16+

Новости партнёров

Lentainform

Пять способов взаимоотношений российской власти и культуры

05/02/2010

Пять способов взаимоотношений российской власти и культуры

Осенью 2009-го пермские власти объявили о намерении сделать свой город культурной столицей России. Питерские ответили, что место давно занято. Но теперь о прошлых обидах забыли. Про культуру, столичность и политику мы решили поговорить с идеологом Маратом ГЕЛЬМАНОМ - галеристом и политтехнологом, а ныне еще и директором Пермского музея современного искусства (PRMM).


      -Конфликт между Петербургом и Пермью за право называться культурной столицей России исчерпан?
– Конфликта как такового не было. Перми надо было доказывать право на равное партнерство – мы доказали. Отстаиваем право на столичную по качеству и насыщенности культурную жизнь вне Москвы и Питера, а вовсе не статус главного культурного города.
- Так ли уж важно, есть ли в стране культурная столица?
– Это привлекательная ниша. Для города важно, чтоб были основания его так называть. Люди перестанут из города уезжать. Для России важно, чтоб хотя бы в 10 – 20 городах были масштабные культурные проекты – тогда будет единое пространство – страна. Иначе сожмемся до Москвы.
- Что дает такая столица любому жителю, удаленному от нее хотя бы на 200 – 300 км?
– Главное, что мы предлагаем пермякам, – доступ к мировому
культурному наследию. Не надо лететь в Цюрих, чтобы посмотреть
швейцарский балет, во Франкфурт – познакомиться с творчеством Нам-Джун Пайка (классик видеоарта. – В. Ш.). Немногие могут себе это позволить. Теперь в Перми любой нищий студент с точки зрения культурного потребления равен олигарху. Сейчас, например, в PRMM выставлены проекты, которые были только в Венеции. Ни в Москве, ни в Питере.
- Нет ли в формуле Пермь – русский Бильбао мечтательной метафоры?
– У нас все по-другому. Пермская культурная революция гораздо больше ориентирована на самих пермяков, а не на туристов, чем проект в Бильбао. Это такой костыль, помогающий сделать первый шаг к пониманию происходящих процессов.
- Но российская провинция не станет европейской провинцией, сколько музеев и театров в ней ни открой. Хотя бы из-за климата и расстояний.
– Тут я бы поспорил. Я отдыхаю на Гоа, там климат идеальный – но никакой культурной жизни, кроме рэйвов на пляже. Климат ни при чем. А расстояния – означают лишь то, что плата за нормальную культурную жизнь будет выше. Собственно, если наши города не будут жить интересной культурной жизнью – мы страну потеряем. Задача не банальная, но мы понимаем, как ее решать.
- Насколько успех проекта Пермь-Бильбао зависит от благосклонности сенатора Гордеева, губернатора Чиркунова, активности арт-менеджеров Гельмана и Мильграма?
– Сейчас меньше, чем год назад. Через два года, уверен, нас начнут теснить новые строители культурной столицы. Конечно, надеюсь, что наша роль останется в истории. Но в качестве застрельщиков, а не гарантов.
- Есть ли принципиальное отличие, где создавать русский Бильбао – в Перми, Пскове, Воронеже и т.д.?
– Этот вопрос требует долгого разъяснения про Пермь. Можно посвятить этому отдельный материал. Короткий ответ – да. Разница всегда есть. Это же не «Макдональдс».
- Как вы относитесь к раздаче музейных коллекций церкви?
– Если делать это так, как сейчас, очень плохо. Мы все видели в Европе действующие храмы с шедеврами искусства внутри. Но там, кроме церковной, есть музейная администрация и соблюдены все нормы музейного хранения. Если у нас несколько храмов приведут к нормам музея – можно, наверно, осторожно что-то передать.
- Как складываются отношения российской власти и культуры?
– Можно говорить о пяти моделях. Лужковская – власть выступает в роли просвещенного мецената, а-ля Медичи. Приближает фаворитов. Дарит музеи.  Худший вариант. Но в эпоху Возрождения работал, так как вокруг было невежественное нищее население, а правители были действительно просвещенными.
Сурковская (или питерская) – власть предлагает искусству поддержку взамен на лояльность.  Не вмешиваясь в сам процесс, не оценивая. Главное, не выступайте на митингах оппозиции. Неплохой вариант.
Провинциальная модель – власть считает искусством только то, что похоже на картинки в «Родной речи». Относится к живому современному искусству – как к политической оппозиции.
Советская – власть пытается дать госзаказ на патриотизм, на духовку, на положительный образ человека в погонах и т.д.
Пермская – власть относится к искусству как к поставщику особого вида событий и услуг – населению, бизнесу, территории в целом. Как к ресурсу модернизации общества. Как к способу улучшения качества жизни населения
- Насколько сейчас политика влияет на культуру?
– Думаю, мало. Грамотно не умеют, а попытки пропагандистского заказа ни к чему не привели.            

Вадим ШУВАЛОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве