16+

Новости партнёров

Lentainform

Новые церкви, построенные в Петербурге за последние 10 лет

30/12/2010

До сих пор никто почему-то не пытался проанализировать строительство новых храмов в Петербурге. А они строились в 1990 – 2000-е гг. – и довольно активно. Как новые храмы 2000-х годов выглядят среди новостроек? Есть ли здесь удачи? Какие исторические стили актуализируются? На эти вопросы я хотел получить ответы, осматривая новые петербургские храмы вместе с историком архитектуры Михаилом Микишатьевым.


        Для анализа была сделана репрезентативная выборка, демонстрирующая диапазон архитектурного качества современных культовых зданий, с одной стороны, и использованных ретростилей, с другой. Мы осмотрели 14 храмов, снаружи и внутри. Это не позволяет сделать окончательных и надежных выводов, но тенденции увидеть можно. Одно замечание. Как мне объяснили в протокольном отделе епархии, «церковью» они называют весь социальный институт, а здания называют «храмами». Мне такое разделение терминов показалось разумным, и я буду его придерживаться. Описание храмов даю в том порядке, в каком мы их осматривали.

1. Храм во имя Сретенья Господня. Архитектор Г. Челбогашев. 2007. Пересечение Гражданского пр. и пр. Луначарского (Гражданский пр., 101). Бронзовый диплом конкурса «Архитектон-2008».

Храм был заложен 5 марта 2000 г. на месте деревянной часовни, во время блокады разобранной на дрова.
Сооружение отличают явные черты храма византийского типа (большой барабан, закругленные полукупола, колонны с византийскими капителями внутри храма), хотя наружные колонки напоминают скорее о псковских храмах. Богатая игра пересекающихся форм, объемы, пластично перетекающие один в другой. Храму вредит отделка по первому этажу плитами полированного гранита – с близкого расстояния это выглядит несколько вульгарно, «по-новорусски» и не сочетается со шлифованным красным кирпичом стен. Внутреннее пространство отвечает внешним объемам, оно просторно, воздушно, концентрирует взгляд на куполе и его росписи.

Забегая вперед, скажу, что это один из двух храмов, которым, на наш взгляд, можно поставить твердую пятерку. Особенно следует отметить выигрышное расположение храма – в пойме Муринского ручья, на фоне неба, а не стен домов.

2. Храм во имя Державной иконы Божией Матери. Архитектор Б. Богданович. 2007. Пр. Культуры, 4а.
Фоном храма является мрачное здание 122-й медсанчасти, облицованное темным кирпичом. Белого цвета стены хорошо выделяют здание, однако выглядит оно манерно. Заметно, что на маловыразительный параллелепипед здания просто навесили архитектурные украшения. Колоннада полуротонды над абсидой, обращенной к пр. Культуры, а также звонница выглядят слишком декоративно. Основной параллелепипед со звонницей соединены чисто механически, соединение не оправдано пластически. И закомары (венчающие полукружия) так же смотрятся как результат того же механического соединения элементов. К тому же звонница слишком субтильна по сравнению с основанием, а колонны в оформлении звонницы кажутся просто лишними. Да и весь храмик на фоне громады медучреждения выглядит как-то комично, что никак не сообразуется с серьезностью его предназначения.

 

3. Храм св. мученицы Татианы. Архитектор неизвестен. 2009. Возле жилого комплекса «Богатырский» (пересечение Богатырского и Коломяжского пр.).
Несколько модернизированная стилизация под новгородские храмы XVI в. 16-скатная крыша, 8-гранный фантазийный барабан. Главная проблема – храм поставлен так, как ставят во дворе трансформаторную подстанцию. Рядом с 25-этажными зданиями он теряется, выглядит «игрушечно», несерьезно – как оборудование детской игровой площадки. На фасаде написано, что это подарок РПЦ от ЗАО «Строительный трест», которое построило жилой комплекс. Этим смысл размещения храма у подножия дома исчерпывается. Храм задавлен жилыми строениями высотой 80 м.

4. Храм Святителя Николая Чудотворца. Архитектор Р. Муравьев. 2007. Коломяжский пр., 13.
Приземистый храм с отдельно стоящей колокольней. В интернете на сайте храма отмечено, что он построен в новгородском стиле, и названы два прообраза: храм Николы на Липне и Петра и Павла в Кожевниках. Михаил Микишатьев определил стиль как пародию на псковские храмы XIV в., подчеркнув, что трехлопастное завершение фасадной стены является чистым украшательством и не отражает конструкцию перекрытий.

Главная проблема заключена в том, что храм поставлен посреди территории бывшей Приморской овощебазы, кругом - пакгаузы, и в этом окружении культовое здание выглядит нелепо.
 

5. Храм Благовещения Пресвятой Богородицы. Архитектор В. Залевская.  2002. Пискаревский пр., 41.
Место для храма выбрано неплохое – большой пустырь вдоль Пискаревского пр. между Мечниковской больницей и Бестужевской ул. Однако храм в целом получился некрасивым. Воспроизведены древнерусские узкие окна, аркатурно-колончатые пояса владимиро-суздальского типа, крытая паперть с галереей второго этажа; входные ворота в неоромантическом стиле. Собранное вместе, все это оборудование не производит впечатление убедительного пластического единства. Возможно, архитектор не смог справиться с асимметрией здания, обусловленной тем, что фасад храма параллелен Пискаревскому проспекту, а главная ось ориентирована по диагонали таким образом, чтобы абсида, в которой находится алтарь, смотрела на восток – согласно традиции. Поэтому и абсида, и вход в храм оказались на углах объема. Замысел интересен, но снаружи все выглядит довольно хаотично.

Рядом на том же участке строится второй храм – Рождества Христова, который главным фасадом ориентирован по оси восток – запад и, следовательно, стоит углом по отношению к Пискаревскому пр. Таким образом, хаотичное нагромождение объемов будет только усугубляться.

6. Храм Рождества Христова. Архитекторы Г. Соколов, А. Парфенов, Ю. Бирцева и др. ООО «Архстудия». 2008. Ул. Коллонтай, между дд. 15 и 17.
Точно воспроизведен византийский стиль, прообразом является Софийский собор в Новгороде. Храм из темно-желтого кирпича производит впечатление построенного в XIX в. Михаил Микишатьев такой «прямолинейный архаизм» не одобрил: «Притворяется постройкой XIX века». То есть нет какого-то остроумия постмодернистских эклектических сочетаний, а просто выглядит как плагиат. При этом в оформлении интерьеров использованы приемы древнерусской (домонгольской) архитектуры, т.е. внутреннее пространство не отвечает внешнему облику.

Еще хуже другое: храм теряется на фоне 20-этажных зданий. Немного спасает дело то, что он сориентирован по оси восток – запад и стоит под углом к красной линии застройки улицы.
 
7. Храм Успения Пресвятой Богородицы. Архитектор Ф. Романовский, технический проект Ю. Груздева (ЛенНИИпроект, 2-я мастерская). 2001. Малоохтинский пр., 52.
Микишатьев опять нашел избыток украшательства, которое доминирует над выявлением конструкций, что, по его мнению, означает очевидную ущербность проекта. На мой взгляд, храм пусть и не оригинален, но довольно гармоничен, хотя и не кажется чем-то выдающимся.

Основная проблема здесь в другом – в застройке территории вокруг храма. Сначала его зрительно задавил дом «Баттерфляй», стоящий на Республиканской ул., а теперь еще и постройка по проекту Марка Рейнберга в виде гигантского стеклянного унитаза высотой  25 этажей, окруженного полукаре из 10-этажных домов, открытым к набережной Невы. Храм медленно, но верно «опускается» все более уплотняющейся застройкой.

8. Храм св. великомученика Георгия Победоносца. Архитекторы И. Солодовников, И. Куминов. 2004. Пр. Славы, 45.
Напоминает сельский храм, сделанный весьма халтурно. Взяв тип шатровой церкви XVI в., архитектор наложил на нее элементы петербургского классического стиля. Получилась эклектика, которой Михаил Микишатьев остался недоволен. Например, фронтончики получились грубыми, с большим выносом; «кокошники» должны быть килевидными, а сделаны в виде треугольников; луковица, венчающая шатер, вышла непропорционально грузной.

Пристройка справа напоминает хлев, во дворе поставлен какой-то бесстильный «коттедж», на лестнице, ведущей в нижний храм, ступени имеют разную высоту. Уродливы стилобат и цокольный этаж, сделанные в виде известняковых глыб, вмурованных в бетон, а сочетание этих необработанных  глыб с гладкими кирпичными стенами и жесткими побеленными архитектурными деталями - нелепо. Нижний храм напоминает склеп, он слишком низкий – здесь уместно проводить отпевание, но странно будет выглядеть венчание.

9. Новоапостольская церковь. Архитектор Е. Полторацкий (1925–2006), 1997 г. Ленинский пр., 113.
Почти неразличимое в ряду жилой застройки, это здание представляет собой симбиоз романской капеллы и трансформаторной подстанции. Скучноватая попытка отойти от канонов. Видимо, архитектор, много проектировавший для Ленинского проспекта, искал такую архитектуру, которая не противоречила бы окружающей среде, в которой она в результате попросту тонет.

10. Храм св. праведного Иоанна Кронштадтского. Архитекторы Н. Князев, И. Князев. 2002. Кронштадтская ул., 2.
Архитектура храма воскрешает образы «неорусского стиля», одного из ответвлений модерна начала ХХ века. Она явно напоминает о работах А. Щусева и других мастеров этого направления. Очень стильно. Характерная для модерна мелкая расстекловка окон, нависающий деревянный карниз. Практически идеальные пропорции, цветовое решение, выделяющее храм как яркое пятно.

На мой взгляд, лучшее культовое здание из тех, которые мы осматривали. К тому же оно стоит на холме, расположенном на пересечении Ленинского проспекта и проспекта Стачек, в некотором удалении от жилья, как бы на возвышенном острове. Такое расположение делает храм в этом месте неожиданным, нечаянной радостью.
 

11. Храм Петра, Митрополита Московского в Ульянке. Неизвестный архитектор. 2001. Пр. Стачек, 208.
Деревянный сельский храм с двускатной кровлей и колокольней, построенный на месте сгоревшего во время войны. Традиционный тип православного культового здания. Стоит в стороне от жилья, на отшибе, что еще более усиливает свойства «country style». И обшитый деревом интерьер, и весь церковный обиход подчеркивают уютный, домашний характер этого церковного здания. 

Строительство велось на средства прихожан под руководством архимандрита Иринарха. В октябре 1994 года храм был освящен. Иконы в церкви – старинные, намоленные. Главная святыня – храмовый образ Святителя Петра из прежней церкви.
 

 12. Храм во имя великомученика Георгия Победоносца. Архитекторы С. Любимов, П. Зыков; окончательный проект Е. Шаповалова. 1995. Московское шоссе, 3. Парк городов-героев.
Е. Шаповалова доработала проект, увеличив высоту храма до 41 м. Стиль модерн. Подражание деревянным храмам.

13. Храм Рождества Христова. Архитектор А. Лебедев. 2008. Рядом с предыдущей, ближе к Московскому шоссе.
Неорусский стиль. Ироничная трактовка многоглавия в стиле XVII в., главки на скатах кровли, главки по углам на трибунах. Впрочем, этой иронией все достоинства и исчерпываются.

14. Храм преподобного Сергия игумена Радонежского. Архитекторы А. Лебедев, И. Любарова. 2001. Рядом с предыдущими, на острове.
Актуализация мотивов псковской и новгородской архитектуры. Многолопастные арки. Колокольня напоминает звонницы псковских храмов (в псковской звоннице качают колокол, а в традиционной колокольне – язык).

Все три храма относятся к одному приходу. Совершенно ошибочное, на мой взгляд, расположение трех храмов рядом, словно это жилая застройка; храмы гасят друг друга, хотя пустое пространство Парка городов-героев позволяло получить эффектное архитектурное решение, но здесь погнались за количеством, пожертвовав качеством. Видимо, архитекторы и заказчики спутали задачи культового зодчества с приемами размещения архитектуры малых форм в садово-парковых ансамблях.

ОПИУМ ДЛЯ АРХИТЕКТОРОВ
Только 2 храма из 14 можно без оговорок назвать удачными – это номера 1 и 10, проекты архитекторов Г. Челбогашева и Н. и И. Князевых. И собственно архитектура, и место расположения не вызывают нареканий. В остальных случаях работа с историческими стилями, поиски на территории эклектики не дали бесспорных результатов. 

Нет ни одного авангардного предложения, как выяснилось, это закономерно. У современных храмов есть непримиримые критики, которые требуют не варьирования мотивов псковско-новгородских, владимиро-суздальских и византийских, квалифицируя такое варьирование как плагиат, а модерна. Однако выяснилось, что есть СНиП 31–103–99, называющийся «Свод правил по проектированию и строительству. Здания, сооружения и комплексы православных храмов» (введен 27 декабря 1999 г.), которым фактически задается традиционная форма культового здания. В качестве примера приведу фрагмент пункта 6.7. СНиПа: «Необходимо учитывать, что формы основных элементов храма, его функциональные и декоративные элементы определяются православной традицией и символикой, в том числе:

- завершение храма главой с крестом;

- приподнятость уровня пола храма над уровнем земли и солеи с алтарем над уровнем пола храма (может не существовать в домовых и ряде древних храмов);

- округлые формы сводов, арок, куполов, глав, завершений оконных и дверных проемов в каменных храмах или иные повышающиеся к центру формы;

- система организации освещения средней части храма сверху из барабанов глав и проемов в верхней части стен».

В принципе абсолютное большинство пунктов СНиПа не являются обязательными, однако наряду с общестроительными обязательными условиями есть и выделенные полужирным шрифтом положения, которые «являются обязательными в соответствии с церковными требованиями». И в сумме эти положения задают вполне определенную архитектуру. Особенно  подробно описано внутреннее пространство храма, алтарь (см. «Приложение К» - «Планировочная схема алтаря и солеи храма»).

А если еще учесть, что в Санкт-Петербургской епархии утверждением архитектурных проектов занято специальное лицо – архимандрит Александр (Федоров), работающий в Институте живописи, скульптуры и архитектуры (он потомственный архитектор и внук Николая Варфоломеевича Баранова, который после войны был главным архитектором Ленинграда), то можно понять, что отступить от канона не удастся никому, и любой необязательный пункт СНиПа готов превратиться в обязательный.

То есть архитектурная проблема заключена в том, что епархия, ориентируясь на СНиП, поощряет канонические формы, но размещение храмов традиционного вида в районах новостроек в абсолютном большинстве случаев приводит к тому, что храм выглядит чужеродно, что, впрочем, никого не волнует.

Другая проблема – слишком мало интересных и свежих решений, как и в жилой застройке, доминирует «копировальный метод» и соответственно вторичный продукт, разнообразие которого обеспечивается достаточно скудным набором используемых источников (византийский стиль, деревянное зодчество, владимиро-суздальские мотивы), которого (разнообразия) явно не хватает на такой город как Петербург. То есть и в сфере современного культового зодчества в основном обнаруживается плагиат пополам с застоем.

 

Комментарий
Александр МУСИН, доктор исторических наук, кандидат богословия:

- В Петербурге возводятся не столько новые храмы, сколько симулякры, здания имитирующие, симулирующие духовную жизнь.
Отсутствие настоящего художественного чутья, вкуса - свидетельство кризиса современной церковной жизни. И проанализированные новострои это доказывают. Даже петербургский митрополит Владимир, у которого со вкусом не очень хорошо, это чувствует. Его определение по поводу трех храмов на Рогатке – «православный Диснейленд».

Вопрос с финансированием здесь принципиален. Важно разобраться, на какие деньги строилось, чтобы понять, что строилось. Храмы по этому принципу могут быть муниципальные, частные, государственные. Но никак не общинные. А ведь храм - это для общины. И неспособность общины строить и содержать, ее инфантильность - придет дядя, все профинансирует, а мы удовлетворим свои религиозные потребности - это истоки церковного кризиса. Т.е. строят одни, а молятся другие.

Отсутствие вкуса - лишь следствие. Община не играет никакой роли в современной церковной жизни. По крайней мере, в большинстве случаев. Это и в процессе реституции проявляется: храмы передаются в собственность не общинам, если это храм-памятник, а «централизованным религиозным организациям». Т.е. епархиальным конторам с набором бюрократов.

Патриарх Кирилл заявил о 23 000 восстановленных храмах, как проявлении силы «Святой Руси». Ситуация та же. Деньги государства и спонсоров, а не Святой Руси, представленной Церковью как содружеством общин.

А роль архимандрита Федорова из Петербургской епархии переоценивать не стоит. Его голос совещательный. Все решается настоятелем и спонсором. Именно на их проект митрополит накладывает резолюцию: благословляю.         

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве