, кроме специального (только подземные паркинги и перемещения машин под землей). Необязательными для конкурсантов стали: «прострелы» и размещения отеля в восточной части участка. Но самое главное, что инвестор снизил минимальный объем жилых площадей со 144 до 133 тысяч кв. метров. Высотные параметры остались прежними – 23,5 метра по фасаду и 28 внутри квартала, за исключением 40-метров для колосников Дворца танца. Но его здание станет предметом отдельного архитектурного конкурса.

Пять выставленных на конкурс проектов:

1. Проект Дэвида Чипперфильда (Великобритания). Понравился профессионалам. Строгие (чтобы не конкурировать с окружающей застройкой) кубики зданий выстроены вокруг трех соединяющихся площадей. Представитель инвестора г-н Ольховский встретил проект сдержанно.



  2. Проект Никиты Явейна. Здесь также важна идея трех площадей, которые более плавно перетекают друг в друга, напоминая неправильными формами венецианские пьяццы. Основная идея – жилые здания и отель торцами выходят на набережную, что близко к исходному мастер-плану. Специалистов смутили как малополезные в петербургском климате четыре небольших канала, которые заходят в открытые дворы домов, так и сами здания, напоминающие новые кварталы в Хельсинки и Амстердаме. Горбатые мосты через каналы разнообразят пейзаж, но не выглядят обязательными.



3. Проект Евгения Герасимова – Сергея Чобана. Во многом антипод явейновскому. Никаких торцов, заводей и затонов. Каменные неоклассические здания смотрят помпезными фасадами на реку и театр. Центр композиции большая парадная площадь с арками, намеком на Дворцовую. Она открывается прямо от проспекта Добролюбова и названа площадью Балетных звезд. По нашим сведениям, экспертов смутил размер площади, которая не будет заполняться большую часть времени, особенно осенью-зимой. Не понравилось ряду специалистов и прозрачное перекрытие торговой галереи идущей от проспекта Добролюбова, а-ля «Виктор-Эмманиуил» в Милане, а также длинный фасад отеля.



  4. Проект Марио Бота. Важное место отведено площади, существенно меньшей по размеру, чем у Герасимова – Чобана. Посередине квартала по диагонали проходит пешеходная улица. Между улицей и берегом расположены шесть треугольников – пять жилых комплексов с большими террасами и отель. В первый день работы выставки именно около этого проекта дольше всего задерживались профессиональные зрители. По нашим источникам, этому проекту (как и проекту № 3) симпатизирует ВТБ. Некоторые эксперты сомневаются в необходимости делать площадь и думают, что жилье не проходит по инсоляции. Их смущает и размещение дворца с главным входом внутри квартала.



  5. Проект Рафаэля Монео. Явный аутсайдер. Специалисты оценивали его как эскизный и недоработанный.
Но, вероятно, вкусовые пристрастия при выборе победителя окажутся на заднем плане. Условие, записанное в программе – максимальное количество видовых квартир, – окажется решающим.

 


 


Вадим Шувалов



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
ГК «Нефтетанк» - мягкие резервуары для хранения нефти и нефтепродуктов от российского производителя