16+

Lentainform

Первоапрельские тезисы

30/03/2010

ВИКТОР ТОПОРОВ

Отечественная словесность находится по весне на небывалом подъеме. Повсюду, куда ни плюнь, тут же пробиваются неробкие ростки, занимаются знакомые зеленя, восходят неродимые озимые и физиологически гей-активные яровые, - одним словом, расцветают махровым цветом людские лютики, один другого лютее. Одни орошают, другие окучивают, третьи вывозят на общий гектар ЖЖ зимний запас удобрений – и никаких тебе химикалий!


           Теплятся, кстати,  и тепличные, хитро понтуют гидропонные, а с одесского Привоза (из большой и Малой Одессы) на литературную навалочную, героически минуя сортировочную, регулярно поступает привозное и навозное. На литературном рынке Гиви торгует киви, Абрам – хурмой, Маша, Даша и Наташа – собой – и всё с дисконтом: борьба с весенним авитаминозом достигла интернациональных высот.

Много книжных новинок. «Безмозглая голова. Чем она думает?» – международный бестселлер от издательства «Амфора». Матерные стихи русской немки Лины Лом (с моим предисловием) – лишь чуть припоздавший к 8 марта подарок от «Лимбус Пресс». «Чертово колесо» Михаила Гиголашвили (сама фамилия – как звон капели) – от «Астрели». «Ab ovo.Тайные записки сексолога» Льва Щеглова в «Вита Нове». «Исповедь сына века» Дмитрия Быкова в ЖЗЛ (серия «Биография продолжается»). «Херсонник» и «Одесский Херсоньеро» – два далеко не последних поэтических сборника от издательства «НЛО». «Это я, Эдичка!» – в «Литературных памятниках». «Как я и как меня…» Игоря Яркевича при участии Александра Подрабинека с цветными фотографиями Ксении Собчак («Издательство Ивана Лимбаха»). «Выбранные места из перепиха с друзьями» (без указания автора, «Арго-риск»). Научная монография «ПМС» («Поэт Мария Степанова») Ефима Лямпорта («Симпозиум»). «Ы» буква слов не начинает» -  сенсационный комикс Виктора Пелевина и Михаила Шемякина о бурной гусарской молодости Льва Толстого («ЭКСМО»). «Всё об Иисусе Христе» Михаила Веллера («Роман-газета»). «Роман Сенчин» Александра Карасева и «Александр Карасев» Романа Сенчина (Библиотека литературной премии «Дебют»). «Архипелаг ГУЛАГ» – книжка-раскраска («Детгиз»). Полное собрание стихотворений Владимира Гандельсмана («Большая библиотека поэта») и Аркадия Драгомощенко (издательство «Время»). «Как растопить литературный айсберг?» – сборник остро актуальной политической эссеистики Михаила Айзенберга («Колонна», Тверь). «Да будь я и негром преклонных годов» Ильи Штемлера (первая часть дилогии «Я русский бы выучил»; издание за счет автора). Сборник сценариев б.отца Иоанна (Охлобыстина) в «Библиотеке кинодраматурга». Антология «Поэзия заокеанских зомби» (издана Фондом Ельцина). «Александр Пушкин и Владимир Рецептер в повседневной жизни» – юбилейно-мемориальный сборник (издательство СПбГУ). «Борис и Аркадий. Хромая судьба» – сравнительное жизнеописание (Василий Владимирский, издательство «Терра»). Иосиф Бродский, «Стихотворения», перевод с английского Виктора Куллэ и Алексея Пурина (издательство журнала «Звезда»). «Бекки Шарп vs. Татьяна Юмашева: переписка из двух углов» и «Возвращаюсь в газету «Вече» Олега Кашина (калининградское издательство «Янтарный сказ»). «Как вам обустроить Россию» Михаила Ходорковского и «Книга о вкусной и здоровой пище оппозиционера» Сергея Пархоменко (изд-во Corpus).

По-прежнему хороши и журналы, особенно столичные и, пожалуй, питерские. В «Новом мире» звездопад воистину новых критических имен: Гродская, Римон, Сурат, Костырко, Губайловский, Бувайло, Балла… Причем даже Костырко не Сергей (Сергей Костырко заведует в журнале критикой), а Василий, надо полагать, Сергеевич.  Хороши все, но особенно хороша Бувайло. Марина Бувайло. Запомните: ее зовут Мариной Бувайло! Да и Ольга Балла, впрочем, не хуже. В «Знамени» от вездесущего Гандельсмана отпочковался Костельман, а в пику Ольге Балла брошен в бой Георгий Балл. «Записками из-под полы» радует публику бывший министр культуры, а незаконченным сценарием – нынешний неукротимый, как раздухарившаяся мышь,  Шендерович. Свой Шендерович и в «Звезде»; я бы даже сказал, Шендерович коллективный: острые заметки о литературных нравах пушкинской поры принадлежат перу Самуила Лурье, тогда как столь же злободневную статью «Последний романтик эпохи постмодернизма (о творчестве Александра Мелихова)» написал для разнообразия Алексей Семкин. Есть в «Звезде» и своя Бувайло под  ильфо-петровским псевдонимом Рубашкин («Луна гналась за нами, как гэпэушник»). В «Неве» (а еще в «Октябре») слово берет и сам «последний романтик», а в «Дружбе народов» уверенно солирует Ольга Кучкина с повестью (или это роман?) «Косой дождь, или передислокация пигалицы». Всё хорошо и в весенней «Иностранке»: знатно попилили бабло, запродав весь номер зажравшимся австриякам по еще не успевшему рухнуть курсу евро. Крупно, по-весеннему яростно, заспорив вокруг «Москвы» и «Авроры», и там, и тут изгнали из главредов Сергея Сергеева и, соответственно, Николая Коняева. Теперь остается поменять их местами.  

Особенно хороши по весне скандалы – они, как, пожалуй,  ничто другое, оптимистично показывают: температура в среднем по больнице резко идет вверх. Подобно главному герою модного психотриллера «Остров проклятых» в исполнении Леонардо Ди Каприо, пациенты дурдома,  вообразив себя справедливыми санитарами и бесстрашными дознавателями, гоняются друг за дружкой в бронежилетах поверх пижамных брюк с пресловутой ссаной тряпкой в одной руке и с бутафорски-громадным «глоком» в другой. Палят горохом из Франкфурта и стреляют стручками из Питера полоумные утконосы (это самоназвание!). Бойко именуют Прилепина прилипалой, Сорокина – Сарой и только Сашу Соколова – по-прежнему ясным соколом. Поэты меряются – у кого короче – херсонскими. На таможне арестовали Русскую премию и велели вернуть из Хайфы и Копенгагена в Ереван и в Киев. Сам себя съел ресторатор и бывший главный редактор «Книжного обозрения» Александр Гаврилов. Владимир Бондаренко (газета «Завтра») обвинил меня  в пресмыкательстве перед либералами, а Таня и Дуня («Школа злословия») похвалили за воистину невыносимую  принципиальность в разнузданности. На портале Openspace.ru пламенно изобличили господствующую в стране коррупцию и в коллективном письме на имя президента Медведева попросили отпустить на поруки проворовавшегося, порейдерствовавшего и порэкетировавшего владельца портала. Просьба временно удовлетворена под подписку о невыезде. Наконец, Дмитрий Галковский, окончательно разлюбив Англию, как-то не полюбил и Китай, а мой любимый поэт Александр Кушнер зарифмовал слова «Европа» и «гамарджоба».


Данные тезисы набросаны по классическому образцу «Апрельских»: правда в них полемически перемешана с некоторыми преувеличениями и условными допущениями, хотя все-таки правды не в пример больше. Попробуйте, однако, разобраться (желательно, без поллитры, хотя можно и с нею), какова доля шутки  в этой первоапрельской шутке. Самым умным подсказываю: доля истины в тезисах  №№2-4 (№1 – декларация, №5 – резолюция) колеблется между 80% и 90%.                 

ранее:

Надо ли учить молодых писателей становиться немолодыми
О зимних ужасах – на ТВ и в жизни
Кто попал в длинный лист Национального бестселлера
За что бывший налоговый генерал невзлюбил редактора «Литературной газеты»
Взгляда «из зеленки» о Чечне в русской литературе еще не было
Как «Остаться в живых» после просмотра телевизора
Хорошо ли быть честным американским прокурором?
Дмитрий Быков заговорил прозой, а Виктор Топоров стихами
Можно ли написать правдивую книгу о Егоре Гайдаре?