16+

Lentainform

Спецслужбы прослушивают в Петербурге 700 номеров одновременно

02/11/2009

Спецслужбы прослушивают в Петербурге 700 номеров одновременно

Уже через несколько месяцев - к весне 2010 года – может измениться система прослушивания телефонных переговоров силовыми ведомствами. Право на это останется только у ФСБ. Есть несколько версий, зачем это делается и кому это выгодно.


   Технически прослушивание телефонных переговоров спецслужбами устроено просто – все возможности имеются, не надо никуда тянуть никаких проводков, нужно только знать номер, который интересен силовикам, и начать записывать разговоры. Поэтому вопрос только в том, сколько номеров одновременно силовые ведомства имеют возможность слушать, и кто решает, кого слушать сегодня, а кого – не слушать никогда.

Сейчас эта система достаточно децентрализована. Право на прослушивание телефонов по закону имеют семь ведомств — МВД, ФСБ, ФСО, СВР, Таможенная служба, Служба исполнения наказаний и Служба наркоконтроля. В каждом есть специальное управление, которое осуществляет прослушивание физически – там сидят сотрудники (обычно девушки в званиях прапорщиков и старших прапорщиков), которые и начинают слушать, что говорят по тому или иному телефонному номеру в случае поступления приказа.

Каждое из семи ведомств имеет лимит так называемых точек – то есть возможностей для прослушивания телефонных переговоров. По наших прикидкам, в Петербурге сейчас управление ФСБ имеет примерно 250 точек, ГУВД – 200, Госнаркоконтроль -70, Таможня и Служба исполнения наказаний – по 30. Сколько точек есть у Внешней разведки и ФСО – эксперты отказываются называть даже примерно.

Таким образом, суммарно в Петербурге могут одновременно прослушиваться порядка 700 телефонных номеров.

Чтобы поставить телефон на прослушку, оперативный сотрудник любого из семи ведомств должен заполнить бланк-задание, объяснив в нем, зачем нужно слушать такого-то гражданина, утвердить документ у начальства, а потом отправить его на согласование в суд. После подписи судьи мероприятие ПТП – прослушивание телефонных переговоров – становится законным.

После этого на точке и начинают работать девушки-прапорщики. Часто запись идет в автоматическом режиме (оперативнику потом присылают краткий обзор разговоров или полные распечатки). В важных случаях слушают  вживую и в режиме реального времени.

Теперь систему собираются изменить, забрав у ряда силовых ведомств точки – т.е. техническую возможность осуществлять прослушивание. И отдать все в ФСБ, которая в этом случае, с одной стороны, будет знать, кто и кого слушает, а с другой - решать, есть у нее желание и возможность помочь коллегам из других ведомств с прослушкой или нет.

Есть несколько версий, зачем задумана эта прослушечная реформа

Версия 1. Борьба с коррупцией. Известно, что прослушивание телефона можно купить – найдя выход на какого-нибудь не очень честного милиционера, борца с наркотиками или еще какого силовика. Стоит это достаточно дорого (порядка 20 тысяч долларов за месяц прослушки одного номера), но, тем не менее, возможно – тогда интересующего человека послушают в рамках чуждого ему уголовного дела, а распечатки его разговоров отдадут заказчику. И вот в рамках борьбы с этими и другими нарушениями высшие чины в Кремле и решили, что надо передать прослушку в руки наиболее честных силовиков – то есть в ФСБ, а нечестных силовиков такой возможности лишить.

Версия 2. Идет процесс создания новой структуры – условно называемой «ФСБ плюс», в которую передадут все технические возможности разных ведомств. В итоге ФСБ вместе с «ФСБ плюсом» получит реальный контроль над всеми прочими спецслужбами.

Версия 3. Это попытка вывести из борьбы с коррупцией некоторых важных с точки зрения строительства государственной вертикали людей. Так было в СССР, где только КГБ имел право заниматься прегрешениями советских и партийных работников. В нашем случае аналогичное решение может быть принято, например, относительно членов «Единой России».

Впрочем, специалисты ожидают, что с задачей - организовать прослушивание телефонных переговоров для всех ведомств – ФСБ не справится. Потому что для этого необходимо решить массу организационных проблем – техника, штаты, система взаимосвязи и т.д. Поэтому слушать ФСБ будет только тех, кто ей интересен. А милиционеры или исполнители наказаний окажутся лишены прослушивающих возможностей. С одной стороны, гражданам должно быть приятно, если возможностей их слушать станет меньше. С другой – и вероятность раскрытия преступлений снизится.        

Е. И.