16+

Lentainform

«Недалеко от Петербурга варят ржаной портер. Но кто об этом знает?»

10/09/2010

СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВ

Хочу немного поделиться с Вами мыслями о том, как в конце августа в Петербурге прошел II фестиваль независимого пивоварения «Магерфест». Расскажу о том, почему я создал этот фестиваль и чем он отличается от других пивных праздников.


             В этом году мы привлекли внимание большего числа пивоваров. Разливали 52 сорта пива плюс еще два «тайных», поставленных на дегустацию. Правда, беда в том, что большинство пивоваров видят в своем участии сугубо коммерческий интерес. Они не думают об этом, как о промоакции.

Ведь есть отличный пример с одной из компаний. В прошлом году их пиво получило на «Магерфесте» приз зрительских симпатий. В этом году лучшим темным пивом также был признан сорт этой пивоварни. Вроде бы за год, прошедший между двумя фестивалями, можно было горы свернуть. Но на что они потратили свой потенциал? Постарались распихать свое пиво по заведениям, вместо того чтобы работать с потребителем. Они умудрились так и не сделать себе нормальный сайт. Варя прекрасное пиво, они почти не проводят дегустаций. Усилия тратят на то, чтобы «проставить» себя в каком-то заведении, но уйти оттуда через полгода, потому что потребитель незнаком с их пивом.

Другой пример – недалеко от Петербурга варят ржаной портер. Кто об этом знает? Наверное, человек сто. В последний приезд в Амстердам я разговаривал с владельцем одного из самых авторитетных пивных магазинов. Он попросил привезти ему хорошего российского пива. А я не знаю как. Потому что хорошее российское пиво разливается в ПЭТы и его не довезти. Или оно хранится всего три дня. Технологи утверждают, что это соответствует ГОСТам. Но почему в XIX веке пиво довозили до Индии без проблем, а в ХХ оно хранится три дня, и потому о нем знают только те, кто живет рядом с пивоварней?

Конечно, возможно они не верят, что потребитель готов отказаться от дешевых массовых сортов в пользу экзотических и дорогих. Но мне кажется, что мини-пивовары могли бы что-то с этим сделать, но не делают. Из-за инерции, из-за того, что они мочат друг друга на своей же территории, споря о том, чье пиво самое «живое», например. Тут есть порочный круг, конечно. Но разорвать его можно, немного потратившись на фантазию. Что говорит пивовар, отдавая свое пиво в магазины? «Самое живое», «самое чешское», «самое светлое». Ну, его и купят два человека. Потому что таких «самых живых» – десятки, и далеко не все из них так хороши, как хотелось бы. Но есть пример шотландской компании BrewDog. Чтобы молодая пивоварня (она открылась в 2006 году) пробилась на английском рынке, нужно чудо. А она мало того что пробилась, так еще и быстро стала самой знаменитой в Британии.

Российские пивовары же говорят: «Наше дело варить пиво, мы наняли коммерческого директора. Продавать – его задача». А директор замыкается на кафе и ресторанах. Он думает о том, как установить краны, в каком холодильнике хранить пиво. Все это немаловажно. Но как сделать так, чтоб живой человек купил их пиво, никого  не волнует. У какой из пивоварен есть нормальный сайт? Там есть перечень мест, где я мог бы купить их пиво? Вся моя речь сводится к тому, что пивоварам надо вкладываться в пропаганду своего товара, иначе все их усилия кажутся бессмысленными. Взять, к примеру, британскую независимую организацию CAMRA. В 1971 году четыре старых алкоголика решили вспомнить традиции изготовления старых-добрых элей и организовали общество в их поддержку. Тогда как раз закрывались мелкие пивоварни, касковые эли уже почти не разливались. И мужики начали трясти пивоваров. Шесть лет спустя был создан Great British Beer Festival, пивовары сразу прониклись идеей – ведь если не напоминать потребителю о себе, тебя забудут, как бы хорош ты ни был.

Но вернемся к фестивалю. Глобально я его организую для себя. Я б с удовольствием организовал что-то вроде «Салона валлонских пив», как в Бельгии, где ходят люди с важными лицами, и у каждого листочек с пометками. Или что-то вроде традиционных европейских пивных фестивалей, на которых музыка вообще никакой роли не играет и где цена на входные билеты мизерная. Но, увы, мы  знаем, во что у нас может превратиться пивной фестиваль с почти бесплатным входом. Поэтому мы продаем относительно дорогие билеты – по 600 рублей. Я не хочу, чтоб ко мне ходили пацаны, готовые в любой момент раздеться по торсу, чтобы не так жарко было плясать.
Скорее всего, в следующем году мы сделаем отдельные билеты – «пивные» и «музыкальные». Но совсем без концертов нам не обойтись. Дело в том, что мы не можем рекламировать пивной фестиваль. Потому у нас это всегда «музыкальный фестиваль в поддержку независимого пивоварения». Так что я решил махнуть рукой на музыку, тем более что группы, которые мне не нравятся, у нас не выступают. Помимо немассового пива, мы сознательно подбираем немассовую музыкальную программу.

Конечно, можно было бы позвать «Сплин» или Земфиру. Ну, во-первых, у меня нет на них бюджета. И потом я не уверен, что массовая публика, которая на них пойдет, будет пить фестивальное пиво в обычной жизни. Мне кажется, это выстрел мимо аудитории. Я потеряю атмосферу. Я не хочу видеть у себя людей с пузом и опустившихся теток. Мы пока стараемся воспитать свою публику. Может быть, это по-снобски. Но это наш  фестиваль.                 

ранее:

Пиво и мифы. Часть вторая
Пиво и мифы. Часть первая
Что такое «друзья народа» и как они воюют против пива?