16+

Lentainform

Может ли новое здание арбитражного суда украсить район Исаакиевского собора

25/06/2009

Может ли новое здание арбитражного суда украсить район Исаакиевского собора

Скоро об этом строительстве вновь заговорят все – я имею в виду стройку рядом с Центральным музеем связи им. А. С. Попова, между Почтамтской улицей и улицей Якубовича. Поэтому есть смысл восстановить новейшую архитектурную историю этого места, чтобы показать, посредством каких шагов здесь целенаправленно ухудшалась архитектурная ситуация. Сюда уже сейчас можно водить экскурсии и показывать, как нельзя делать, какие ошибки тут допущены и скоро будут усугублены.


        Исходное состояние

Главное обстоятельство – здесь Объединенная охранная зона, в непосредственной близости Исаакиевский собор. Именно эта местность в последние 7 лет подверглась набегу новейших гуннов – зримые следы остались в виде гостиницы «Ренессанс» (Почтамтская ул., 4) и фактически уничтоженного как памятник архитектуры дома Лобанова-Ростовского, реквизированного управлением делами президента еще в 2002 году. Однако желание внедриться в исторический центр неиссякаемо, хочется ведь испортить каждый квадратный метр. Поэтому все с особенным удовольствием нарушают нормы решения исполкома Ленсовета от 30.12.1988  № 1045 и федерального закона «Об объектах культурного наследия народов РФ», который разделил понятия охранной зоны (ОЗ) и зоны регулирования застройки. Охранная зона – это «территория, в пределах которой… устанавливается особый режим использования земель, ограничивающий хозяйственную деятельность и запрещающий строительство», за исключением мер, направленных «на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды».

Вместо сохранения и регенерации давно идет интенсивное новое строительство, причем с архитектурной стороны допускаются самые грубые ошибки.

В исходном состоянии мы имели два памятника архитектуры работы Д. Кваренги – дворец А. А. Безбородко (Почтамтская ул., 7) и служебный корпус (ул. Якубовича, 6).
Дворец Безбородко (сейчас в нем Музей связи), построенный в середине XVIII века (в 1783 – 1795 гг. перестроен), имеет два этажа, служебный корпус (конец XVIII века) также двухэтажный.

Рядом с дворцом расположен двухэтажный дом, имеющий адрес: Почтамтская ул., 5. Это выявленный объект культурного наследия – дом Почтового ведомства (особняк Шувалова), постройка относится к середине XVIII века, частичная перестройка в 1809 (арх. Л.Руска) и 1859 г. (арх. Н. Гребенка). Под № 281 это здание внесено в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность», утвержденный приказом КГИОПа от 20 февраля 2001 г. № 15; здесь же есть помета, что здание находится в плохом состоянии.

У дома 5 по Почтамтской улице и дома 6 по Якубовича имеются смежные дворы. Все здания, выходящие на красную линию улиц, двухэтажные, двухэтажные или одноэтажные и флигеля во дворах, это реликты строительства XVIII века. Очевидно, что этот уголок Петербурга стоило сохранять в неприкосновенности, коль скоро случайно уцелела столь старинная планировка и застройка.

        Юридическая история: Почтамтская ул., 5

Но приходят прогрессоры, начинается порча. В нашем случае все началось в 1995 году с распоряжения мэра Петербурга от 04.11.1995 № 1172-р «О проектировании и реконструкции жилого дома по адресу: ул. Почтамтская, дом 5». ТОО «Контакт-Естате» предоставлялся в аренду земельный участок с целью реконструкции здания. А поскольку дом был жилым, то предписывалось перевести в нежилой фонд 43% жилых помещений, инвестор должен был расселить 12 семей. В чем заключались проектирование и реконструкция дома 5, сейчас понять трудно, но работы должен был санкционировать ГИОП. Сроки установили такие: проектирование в 1995 – 1996 гг., строительство с января 1996 по июнь 1997 г.

Выполнено распоряжение не было, поэтому появилось распоряжение губернатора СПб от 03.06.1998 № 521-р, которым завершение реконструкции было перенесено на IV квартал 1998 г.  Но и это не состоялось.

Следующий этап начался с распоряжения губернатора от 15 февраля 2001 г. № 191-р «О завершении реконструкции…». Здесь уже в качестве инвестора фигурировало ООО «Астроком» и речь шла о проектировании и реконструкции здания под офисно-гостиничный комплекс. На окончание реконструкции давалось примерно 2 года – к апрелю 2003 г. Именно после этого здание попало в приказ КГИОПа от 20 февраля 2001 г. и стало вновь выявленным объектом культурного наследия, что означает необходимость его сохранения.

Но, видимо, по-прежнему не делалось ничего, и было выпущено распоряжение Администрации СПб от 06.12.2002 № 2520-ра, которым реконструкция планировалась в январе 2003 – июле 2004 г.

Наконец, уже за подписью В. Матвиенко вышло постановление правительства СПб от 29 сентября 2004 г. № 1631 «О завершении реконструкции…». Инвесторами были названы «Астроком» и «Галакси», «Астроком» оштрафовали за несоблюдение сроков, новый срок – август 2006 г.

Предполагаю, что именно с приходом «Галакси» архитектурные планы становятся более масштабными. В первую очередь это коснулось строительства гигантского дворового флигеля – при том что по закону «Об объектах культурного наследия народов РФ» разрешены только меры, направленные «на сохранение и регенерацию».

Естественно, срок «август 2006 г.» также соблюден не был, что завершилось подписанием очередного постановления правительства (от 17 июля 2007 г. № 855), которым срок завершения строительных работ смещался на сентябрь 2009 г., а одновременно «взамен части денежных средств, подлежащих перечислению в бюджет Санкт-Петербурга на развитие городской инфраструктуры» предписывалось «осуществить за счет собственных средств… строительство административного здания Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа… по адресу: Адмиралтейский район, ул. Якубовича, д. 6, литеры Б, В… для дальнейшей передачи в собственность Санкт-Петербурга».

        Юридическая история: Почтамтская ул., 3

Теперь уже понятно, что возникновение в планах «Галакси» дворового флигеля, который существенно превышает по высоте основное здание, было не единственным шагом, свидетельствовавшим о том, что аппетит только разыгрывается и доставшийся по наследству из 1990-х участок дома 5 – лишь плацдарм для более обширного завоевания. Эта экспансия нашла подтверждение в постановлении правительства СПб от 18 апреля 2006 г. № 433.

Этим документом был предоставлен участок площадью 1960 кв. м, причем КГА и КГИОПу предписывалось «в месячный срок… выдать Инвестору разрешительную документацию на проектирование объекта».

Это любопытный нюанс: независимо ни от каких обстоятельств, связанных с охраной памятников и окружающей их исторической среды, разрешение следовало выдать. Фактически правительство СПб приказало двум своим комитетам нарушить федеральный закон. Что и было быстро сделано.

Постановлением № 433 были установлены сроки: проект предписали завершить к 18 января 2007 г., реконструкцию объекта провести в январе 2007 – октябре 2008 г.
Аппетит приходит во время еды. Поэтому 13 мая 2008 года было принято еще и постановление правительства СПб № 549, которым отменили оговорку о том, что реконструкция должна осуществляться «в существующих габаритах». Фактически инвестор получил право, например, увеличивать высоту здания и площадь застройки в границах предоставленного участка.

В печати сообщалось, что постановление от 13 мая 2008 года было принято «после заключения КГИОП о том, что интересующие инвестора здания на Почтамтской не являются памятниками архитектуры». Такого документа нет в природе, дом 5 по-прежнему является вновь выявленным объектом, а дом 3 под охраной не состоял и не состоит.

Однако тут же в печати появилось разъяснение гендиректора ООО «Галакси» А. Шахназарова: «В нашем проекте предполагается частичный демонтаж. Прежде всего, мы разберем внутренние конструкции зданий, а также, возможно, разберем часть внешних стен». Речь идет не об одном здании – доме 3 по Почтамтской ул., а о зданиях. Это весьма симптоматично для экспансии.

        Юридическая история: ул. Якубовича, 6

Итак, в качестве обременения ООО «Галакси» обязали построить огромный дворовый флигель для Арбитражного суда во дворе двухэтажного дома 6 по улице Якубовича.

С архитектурной точки зрения такое обременение является абсолютно вынужденной мерой после того, как ООО «Галакси» пробили разрешение на строительство шестиэтажного дворового флигеля дома 5 по Почтамтской ул. Потому что теперь надо каким-то образом прикрыть это уродство – я имею в виду монолитный бетонный дом, возведенный тут под видом дворового флигеля. Дом торчит со всех сторон над низкой застройкой, отлично виден и от Манежа со стороны Конногвардейского бульвара и Почтамтской ул., возвышаясь над низким двухэтажным домом 6 по ул. Якубовича.

В печати излагали такую версию: в охранной зоне запрещено новое строительство, но для Арбитражного суда сделали исключение, причем таким вот хитрым способом: разрешив строить отель и обязав построить суд. На самом деле в такой версии все развернуто в обратной последовательности. Сначала был отель, а уж потом его заставили прикрыть судом.

        Все архитектурные обстоятельства

Итак, сейчас мы уже имеем каким-то образом реконструируемые дома 5 и 3 по Почтамтской улице. Дом 5 должен быть сохранен, дом 3 может быть снесен полностью. Что появится на его месте и какой высоты, точно не известно.

Дом 5, по заверениям сотрудника КГИОП А. Сокольцова, будет сохранен. Впрочем, на появившихся картинках дом имеет тошнотворно гламурный вид «домика-пряника» со скатом крыши под углом чуть ли не 50 градусов. Понятно, что это никакая не реконструкция, а глумление архитектурными средствами.

Позади этого двухэтажного строения растет 6-этажный дом из монолитного бетона. Это то самое новое строительство, которое запрещено федеральным законом. Высота здания будет 28 метров, сейчас уже есть бетонный каркас высотой 20 метров и в пять этажей. Проект подготовлен малоизвестной итальянской архитектурной студией «PiuArch», директор студии и автор проекта Франческо Фреса. Сторона 6-этажного флигеля отеля, обращенная к ул. Якубовича, будет иметь сплошное остекление, стилистически контрастирующее со всем окружением.
Закрывать это сооружение от глаз общественности призвано здание суда, которое спроектировал архитектор Михаил Соснило (ЗАО «Альменда»). В печати бурно обсуждали два заседания Градостроительного совета, которые были посвящены этому проекту. Первое состоялось 5 сентября 2008 г., второе – 27 октября 2008 г. Проект Михаила Соснило дважды отвергли.

Когда я спросил у Соснило, принят ли его проект, он мне сказал, что принят, а вот указать дату заседания Градостроительного совета не смог – забыл. Тогда я позвонил секретарю Градостроительного совета, и она объяснила, что после двух скандальных заседаний тогдашний главный архитектор Александр Викторов просто взял и тихонько согласовал проект Соснило. Так что никто и не узнал об этом. Ведь решения Градсовета все равно имеют необязательный характер. Получилось забавно: дважды громко объявляли о принципиальности Градсовета, вдруг вставшего на защиту Петербурга, а потом главный архитектор согласовал проект без оповещения.

Как же он выглядит, ваш новый дом? – спросил я архитектора. Михаил Соснило объяснил: теперь это просто 7-этажный параллелепипед, поставленный параллельно дому 6 и по ширине ему равный. Архитектура абсолютно нейтральная, фоновая, ритм членения фасада соответствует тому, который имеет здание Кваренги (дом 6, выходящий на красную линию). Поскольку во дворе позади дома 6 к нему примыкают два флигеля, новое здание почти впритык поставлено возле этих флигелей.

В итоге оно прикроет эту ужасную гостиницу? – спросил я. Да, почти, ответил Соснило.

По коньку новое здание суда будет иметь высоту 25 м. То есть на 3 метра ниже итальянского бетонного уродца высотой 28 метров, на крыше (или на верхнем этаже) которого устроят ресторан с видом на Исаакиевский собор (площадь 1050 кв. м). Понятно, что у ресторана должен быть обзор и в сторону собора, и в сторону Манежа, поэтому целиком прикрывать творение Францеско Фресы нельзя.

Напомню, что дом 6 по улице Якубовича имеет высоту 8,2 м по карнизу и 10,6 по коньку, а позади него будет стоять стенка с оконными проемами высотой 23 метра, функция которой – маскировать еще большее остекленное творение от итальянских мастеров. Фреса наворотил, Соснило архитектурно камуфлирует. Кстати, знакомство с работами Фресы (www.piuarch.it/) показывает, что это, скорее, не архитектура, а гламурный дизайн, да и Михаил Соснило окончил не Репинский институт, а Мухинское училище. Но уже корректирует Кваренги. Таким образом Петербург развивает архитектуру XXI века.

В сухом остатке мы будем иметь две торчащие над двухэтажными домами XVIII в. примитивные новостройки. Это не самая страшная в нынешнем Петербурге, но совершенно очевидная и принципиальная архитектурная ошибка. Потому что речь идет о флигелях, которые по определению есть вспомогательные пристройки к жилому дому, которые функционально и композиционно подчинены главному сооружению. Теперь же второстепенное оказывается доминантой и композиционным центром – и все в целом опрокидывается.

На самом деле здесь нельзя было вообще строить дворовые флигели выше 2 этажей (в соответствии с федеральным законом). Не повезло Почтамтской: сначала «Ренессанс» с пузырем на крыше, теперь еще и это.

На мой вопрос о том, не вознесется ли бетонное здание во дворе дома 5 выше 28 метров, представитель PR-службы инвестора заверила меня, что ни в коем случае. Что жуткий пример «Ренессанса» (Почтамтская ул., 4) у них перед глазами и все такое прочее.

Поживем – увидим. Во всяком случае, на сайте итальянской мастерской (www.piuarch.it/#/projects/c1) указано, что здание с нетронутым историческим фасадом (кстати: на сайте итальянца указано, что нетронутым останется только фасад дома 5 по Почтамтской ул., а про здание не сказано ничего) будет иметь не 6, а 7 этажей («on seven floors»). И тут же обещано, что «здание предлагает прекрасные виды купола собора Св. Исаакия, башни Адмиралтейства и знаменитого музея Эрмитаж». Можно прикинуть, какой высоты дожна быть башня Франческо Фресы, чтобы с ее верхнего этажа был виден Эрмитаж… Но тогда и из Эрмитажа будет видно это чудо света.

Кстати, обнаружилось, что «Галакси» входит в инвестиционно-строительный холдинг «Megapolis Property Management». Из Москвы. Деньги большие, архитектор из Милана… Понятно, как мало им всем дела до девственности петербургского квартала, уцелевшего как градостроительная композиция с XVIII века.

Между прочим, эта манера оставлять низкоэтажную декорацию на красной линии (часто в виде новодела) и ставить за спиной у нее то, что ее архитектурно подавляет и полностью уничтожает, – эта манера чрезвычайно распространилась в Петербурге. Лучше бы уж сносить эти двухэтажные дома вообще. Честнее бы было.

        Закуска

Наконец, на закуску мы уже имеем трещины по всему фасаду дома 7 по Почтамтской ул. Это Музей связи, памятник архитектуры, недавно за большие деньги отреставрированный. Я спросил у сотрудника КГИОП Андрея Сокольцова, отвечающего за эту территорию, почему там трещины? Трещины в штукатурке из-за подвижек в грунте, ответил сотрудник КГИОП.

Ну, это мне и так понятно, говорю я, а почему грунт-то задвигался? Из-за стройки? – Какой стройки? – отвечает вопросом на вопрос сотрудник КГИОП Сокольцов, отвечающий за памятники на Почтамтской улице.

Я объясняю, какая стройка, говорю, что выкопали котлован под подземный паркинг, вот грунт и зашевелился во всем этом квартале. Тогда Сокольцов говорит, что про стройку он подробностей не знает, о причинах подвижек грунта – тоже, знает только, что дом 5 – это выявленный памятник и будет сохранен. А связывать строительство во дворе дома 5 с трещинами по всему фасаду дома 7 – это слишком смело. Такую смелость могут позволить себе только журналисты, но никак не сугубо научные сотрудники КГИОП.

Ну хорошо, говорю я, это понятно, но на фасаде Музея связи, который тоже памятник, притом федерального значения, уже прикреплены маячки. Вам о них известно? Какие маячки? – удивляется Сокольцов. Потом все же признает, что ООО «Галакси» ведет наблюдение за домом 7 (Музеем связи), результаты наблюдений будут переданы в некую фирму, которая все проанализирует и отдаст результаты в КГИОП, а там уже будут думать о причинах, сопоставлять… Но это потом, когда стройка закончится.

Я сразу вспомнил свой любимый анекдот про двух медсестер, которые ставят клизму: одна знает куда, а другая – как.

Кстати, в самом Музее связи мне что-либо прокомментировать по трещинам тоже отказались: велено делать вид, что ничего не произошло.     
 

Михаил Золотоносов