16+

Lentainform

«В Америке я не остался по глупости»

19/11/2009

АНДРЕЙ АСТВАЦАТУРОВ

В последнее время «в телевизоре» часто рассуждают о возвращении утекших за границу «мозгов» обратно в Россию. Когда я слышу эти бравурные речи, невольно вспоминаю начало 90-х, когда занимался только тем, что все время кого-то провожал в аэропорту или выпивал по случаю отъезда какого-нибудь знакомого - математика, физика, программиста. Люди моей специальности и вовсе валили из страны валом – молодые филологи успевали лишь получить образование и буквально сбегали за границу, спасаясь от Родины, как от стихийного бедствия… И я знаю точно: никто из них не вернется.


     

     В советское время ученые уезжали из страны по идейным причинам – несогласие с правящим режимом или желание исследовать область, которой в СССР не уделяли внимания. В 90-е же уезжали банально из-за денег – здесь у ученых зарплаты считай что не было.  Я на свою филфаковскую зарплату мог кошку покормить и заплатить за квартиру и проезд – все. Жил я на «халтуры» – например, газетами торговал на улице. Денег это приносило несравненно больше, чем научная деятельность.

Тогда многие подались в коммерцию. Один мой знакомый до перестройки был оптиком и всю жизнь конструировал важный, как ему тогда казалось, прибор – в 90-е он пошел торговать кедами. Другой был инженером-конструктором, сейчас продает медицинское оборудование. Третий был отличным советским картографом, а теперь занимается недвижимостью. Признаться, у него это плохо получается – картография выходила лучше… Это те, кто смог приспособиться к новым условиям здесь, причем заплатив дорогую цену, отказавшись от любимого дела. Те же, кто хотел продолжать научные изыскания – все в панике сбежали. Своих студентов я сам отправлял за границу, понимая, что там для них больше перспектив. Это были десятки людей – и ни один из них, поработав на Западе, не стремился вернуться в Россию.

Как им там живется? Поначалу несладко. Получив временную работу, важно себя хорошо зарекомендовать – и не всегда как ученый или преподаватель. Я помню случаи, когда отличных преподавателей увольняли, потому что они не раскланивались с нужными людьми. Но, как правило, уехавшие ведут себя правильно и вскоре получают постоянное место, зарплату 70 – 90 тысяч долларов в год и социальные гарантии. И никакими обещаниями их тогда уже не выманить обратно – и не только потому, что любая западная стипендия в 10 раз больше, чем зарплата ученого здесь. Дело в том, что «заграница» – это мир, где все стабильно уже лет триста. Это мир, который живет по правилам: он веками работает, как часы. И если ты получаешь там постоянное место, то социально защищен до конца своих дней. А нашу страну все время лихорадит – меняются режимы, президенты, приоритеты… Что будет завтра? Кто может ответить на этот вопрос? Для писателя это, конечно, любопытная ситуация, но жить здесь трудно. Россия для тех, кто уехал на Запад, это все равно что «горячая точка», как для нас Чечня.

Поэтому государство может, грубо говоря, отдохнуть от мысли вернуть «мозги» в нашу страну – это даже не утопия, это попросту демагогия. Либеральные реформы нанесли чудовищный удар по российской науке: он еще долгие годы будет ощущаться. Разрушить очень легко, а чтобы восстановить российскую науку, я даже не знаю, что нужно сделать. Мало просто поднять ученым зарплату – потому что уже никто не верит, что завтра она не упадет обратно. Мало сформулировать «приоритетные направления» развития науки:  нельзя развивать одно направление, а другим пренебрегать – нужно вкладываться сразу во все. Если в России не будет гуманитарных ученых, математиков здесь тоже не будет, и наоборот – это как сообщающиеся сосуды... Положа руку на сердце, в первую очередь необходимо изменить отношение общества к науке. Пока оно жалостливо-презрительное, талантливые и яркие люди не будут приходить в институты и вузы, а без них «инновационная модель развития» и «технологические прорывы» невозможны. Но как сделать это отношение другим – ума не приложу: мне кажется, российская действительность сведет на нет любые попытки это сделать.

Конечно, есть еще такие странные персонажи, как я. Я полгода работал в Америке, но не остался там. Почему? Ну, сейчас мне кажется, что по глупости – я был слишком легкомысленным человеком и слишком спокойно относился к деньгам. Если честно, мне было просто плевать на них. В Америке я даже не понимал, куда мне тратить свою зарплату: квартиру для меня снимал колледж, телевизор в ней был, книги оплачивала кафедра, комплект рубашек и свитеров мне подарили. Ну, купил я себе один раз джинсы. А может быть, это инфантильность: чтобы остаться в Америке, надо было куда-то ходить и чего-то добиваться, а я этого просто не умею. Кроме того, мне не понравился тамошний образ жизни – там нет свободы, она только анонсируется. На Западе, если ты сделаешь что-то не так, тебя больше никуда не возьмут. Мои друзья годами искали себе работу и сидели на стипендиях с семьями. Они завидуют мне: «Ты, Аствацатуров, – говорят они мне, – можешь честно написать про какого-нибудь профессора, что он уже в маразме и его статья не имеет научной ценности, а мы этого сделать не можем – потому что потом его друзья и коллеги пришлют на нас отрицательные отзывы и мы не получим хорошего места». Я здесь свободный человек и могу себе это позволить, хотя и вынужден работать в двух местах одновременно. А там я буду обеспечен, но зависим и на протяжении десяти лет буду кому-то лизать пятки. Тут уж каждый выбирает, что ему важнее. Для меня важнее свобода, но можно ли требовать такого выбора от всех?

Конечно, мои уехавшие знакомые скучают. Иногда они даже приезжают на месяц-два в Россию с выездными лекциями – попить водки со старыми друзьями. Или пересидеть какой-то срыв в западной карьере. Они очень старательны, очень пунктуальны здесь, они на хорошем счету, но через какое-то время они снова возвращаются на Запад. Мыслями они уже навсегда там.    

______________________________________________
  Далее: 

«Почему современные студенты «косят» и «забивают»
«Безумных тиражей больше не будет»