16+

Новости партнёров

Lentainform

Что изменится в Петербурге с принятием ПЗЗ?

11/03/2009

Что изменится в Петербурге с принятием ПЗЗ?

9 марта Правила землепользования и застройки (ПЗЗ), о которых столько говорили с конца лета, вступят в силу. Многим принятие Правил землепользования и застройки показалось завершением работы, после чего в Петербурге с архитектурой «все будет хорошо». На самом деле все только начинается. Чего ждать от городской бюрократии в 2009 году? Попытаюсь найти ответы, исходя из практики 2008 года.


        Технология забывания

Если первая технология – не знать (см. «Город 812», № 5), то вторая – принимать законы и постановления, но не выполнять их.

Как известно, базовый юридический принцип в России сводится к тому, что строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. В наших условиях это превращено в эффективную технологию, примеры которой имели место в 2008 г.

Я имею в виду историю строительства новой биржи на 26-й линии В.О., постановление правительства, обязавшее два верхних этажа снести до начала октября 2008 г., и полную амнезию насчет этой биржи и этого постановления вслед за тем.

Ясно, что это одна из новых бюрократических технологий: когда надо было успокоить общественность, сразу был принят строгий документ, а потом про исполнение забыли. Сначала власть не знала, что здание биржи построили на два этажа выше, потом не знала, что два лишних этажа не демонтированы. Отсутствие контроля за выполнением собственных решений и их умышленное невыполнение становятся бюрократическим инструментом.

Характерен также пример со строительством гостиницы на Литейном пр., 5/19. ООО «Адамант» получило указанный объект для проведения реконструкции здания под гостиницу (постановление правительства СПб № 1983 от 14.12.2004). В ходе строительных работ в декабре 2006 г. дом был снесен. Хотя, как заявила в январе 2007 г. В. Матвиенко, «инвестору было дано разрешение только на разборку аварийных перекрытий, но не всего здания».

Несанкционированный снос здания, находящегося в объединенной охранной зоне, стал нарушением законодательства, губернатор обещал, что инвестор будет строго наказан за самоуправство: «То, что дом снесен, — грубое нарушение со стороны компании «Адамант», и сейчас с этим разбирается специальная комиссия. Она даст оценку, насколько соответствовало действительности заявление инвестора о том, что дом находился в аварийном состоянии… Компания будет обязана восстановить фасад дома и заплатить штрафы, но только этим она не отделается. На примере дома на Литейном мы обязаны всех предупредить, что подобные факты будут очень строго рассматриваться и с недобросовестных компаний будет очень жесткий спрос. Такие вещи в Петербурге недопустимы» (из заявления пресс-службы губернатора Санкт-Петербурга, распространенного 13 января 2007 г.).

Как потом обнаружилось, акт об аварийности дома 5/19 по Литейному пр. был составлен и подписан Экспертной строительной комиссией уже после сноса здания – 10 января 2007 г. Обещанные же «очень серьезные меры», свелись к административной ответственности в виде штрафа в 20 000 рублей. Но, по крайней мере, было официально признано, что реконструкция под отель свелась к разрушению с незаконным актом об аварийности. Казалось бы, в таких условиях следует обязать ООО заново построить дом в прежнем виде.

Однако власть вдруг обо всем забыла. Это уже стало «несобытием». И в постановлении правительства СПб от 10 июня 2008 г. № 688 (которым срок реконструкции дома 5/19 продлевался до декабря 2009 г.) уже ничего не было сказано о том, что дом был разрушен и что его надо воссоздать в историческом виде. Власть оправилась от первого испуга и стала играть в «незнание» того, что дом был разрушен*, одновременно не желая выполнять собственные первоначальные решения. В 2008 году эта комбинация стала применяться регулярно и беззастенчиво.

Между тем на словах после разрушения дома 5/19 по Литейному пр. Матвиенко, Вахмистров и Дементьева обещали, что дом воссоздадут. Но его не только не построили заново с прежним числом этажей, а еще надстроили два, сделав из четырехэтажного шестиэтажным. И если в исходном виде угловая часть венчалась акцентом в виде башни с флюгером, то к началу 2009 г. стало видно, что угол на всю высоту здания будет акцентирован цилиндрическим сооружением вроде остекленной шахты. В итоге все пропорции и внешний исторический вид грубо нарушены.

В других  случаях (как история строительства фирмой «ЛЭК» комплекса «Империал» возле Новодевичьего монастыря) к простому неисполнению добавляется еще одна важная технология – замена законов сложными договорными отношениями на бюрократическом рынке. 

        Бюрократический рынок

Как сформулировал известный экономист В. Найшуль, «у нас после краха командной системы случилась ровно противоположная вещь – родилась торговля внутри государства... Возникла система многоуровневого согласования. Это и есть бюрократическая торговля, административный рынок. Так что к реформам мы подошли уже готовой страной, умеющей торговать и торговаться. Что сделал Гайдар? Он просто оденежил этот рынок, материализовал торговлю. Это был плюс безусловный… При Брежневе торговали абсолютно всем – ресурсами, властью, полномочиями. Обменивалось поступление дочки в университет на, допустим, своевременные поставки». Иными словами, бюрократический рынок – это «экономика согласования, обмен не только и не столько материальными ценностями, но и властью, подчинением, правилами и исключениями из них, положением в обществе и т. п.» (С. Левин).  

Бюрократический рынок в современной России – понятие всеобъемлющее. И при этом достаточно простое: можно вспомнить хотя бы историю небоскреба на Охте, начавшуюся в 2005 г., в которой основным предметом торга была высота: сначала 300, потом 400 м; затем контрпредложение защитников Петербурга – 48 м согласно высотному регламенту; и, наконец, 100 м, на которых городская власть предложила помириться обеим сторонам. Это торг, напоминающий рыночный, и в этом суть процесса.

Естественно, за кадром остаются аргументы, но можно предположить, что, скажем, «Газпром» предлагает в обмен на реализацию имиджевого проекта небоскреба финансирование городских программ и «Зенита», какие-то индивидуальные награды и преференции, а власть говорит об уровне социальной стабильности, который заставляет снижать высоту. Аналогично здание новой биржи также оказалось предметом торга, скорее всего, еще не завершенного. Торг вообще бесконечен в отличие от исполнения закона или решения суда.

Один из заметных примеров такого рода – строительство поблизости от Воскресенского Новодевичьего монастыря, где фирма «ЛЭК» на территории между Московским пр., Киевской и Черниговской ул. возвела здания, достигшие высоты 73 м. Я хочу схематично восстановить всю эту историю, выявив в ней акценты, поскольку, во-первых, журнал «Город 812» ни разу об этом не писал, во-вторых, история крайне показательна для тех особенных отношений, которые и называются «бюрократическим рынком». А в-третьих, в пятницу, 6 марта, «ЛЭК» получил согласование на строительство своего комплекса.

Глубина истории начинается с необычного начала стройки, на что почему-то не обратил внимание никто, включая прокуратуру. Обычно вначале появляется постановление правительства СПб о проведении изыскательских работ, потом постановление о предоставлении на инвестиционных условиях участка под застройку... Тут же не было ничего: проектирование и строительство жилого комплекса «Империал» стали возможными лишь вследствие распоряжения КГА от 27.02.2006 № 53-с (хотя в базе «Консультант+» документа почему-то нет). Началось все по-домашнему: хочешь строить – пожалуйста.

Скандал начался с того, что в августе 2008 г. настоятельница монастыря обратилась в ЗакС и Смольный с письмами, в которых просила запретить высотную застройку территории вокруг монастыря. Новые здания окружили культовое здание частоколом небоскребов и превратили монастырь в дворовую часовню нового жилого комплекса.

Главный архитектор проекта – малоизвестный Алексей Дюндин. И битва вокруг «Империала» – это не битва вокруг архитектуры или каких-то новаторских форм, а только битва за этажи, количество квадратных метров на сотку территории и соответственно прибыль.

Сразу стало известно, что во время общественных слушаний по строительству «Империала» летом 2008 г. Б. Николащенко, руководитель Первой мастерской НИИ генплана КГА сообщил, что «ЛЭК» хочет построить здания высотой 120 м, но их уговорили на высоту «всего лишь» в 73 метра, которые и были зафиксированы в распоряжении КГА от 27.02.2006.

Слово «уговорили», которое использовал Николащенко, кому-то показалось странным, но на самом деле ничего странного нет с учетом того, что речь изначально шла о торге на бюрократическом рынке. Неизвестно, какие «рыночные товары» предлагает «ЛЭК»; во всяком случае ясно, что отношения изначально не укладывались в формулу руководства – выполнения.

С учетом сказанного не удивительно содержание письма настоятельницы монастыря, в котором сообщались детали, всплывшие на совещании в администрации Московского района, состоявшемся 14 августа 2008 г.: «…Проектно-сметная документация на данные жилые дома не прошла необходимые согласования, госэкспертизу проекта, а на сами строительные работы не выдавались соответствующие разрешения. Кроме того, нарушена санитарная охранная зона Новодевичьего кладбища, нормативы по парковочным местам автотранспорта, отсутствует согласование федеральных органов охраны памятников в части соблюдения охранной зоны комплекса Воскресенского Новодевичьего монастыря…».

Обеспокоенность настоятельницы вызывали и масштабы планируемой застройки с восточной стороны монастыря (административно-жилой комплекс высотой более 100 м) и с южной – где намеревается осуществить еще один высотный проект компания «Адамант». Игуменья София напомнила, что доминантой данной территории всегда был монастырский комплекс.

        Все против «Империала»

На письмо игуменьи председатель Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) ответил письмом, которое все восприняли как отписку, а в ЗакСе, в комиссии по городскому хозяйству, пришли к выводам о недопустимости строительства.

 «Строительство высотных доминант в 73 метра… в непосредственной близости от… Воскресенского Новодевичьего монастыря является очередной градостроительной ошибкой, серьезно искажающей историческую панораму Московского проспекта».

Московский пр. имеет статус исторически ценного градоформирующего объекта, и особые требования в Зоне регулируемой застройки (ЗРЗ 2) «допускают здесь проведение работ при соблюдении следующих требований: формирование уличного фронта застройки по высоте — не более 28 м, для внутриквартальной застройки в зоне 150 м от оси Московского проспекта — не более 35 м, в зоне от 150 до 200 м от оси проспекта — не более 40 м».

Практически в это же время, 3 сентября 2008 г., вдруг проснувшийся Госстройнадзор вручил представителю ООО «ЛЭКстрой» протокол о временном запрете деятельности. Постановлением Госстройнадзора от 08.09.08 названное общество было привлечено к административной ответственности с наложением штрафа в размере 1 000 000 рублей.

Депутаты ЗакСа Войтановский и Карпенко направили запрос губернатору. Ответ был получен 2 октября 2008 г. И в нем указывалось, что строительство в непосредственной близости от Новодевичьего монастыря является незаконным.
Выяснилось, что и Госстройнадзор не давал разрешения, что было отмечено в ответе губернатора. «Проектная документация… государственную экспертизу в Службе государственного строительного надзора и экспертизы СПб не проходила. Разрешение на строительство по указанному адресу ООО «ЛЭК V» не выдавалось».

Наконец, 7 октября 2008-го Матвиенко сообщила депутатам, что Госстройнадзором принимаются меры по приостановке незаконного строительства. И в самом деле, 10 октября 2008 г. вице-губернатору Санкт-Петербурга из Госстройнадзора было направлено представление об устранении нарушений законодательства об охране объектов культурного наследия. После этого КГИОП выдал ООО «ЛЭК V» задание на проведение государственной историко-культурной экспертизы, которая также не была проведена.

После чего 15 октября 2008 г., поскольку  Госстройнадзор проснулся слишком поздно, а скандал, компрометирующий губернатора, разгорелся, был с шумом уволен инспектор Госстройнадзора В. Губенко, курировавший проект возведения «Империала» и якобы не сообщивший вовремя о том, что строительство вышло за оговоренные рамки. Редчайший, кстати, случай. Сам Губенко заявил: «И что руководство (Госстройнадзора. – М.З.) не знает всего этого? Или не знает, что компания «ЛЭК» строит без разрешения? Без нормативных документов? Абсурд!»
17 октября 2008 г. депутат фракции КПРФ в ЗакСе Карпенко направил обращение к прокурору Петербурга по поводу незаконного строительства вблизи Новодевичьего монастыря.

30 октября 2008 г. собственнику участку ООО «ЛЭК V» и ООО «ЛЭКстрой» направлены представления об устранении нарушений законодательства (выполнение строительных работ в отсутствие заключения госэкспертизы и разрешения на строительство).

14 ноября 2008 г. комиссия по землепользованию и застройке, занимавшаяся составлением окончательного варианта ПЗЗ, в отсутствие председателя комиссии А. Вахмистрова отказалась утвердить заявленную компанией «ЛЭК» высоту в 75 метров, ограничив эту территорию 35 метрами.

14 ноября была пятница, а в понедельник 17 ноября уже появились сведения прямо противоположные. Со ссылкой на пресс-службу Вахмистрова было объявлено, что «прокуратура совместно с застройщиком приняла решение приостановить на объекте все работы до проведения историко-культурной экспертизы и получения разрешения на строительство». И если заключение Госстройнадзора после изучения документации «ЛЭКа» будет положительным, разрешение будет выдано. А «что касается высотности комплекса, 73 метра ранее согласовал Градсовет. Поэтому, несмотря на то, что в конце минувшей недели комиссия по землепользованию и застройке ограничила высоту на этой территории 35-ю метрами, «это не означает, что «ЛЭКу» придется уменьшать этажность существующего здания»».

Т.е. комиссии дали право устанавливать разрешенную высотность, но это не значит,  что за этими предельными 35 метрами стоит что-то практическое. Все это делается так, для развлечения членов комиссии. Поэтому здания, построенные в соответствии с имевшимися на момент согласования проектов разрешениями, изменения не коснутся.

Абсурд заключался в том, что эти рассуждения были отнесены и к зданиям «ЛЭКа», которые никаких разрешений на момент начала строительства – ни КГИОПа, ни Госстройнадзора – не имели.

18 ноября 2008 г. возглавляемая Вахмистровым комиссия по землепользованию и застройке закончила работу и признала семь градостроительных ошибок, среди них на седьмом месте стоял «Империал». В то же время Вахмистров подчеркивал, что «санкций по поводу нарушения высотного регламента и ПЗЗ пока не предусмотрено».

21 ноября Вахмистров заявил: «Компания «ЛЭК» сможет достроить «Империал», если успеет получить разрешение на строительство до вступления в силу ПЗЗ».
Ясно было только одно: придумана очередная чепуха, которая с важным видом выдается за некий «закон». Правда, духу Вахмистрову  придавало то обстоятельство, что КГИОП должен был выдать «ЛЭКу» согласование на строительство на основании экспертизы, ударно проведенной 27 ноября – 8 декабря.

Прошел почти месяц, и вот тут на сцену выступил новый субъект бюрократического рынка – прокуратура Петербурга. Сначала она разгромила проект ПЗЗ, объявив вне закона «локальные доминанты», потом дошла до «Империала», подтвердив незаконность его строительства и всех промежуточных согласований. (Строительство без разрешения осуществлялось «ЛЭКом» с 2007 г. Историко-культурная экспертиза не проводилась, высотные параметры определены без учета требований к охране памятников).

        Все на защиту «Империала»

Когда прошли новогодние каникулы, давшие народу возможность весело отпраздновать экономический кризис, Госстройнадзор также очнулся и обосновал отказ в выдаче ООО «ЛЭК V» разрешения на строительство «Империала». 12 января 2008 г. сайт «Закс.ру» распространил текст письма А. Орта: «Служба государственного строительного надзора… согласна с мнением городской Прокуратуры. В связи с тем, что ранее выданное ВРЗ отменено, а новое ВРЗ не может быть выдано до проведения историко-культурной экспертизы, невозможна также и выдача градостроительного плана земельного участка... ООО «ЛЭК-V» не предоставило в Службу ни новое ВРЗ, ни градплан. Отсутствие этих документов является основанием для отказа в выдаче разрешения на строительство».

При этом все время повторяли заявление Вахмистрова о том, что если «ЛЭК» успеет получить требуемые согласования до вступления в силу ПЗЗ, то «ЛЭК» сможет достроить «Империал» высотой 73 м. В проект же ПЗЗ заложено 35 м, и если разрешение не будет получено до принятия ПЗЗ, придется срезать дома наполовину.

Однако совершенно очевидно, что такая трактовка закона абсолютно произвольна, потому что законы и нормативные акты не могут иметь обратной силы. И выдача разрешений задним числом незаконна. Хотя в то же время подобного рода «послабления», оглашаемые вице-губернатором, характерны для торга на бюрократическом рынке, где торгуют всем, включая законы и их трактовки. Поэтому не удивительно то, что 13 января пошло второе письмо из Госстройнадзора с опровержением фактов письма, отправленного накануне.

 «Ранее выданное ВРЗ не отменено, а находилось в процессе определения его соответствия. КГИОП рассматривал результаты государственной историко-культурной экспертизы земельного участка... Градостроительный план земельного участка есть, его номер ru78144000-1363, утвержденный распоряжением КГА от 26.10.2007 № 3334. В конце ноября 2008 года проектная документация по указанному объекту… поступила на государственную экспертизу. Учитывая, что вблизи участка застройки расположен объект культурного наследия… а также имевшиеся в проекте нарушения действующих строительных норм и правил, в декабре 2008 г. застройщику были выданы замечания государственной экспертизы… По состоянию на 12.01.2009 замечания государственной экспертизы не устранены».

То градостроительного плана нет, то он вдруг появляется; то ВРЗ отменено, то нет… А главное – все документы появляются внезапно, задним числом и в странной последовательности. Причем делается все не втихую, а публично. Потому что речь идет не о выполнении законов, а о торге на базаре, где стесняться не принято и само наличие того или иного факта (отменено ВРЗ или нет, есть нарушения СниПов или нет) является рыночным товаром.

Проходит еще 10 дней, и публично сообщается, что КГИОП согласовал высоту «Империала»; при этом А. Орт из Госстройнадзора отметил, что к проекту все еще существуют вопросы, а Вахмистров опять заявил, что если «ЛЭК» успеет согласовать свой проект до 4 февраля 2009 г., когда должно пройти третье чтение закона о ПЗЗ, то он сможет построить свой объект 73-метровым.

На самом деле ВРЗ, утвержденное КГА до историко-культурной экспертизы, незаконно, сколько бы раз вице-губернаторы ни повторяли свои заклинания. Кстати, сами эти заклинания содержали определенную хитрость: вопрос умышленно оставался до самого финала открытым, потому что торг продолжался.

Естественно, выяснилось, что историко-культурную экспертизу «Империала» для КГИОП сделали эксперты мастерской Славиной, хорошо известной плодами своей деятельности. На основании их ударного ученого исследования (с 27 ноября по 8 декабря, 12 дней, из которых четыре нерабочих) зам. председателя КГИОП А. Комлев объявил, что влияние «Империала» на монастырь «несущественно».

Естественно, была изобретена очередная забавная формула: «Монастырь воспринимается фронтально от Московского проспекта, а здания «ЛЭКа» – по касательной». В переводе на русский это означает, что смотреть на монастырь надо прямо, а на «Империал» – зажав один глаз, а еще лучше – оба. Экспертизу тут же уличили в подлоге и визуальных подтасовках. Но ясно же, что идет рыночный торг, и потому за истину выдается то, что является только преимуществом.

Наконец, наступило 4 февраля 2009 г., и оказалось, что Госстройнадзор так и не утвердил проект «Империала». Но одновременно оказалось, что старое и многократное повторенное заявление Вахмистрова о необходимости утвердить проект «Империала» именно до 4 февраля, уже исправлено. 4 февраля выяснилось, что «ЛЭК» должен получить разрешение на строительство до вступления ПЗЗ в силу. Так что в один миг 4 февраля превратилось уже в начало марта. Поскольку в представлении начальства население – это дети, лишенные памяти, такие трюки вполне логичны. И это изменение правил игры на ходу характерно для бюрократического рынка, поскольку предметом торга являются и сами правила торга.

Тут же выяснилось и другое. По словам С. Малкова, зам. председателя комиссии по городскому хозяйству ЗакСа, вопрос о строительстве «Империала» возле Новодевичьего монастыря поднимался на встрече патриарха Кирилла I с президентом, и «там принципиальные решения были приняты». Т.е. дело не в законах и их выполнении, а в закулисных договоренностях игроков рынка, причем такими игроками может стать кто угодно.

Итогом всех этих торгов стало то, что 6 марта Служба строительного надзора и экспертизы выдала «ЛЭКу» положительное заключение на строительство.
 
        Пропасть, которая нас разделяет

Я подробно восстановил историю августовско-февральского скандала 2008 – 2009 гг. вокруг «Империала», все эти бесконечные «туда – сюда», то 35 м, то 73 м, то оставляем, то будем сносить, чтобы показать на конкретном примере, что такое бюрократический рынок и насколько решения, которые могут быть приняты в ходе торгов, далеки от примитивного выполнения законов.

У нас сейчас часто говорят об аномии (от франц. anomie — беззаконие, «безнормность» – такое состояние общества, в котором заметная часть его членов, зная о существовании обязывающих их норм, относится к ним негативно или равнодушно. Теорию аномии ввел в социологию Э. Дюркгейм). Однако дело не просто в равнодушии к законам без замены их чем-то иным. Возникла иная система, и важно, наконец, понять пропасть, которая разделяет расхожее представление о власти с той реальностью, в которой она давно (еще с советских времен, как утверждает В. Найшуль) существует. У этой власти совершенно специфические эстетические представления, и совершенно специальный тип существования в экономико-юридической среде, несводимый к банальному принятию/исполнению законов и нормативных актов.

И потому-то нас и разделяет пропасть, что по твердым законам начальство предлагает жить нам, но само их игнорирует, сделав компонентом более сложной системы – бюрократического рынка.

Аналогичным образом, как пример бюрократического рынка, можно было бы проанализировать всю историю обсуждения ПЗЗ, бесконечное уточнение числа доминант и т.п.

И новая структура управления КГА отвечает потребностям бюрократического рынка и торга на нем (председатель КГА – он же главный архитектор для этого не нужен, для торга нужен менеджер). Впрочем, об этом было написано много, но вовсе без анализа осталось то преобразование, которое произошло в КГИОП, где после ухода известного искусствоведа Б. Кирикова с поста начальника управления научно-исследовательской экспертизы таковое вообще ликвидировали (!), а 15 декабря 2008 г. появилось управление госучета объектов культурного наследия и правового обеспечения, которое возглавил не искусствовед, а начальник юридического сектора.

Замена прошла без комментариев со стороны КГИОП. Действительно, что комментировать. Главное для бюрократического рынка – это не архитектурная и научная фундированность, а техническое удобство распоряжения городской территорией. Кстати, именно после того, как в 2008 г. выяснилась зловещая роль мастерской Славиной, стали говорить о том, что историко-культурные экспертизы вообще нельзя делать за плату, которая стимулирует принятие решения, выгодного инвестору, эту экспертизу оплачивающего. И вот финал «дискуссии»: в КГИОПе ликвидировано подразделение научно-исследовательской экспертизы, чтобы у мастерской Славиной не было конкурентов. Недешево может обойтись Петербургу уход Б. Кирикова на пенсию…

Поэтому и история с «Империалом», я уверен, не закончена, и никакие ПЗЗ выполняться не будут в том виде, в каком приняты, потому что в сами ПЗЗ изначально заложена процедура их преодоления исполнительной властью. ПЗЗ лишь создали необходимый потенциальный барьер, взятие которого инвесторами позволит чиновникам реализовывать статусную ренту, и только по этой причине депутату-коммунисту ЗакСа С. Малкову позволили уменьшать число небоскребов. Их возврат окажется делом выгодным.

По идее в процессе подготовки ПЗЗ надо было бы сделать то, что не было сделано в середине 1990-х гг., когда «большая стройка» была еще впереди: публично договориться о принципах внедрения в исторический центр, об отношении к сложившимся ансамблям и градостроительным контекстам, о границах допустимых изменений, о «небесной линии», о сохранении видов акватории Невы и т.д. Сделано это не было. Все с неизбежностью свелось к торгам все на том же бюрократическом рынке.

А ставший главным вопрос о том, сколько и где поставить «локальных доминант», кто этого хочет и кто это получит – это вопрос не архитектурный или градостроительный, а экономический, финансовый. С архитектурной точки он вообще абсурден.     
 

Михаил Золотоносов

___________________________________________________

* С совершенно аналогичным случаем я столкнулся, когда изучал историю построенной Р. Даяновым гостиницы на 8-й линии В.О. Дома, которые реконструировались в гостиницу и были незаконно снесены, КГИОП через год после сноса приказом от 30 мая 2008 г. № 8-133 вдруг назвал «выявленными объектами культурного наследия». Иными словами, дома, которые были противозаконно уничтожены и заменены новоделами, были формально названы старинными памятниками. Соответственно в рекламе фирмы Sokos, владеющей гостиницей, появилось сообщение, что отель «занимает недавно отреставрированное здание, построенное в XIX веке».


 




Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
‡агрузка...