16+

Новости партнёров

Lentainform

В какие страны надо ездить осторожно, а в какие - никогда

02/04/2010

В какие страны надо ездить осторожно, а в какие - никогда

Дауншифтинг – это такой придуманный на Западе термин, означающий специфические перемены в жизни. Скажем, вы крутой московский банкир, работаете как зверь и вдруг в один момент бросаете все свои миллионы и светские рауты и уезжаете на Гоа, где начинаете жизнь для себя. Артур ШИГАПОВ – почти идеальный пример удачного дауншифтинга. Оставив надоевшую работу, он отправился путешествовать по миру и даже сумел сделать эти путешествия источником дохода. Его путеводитель «Чернобыль. Припять. Далее нигде» занял место в топах продаж.


         – Путешествовать многие любят. Но не многие рискуют бросить хорошую работу. А на вас как – озарение нашло, вдруг поняли, что жизнь проходит зря?
– Вся эта история началась в 2002 – 2003 годах. До этого я был обычным менеджером. А какая самая главная цель у менеджера? Заработать на квартиру, машину и ежегодный отпуск вместе с семьей в Турции или Египте, желательно  в отеле «все включено». А на самом деле жить-то можно совершенно по-другому. Попав на интернет-форумы самостоятельных путешественников, я попал в совершенно другой мир, свободный и заманчивый. Все это еще совпалo с «кризисом среднего возраста». Старые цели были достигнуты, встал вопрос: что дальше? Почему у тебя уже есть квартира, машина, хорошая работа, жена, дети, но счастья нет? И почему что-то еще сосет под ложечкой. Так получилось, что мои смутные желания и стремления вылились в самостоятельные путешествия и это стало делом всей жизни.

- То есть вы не сразу бросили работу?
– Начав путешествовать, через некоторое время я стал понимать, что работа мешает. И тогда я сделал второй шаг, не менее логичный, чем первый, – бросил работу, ввергнув в шок начальство и всех родственников. Вскоре выяснилось, что мне интересно описывать свои путешествия и это вроде неплохо получается. Сначала я свои дорожные заметки и рассказы выкладывал в интернет. Читатели выражали неизменный восторг, но я не воспринимал свои литературные опыты всерьез. Лишь пару лет назад сама собой пришла мысль: а почему бы это не конвертировать в написание путеводителей или статей для журналов?

– И вы рванули к издателям?

– Нет. Сбылась старая мудрость: cтавь перед собой задачу жить так, как ты хочешь, и все само собой сложится. Лично я никаких особых усилий не прикладывал, все как-то само собой получилось. В один прекрасный день мне попалось на глаза объявление издательства ЭКСМО, что требуются авторы на новую серию путеводителей. Я просто дал ссылку на то, что уже было опубликовано, и сразу получил предложение. Так совпало, что я тогда собирался в Индонезию и им как раз нужен был путеводитель по этой стране. И пошло-поехало. Следующим был Таиланд, который знаю очень хорошо. Теперь я занимаюсь тем, что мне реально нравится, и это начинает приносить реальные деньги.

- Значит, на заметки о путешествиях можно прожить?
– Только не в России. Скорее это просто хобби, которое приносит какой-то побочный доход. Для меня это средство самовыражения, а когда за это еще и платят какую-то денежку, то это вдвойне приятно. Буду стараться выходить на новый уровень, чтобы книги лучше продавались и в будущем можно было зарабатывать побольше. Деньги означают для меня новые путешествия.

- Так какой-то доход ваша новая деятельность приносит?
– Какой-то приносит. Но прожить на него невозможно. Даже при том, что я очень экономный человек.

- А на что вы живете?
– У меня есть еще небольшие источники дохода. Вот их потихонечку, экономненько и проедаем.

– А с зарплатой какого уровня можно сравнить тот доход, который приносят вам писания о путешествиях?

– Наверное, его можно сравнить с ежемесячной зарплатой менеджера низшего звена. Опять-таки многоe зависит от тебя самого. Ты можешь не путешествовать, а сидеть и писать сутками, не выходя из дома. Тогда, конечно, ты свои $2 тыс. в месяц сможешь наработать. Но тогда ты приходишь к тому, от чего уходил. Работа – не для тебя и твоей жизни, а ты и твоя жизнь – для работы на неизвестного дядю. Для меня это – пройденный этап, который никогда не повторится. Если я перестану путешествовать, то и писать будет не о чем. Этой зимой я мог бы писать книгу-продолжение о Чернобыле за неплохой гонорар, но вместо этого я поехал на 3 месяца в Юго-Восточную Азию и на месяц – в Южную Америку.

- Кризис сказался на вашей деятельности?
– А как же! Конечно! Причем так жестко, что бюджет на путешествия урезался сильно. Да и гонорары похудели. Например, бюджет книги о Чернобыле сократился в разы. Некоторые серии путеводителей издательства закрыли. Сейчас выходят только те книги, которые могут реально «выстрелить». Если раньше издательства давали широкий ассортимент, что-то шло мелкими сериями, то сегодня делается ставка на потенциальные хиты. Я рад, что одним из таких хитов стал мой путеводитель «Чернобыль, Припять, далее нигде…».

- А чем вы, кстати, объясняете успех путеводителя по Чернобылю?
– Чернобыль – это такая тема, которая для нас должна быть уже пережевана и перетерта до состояния пюре. Должны быть сотни книг – научных и популярных. Ничего этого нет. То, что есть, – написано для узкого круга специалистов и за редким исключением – нечитаемым языком. Когда начал работать над путеводителем, я столкнулся  с тем, что реально ничего нет. А знаете почему? Гораздо легче написать про экзотическую Индонезию – там больше материала. Я мучился с Чернобылем, выуживал информацию по крохам.
Я думаю, что успех книги – это сумма нескольких факторов. Во-первых, интерес к Чернобылю со стоны геймеров – фанатов S.T.A.L.K.E.R. Их очень много. Для подростков этот мертвый город – просто место культовой игры-стрелялки. И они, прочитав эту книгу, наконец-то узнают, что на самом деле представляет собой Зона.

- Значит, в Чернобыльскую зону могут попасть туристы?
– Есть несколько фирм, которые этим занимаются, – они организуют однодневные и двухдневные экскурсии. Самостоятельно попасть в Припять можно только нелегально. Я не понимаю, почему там так все зарегулировано, обставлено большим количеством запретов. Понятно, это место не для игр на лужайке. Но если бы что-то подобное имелось в Таиланде, то там уже наладили бы туристическую индустрию. У нас пока все это в закрытом режиме, особенно в Белоруссии. Чтобы с территории этой страны попасть в зону отчуждения – надо семь кругов пройти и быть либо писателем, либо исследователем. А простого туриста туда не допустят.

- Зачем туда ехать, если в вашей книге черным по белому написано, что это зона отчуждения? Ее ведь не напрасно отчуждали?
– За шокирующими видами туда ехать не стоит. Заброшенные деревни можно увидеть и в Подмосковье. И сам саркофаг – обычное техническое сооружение. И в принципе, обо всем можно посмотреть по телевизору. Но по телевизору нет ощущения сопричастности. Лично у меня, когда стоял перед саркофагом, перед взором пронеслись ликвидаторы. И я спросил себя: а смог бы я стать на их место.

- И как?
– Ответа пока для себя не нашел. Физическое посещение зоны отчуждения меняет человека. Ты осознаешь нечто для себя важное: кто ты, правильно ли ты живешь, насколько хрупок мир. Он может в секунду измениться просто из-за взрыва  всего лишь одного блока одной из множества станций.

- На ваш взгляд – Россия подтягивается в туристическом отношении?
– Наша страна абсолютно нетуристическая. Таких стран, на самом деле, в мире много. Россия была закрыта и такой остается до сих пор. В наличии мы имеем тяжелый визовый режим в отношении практически всего мира,  отсутствие дешевых гостиниц, отсутствие дешевого транспорта, отсутствие туристической инфраструктуры. Доля прибыли наших турагентств на порядок выше прибыли турагентств зарубежных. Плюс тяжелая коррупционная составляющая. И эта цепочка тянется до бесконечности. Ты платишь слишком много денег за слишком мало чего. Поэтому туристы предпочитают страны, где все просто и дешево. И я тоже почти не путешествую по России.

- В какие страны ездить опаснее всего?
– На самом деле, список стран, куда вообще опасно ездить, очень короткий. Как правило, там или идет война, или отсутствует система управления государством. То есть это Сомали, Гаити, Демократическая Республика Конго (Заир), Нигерия, Ирак. Но и туда, представьте себе, ездят. В остальных странах просто надо знать, где можно ходить, а где нет. Например, в странах Южной Америки – это неблагополучные районы больших городов, так называемые «барриос», в Европе – «цветные» кварталы крупнейших столиц. Одно из самых опасных мест на Земле для туристов – Рио-де-Жанейро, а именно его фавеллы (фактически трущобы).  Вот туда бы я точно не сунулся ни за какие коврижки, хотя в свое время спокойно разгуливал и по ночному Кабулу, и по неспокойной ливано-израильской границе.

- Как правильно вести себя в мусульманских странах?
– Как нормальный человек, уважающий людей и местные  традиции. И тогда окажется, что по своему гостеприимству, доброжелательности и культурному наследию Ближний и Средний Восток не имеют себе равных в мире.  Правила эти совсем несложные: одевайся в закрытую одежду, проявляй уважение к старшим, по возможности спрашивай  разрешение на фотосъемку, не домогайся  женщин. Русских на Востоке любят и считают друзьями, поэтому повсеместное доброжелательное отношение гарантировано.

- Есть ли какие-то универсальные инструкции для путешественника-одиночки?
– Есть один самый  замечательный рецепт: «в Риме веди себя как римлянин». Чем меньше в  твоем поведении и внешнем  виде будет отличий от местных, тем проще будет путешествовать и  больше будет к тебе уважения. В  Китае ешь палочками, а в Афганистане  – руками. В Италии можешь ходить в шортах и громко разговаривать, размахивая руками, а в Таиланде сдерживай эмоции и  всегда улыбайся. Одиночные путешествия  хороши тем, что никто тебя не отвлекает  от погружения в среду. Легче  учится местный язык, легче знакомиться  с людьми. Да и в случае неприятностей легче затеряться в толпе, если это не толпа папуасов из Новой Гвинеи.

- Кстати,  каков средний бюджет вашего путешествия?
– Путешествую я в основном по Азии. Если ты одиночка, то от $700 до $1 тыс. в месяц. Это тот бюджет, который позволяет особо не экономить, смотреть все интересные достопримечательности, жить более или менее сносно и чувствовать себя нормальным человеком.

- Путешествуете долго?
– В среднем от месяца до двух. Это реально тот срок, когда ты можешь много где побывать, много чего увидеть и не соскучиться по близким. У меня есть дети,  и длительная разлука подчас становится невыносимой. Этой зимой план был перевыполнен, и я просто хочу домой.                

Вера СВИРИДОВА





‡агрузка...