16+

Новости партнёров

Lentainform

Олег Васильев: «Я тренировал психически больного человека!»

03/12/2009

Говорят, что все фигуристы выглядят моложе своих лет. Глядя на олимпийского чемпиона Олега Васильева, с этим сложно не согласиться. В минувшие выходные этому всегда элегантному и стильно одетому мужчине исполнилось 50 лет. Пышных торжеств по случаю круглой даты тренер устраивать не стал. Свой юбилей он отметил на льду – во время показательных выступлений своей пары Марии Мухортовой и Максима Транькова на очередном этапе Гран-при в Канаде.


          Шляхов не мог контролировать себя

- Ну что, Олег Кимович, итоги жизни подводите, как это принято накануне полтинника?

- Для меня это никакой не этап жизни. Мы, спортсмены и тренеры, живем не юбилеями, а Олимпиадами. Вот у меня очередной цикл жизни закончится в феврале в Ванкувере. А сейчас просто очередная проходящая дата. Я ничего не устраивал в Канаде. Соберу небольшой стол лишь через месяц – во время чемпионата России по фигурному катанию, который пройдет в Петербурге.

- Вы довольны своей жизнью?

- Да. Жизнь у меня непредсказуемая и интересная. Я многое попробовал. Сразу после окончания профессиональной карьеры занимался бизнесом. Мы с друзьями продавали все – от бананов до БМВ и «Мерседесов». И должен вам признаться, мы неплохо зарабатывали. Но никакого удовольствия от этого я не получал. Деньги – это важно. Но мне не хватало адреналина.

- Одним из первых ваших учеников был Олег Шляхов. В России он известен как человек, который пробил коньком голову Елене Бережной. Как вас угораздило с ним связаться?

- Мне предложила поработать с ним и его партнершей Еленой Сирохватовой латвийская федерация. Речь шла всего о нескольких месяцах. Прежде чем согласиться, я долго советовался. Мне все дружно говорили: «Если хочешь сломать себе жизнь, соглашайся». Я их слушал, но в итоге решил попробовать. Был уверен, что если справлюсь со Шляховым, то потом к любому ученику найду подход.

- Он был настолько неуравновешенный?

- Олег был больным человеком. Состоял на учете в психоневрологическом диспансере в Риге. Ему необходимо было постоянно принимать медикаменты. В обычной жизни никакой угрозы обществу он не представлял. Но на фоне высоких спортивных нагрузок, тренировок он переставал контролировать себя. Мог ударить партнершу, кого-нибудь еще. А уже через пять минут забыть об этом. Мне было важно не допустить этого момента, вовремя дать отдохнуть. Могу сказать, что за время нашей работы он не пропустил ни одной тренировки и никакого вреда никому не нанес. Но один сюрприз все-таки выдал.

- Ударил кого-то?

- Нет. Просто на чемпионате мира за час до проката произвольной программы подошел ко мне и сказал, что на лед не выйдет. В его словах было столько уверенности, что я понял, что это не блеф. Но и с этим мы справились. Все закончилось хорошо. Латвийская федерация просила поработать еще, да и сам Олег был доволен результатом. Но я решил, что пора приступать к нормальной работе, а с шоковой терапией нужно заканчивать.

- Как дальше сложилась судьба Олега?

- Он как-то устроился в жизни. Знаю, что занимался каким-то легальным бизнесом в Риге, продавал сотовые телефоны. По крайней мере, не пропал без вести, не стал бомжом.

           «По поводу Плющенко у меня особое мнение»

- Ваше первое олимпийское золото в качестве тренера было завоевано Татьяной Тотьмяниной и Максимом Марининым. Не обидно, что эта медаль не работает сейчас. Таня с Максимом далеко не так раскручены, как, скажем, Мария Петрова и Алексей Тихонов.

- Понимаете, Таня с Максом – спортсмены с большой буквы. Не шоумены. Они умели работать до седьмого пота – так требует олимпийское золото. Они шли к этой цели и добились ее. А Леша Тихонов, который успел поработать и в шоу, и в театрах, занимался популяризацией своей пары. Может быть, им стоило вернуться в спорт, как это сделал Плющенко.

- Общаетесь ли вы с ребятами сейчас?

- Не очень часто. Они оба переехали в Москву. Максим счастлив оттого, что стал отцом. Он выступает в «Ледниковом периоде», и это его основной доход. Что будет дальше – не знаю. Мне кажется, что из него получился бы неплохой тренер.

- А Татьяна?

- Она очень сильно изменилась. Я даже могу сказать, что это совершенно другой человек. Она в феврале потеряла маму, которая была для нее всем в этой жизни. Это было не просто тяжелый, а безмерно тяжелый удар. Она наконец-то определилась с мужчиной, с которым хочет идти по жизни. Перешла из разряда спортсменок в разряд матерей - 20-го ноября у Татьяны и Алексея Ягудина родилась дочка.

- Что вы думаете о возвращении Плющенко?

- Не хотел бы много говорить о Жене. У меня особое мнение об этом человеке и не всегда оно положительное. Хотя в Москве на Кубке России он удивил – после года разговоров о возвращении он не просто вернулся, а вернулся очень убедительно. Но могу сказать, что раз он снова на льду, значит, не нашел себя в реальной жизни.

- Правда, что вы никогда не подписываете контракта со спортсменами?

- Да. Не вижу в этом смысла. Если спортсмен захочет уйти, он это сделает. Разбираться из-за неустойки… Ну сколько она может быть – тысячу или две долларов. Да я больше на суды потрачу. Лучше я эти деньги заработаю в это же время. Хотя с моими нынешними учениками Марией Мухортовой и Максимом Траньковым мы заключали соглашение. Они мне достались в психологически сложное время. Нужно было как-то приучить вовремя приходить на тренировку, не ругаться. Сначала я ввел наказание нагрузками: опоздал на минуту - десять отжиманий, например. Потом ввел штрафы. Они стали понимать, что, может быть, стоит побыстрее зашнуровать коньки и не придется выкладывать какую-то сумму денег. Сейчас необходимость в этом отпала, и мы забыли про контракт.

           Соседям нужны не деньги, а суд

 - Вы несколько месяцев строили себе квартиру. Закончили?

 - Да. Вы правильно сказали – строил. Я убирал все ненесущие перегородки и создавал совершенно новое пространство. В целом доволен тем, что получилось. В квартире очень хорошая аура. Я специально узнавал, кто ей владел раньше. И это были люди очень позитивные. Правда, моя история с ремонтом не до конца закончилась. Теперь я сужусь с соседями снизу. Во время строительных работ у них на потолке образовались трещины. Они пришли, предъявили претензии. Я признал свою вину. Сказал: как только закончим – либо сделаю вам ремонт, либо выплачу деньги. Ремонт им был не нужен – это коммуналка. Договорились по деньгам. Я уехал на чемпионат Европы. Приезжаю, а мне повестка в суд. Они решили добиваться компенсации таким путем. Причем требуют 976 тысяч рублей (!) ущерба. За эти деньги там можно всю квартиру переделать. Я нанял квалифицированных юристов, и они занимаются этим делом. Свои обещания всегда выполняю, и, если бы все было мирно, соседи уже давно получили бы свои деньги, а теперь ждут уже не первый год.

- Вы один живете?

- Сейчас с дочкой. В августе у Кати с ее мамой и моей бывшей женой Валентиной случился конфликт - типичный для двух женщин – молодой мамы и взрослеющей дочки. И Катя переехала ко мне. Так я из воскресного папы превратился в настоящего. Утром вожу ее в школу, вечером делаем уроки. Мне это доставляет огромное удовольствие. Валентина пытается процесс как-то контролировать, помогает чем может. Но у нее уже новая семья, двое других детей. С переездом Кати ко мне они обе, как мне кажется, почувствовали себя более комфортно, и, надеюсь, что их взаимоотношения в скором времени наладятся.

- Обе ваши бывшие жены замужем. А у вас будет семья снова?

- Думаю, что да. Одному хоть и удобно и комфортно, но это не совсем естественно. Сейчас могу сказать, что мое сердце не совсем свободно. Но об этом в следующем интервью - к моему 60-летию (улыбается)

Елена ЯЗЕВА. Фото kommersant.ru



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве