Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга

13/04/2011 Город

В конце 2010 года в Петербурге установили 27 объектов декоративно-монументального искусства. В их числе 2 коня, 4 Гермеса и 4 Флоры. Для «Мыслителя» Родена места не нашлось. А «Капитана Кусто» демонтировали.


                 Гермесы для Галереи

Скульптуры на фасаде ТРК «Галерея» поставили, чтобы оживить и облагородить сараеобразное длинное здание с гладким фасадом, вытянутым вдоль Лиговского проспекта, построенное по неудачному проекту архитектора Владимира Григорьева. Вообще на фасад навесили много украшений. Причем навешено все в прямом смысле, поскольку фасад хотя и содержит некоторые элементы ордерной системы, является бутафорским, поскольку сделан вентилируемым (со стороны железнодорожных путей фасад обычный). Это означает, что на бетонную «черную» стенку приклеплены «пилястры», «капители», а в ниши поставлены скульптуры. Получилась имитация классического фасада, впечатление от которой Гермесы с кадуцеями и сексапильные Флоры призваны улучшать.

Две фигуры, которые фланкируют центральный торцевой вход в здание, после апрельской (2010) примерки типовых фигур решено было сделать более динамичными и индивидуализированными. Скульпторы сделали Гениев Славы обоих полов, как бы приглашающих в торгово-офисный центр. В итоге в сочетании с бутафорской архитектурой получилось нечто, напоминающее московскую станцию метро сталинского времени. 

Одиссея Капитана Кусто

Много объектов ландшафтной скульптуры создали во время симпозиума, посвященного году Франции. В целом мне нравятся все девять объектов, хотя я отдаю предпочтение трем работам: Жежеленко (концептуальная вещь), Задорожного и Трошина (его работа – чистая абстракция, пластика никак не связана с названием).

По-своему же любопытны все – например, скамья-губы «Поцелуй душ» Вотского или «Парижанка» Лотоша, представляющая собой классическую колонну из трех камней. 
Но проблемы, на самом деле связанные с результатами этого симпозиума, имеют мало отношения к моим субъективным предпочтениям. Первая проблема – это общая организация. Руководить взялась Л. Канунникова, начальник управления ландшафтной архитектуры Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА), и в итоге, как выразился в беседе со мной один из участников симпозиума, скульптор Б. Сергеев, «такого плохого симпозиума еще никогда не было».

Как пояснил Сергеев, не выплатили все обещанные деньги, не предоставили транспорт, чтобы добираться до места работы, скульпторы частично сами закупали инструмент. Сначала на каждого скульптора выписали по 180 тыс. рублей, сюда входила и стоимость гранита, потом договорились о 360 тыс. на каждого, чтобы из этих денег можно было купить не только гранит, но и инструменты. Деньги не приходили до ноября 2010 года, а когда пришли, то оказалось, что они выписаны только на гранит, а инструменты надо покупать в счет гонорара. Гранит же остался на следующий симпозиум.

Вторая проблема – места установки. Как потом выяснилось, их определяли по топографическому плану. Выяснилось это после того, как обратили внимание, что одну из скульптур – «Солнечные часы» Рещикова поставили на огороженной территории школы-интерната № 1 им. К. К. Грота для слепых и слабовидящих детей.

На самом деле все скульптуры надо было установить в ландшафтной среде – например, в парке, который расположен в пойме Муринского ручья. Там все эти работы приобрели бы совсем другой вид. Ставить их возле жилых домов принципиально неверно, это ландшафтная скульптура, ей нужен простор, природа, воздух.

Третья проблема – вкусы чиновников, которые отказались поставить две работы – в списке они идут под номерами 12 и 13. «Капитан Кусто» Макеева не понравился, как я понял, председателю КГА, вследствие чего уже принятую скульптуру демонтировали под руководством главного архитектора Митюрева. «Орфей» Сергеева не понравился то ли руководству «Театра дождей», то ли районным чиновникам. Чем он не понравился – непонятно, хорошая работа. Ее только надо поставить правильно, т.е. на правильное место.

Скульптор Макеев рассказал мне историю «Капитана Кусто». Место было выбрано КГА, буквально сама Канунникова вбивала в землю колышки. Был утвержден эскиз. Скульптор хотел поставить работу на динамический постамент, но КГА настоял, чтобы основание было на нулевой отметке. Скульптор хотел поставить скульптуру в фонтан, но это было неосуществимо. Плохим оказался исходный материал: с завода привезли один блок гранита вместо заказанных трех, причем с трещинами. За 27 дней Макеев из блока весом 6,5 т оставил 3 т. Отсек лишнее.

А в итоге его работа не устроила чиновников КГА, которые заявили: 1) нужен динамический постамент, 2) не соответствует эскизу (Макеев говорит: соответствует), 3) надо поставить в другом месте. Хотя чиновники и эскиз утвердили, и место сами выбрали. Можно предположить, что чиновников не устроило прочтение образа Кусто: они не вытерпели перехода за черту допустимого отклонения от натурализма. Раз у статуи есть фамилия, должно быть похоже, а тут карикатура какая-то… Так что демонтаж работы Макеева – это продолжение советской борьбы за натурализм против обобщения, продолжение борьбы с «абстракцистами» и «пидарасами». В итоге Макеев денег не получил. Но ведь работа профессиональная, остроумная, естественно, это не такой памятник, как Пушкину или Глинке, но здесь и эстетика иная. Макеев скульптуру забрал и поставил недалеко от мастерской. Кстати, он не какой-то маргинал, а член правления Союза художников СПб., зам. председателя бюро секции скульптуры…
Иными словами, симпозиум завершился классическим скандалом. А вывод простой: нельзя доверять чиновникам ни организацию симпозиумов (первоначальная идея принадлежала Сергееву, но потом плавно «перешла» к Канунниковой вместе с организацией процесса), ни установку работ, ни их приемку-оценку.

Лев сидящий

Наконец, среди поставленной в конце 2010 года декоративной скульптуры есть отдельный подраздел – это анонимный кич, закупаемый в огромных количествах где-то за границей. Говорят, что в Италии, но подозреваю, что Малая Арнаутская улица. Владельцы ресторана «Парк кинг» поставили несколько таких образцов, а возле кафе «Алые паруса» (Кронверкская наб., 3) и вовсе устроили выставку-продажу изделий для загородных вилл. До зимы стояло около сотни, сейчас я насчитал там десяток образцов скульптур (римские воины, дельфины, кони, медведь, лев, дети на поваленном стволе…) и еще десяток разновидностей фонтанов.

Вероятно, многие из них представляют собой ухудшенные копии знаменитых оригиналов – например, есть кич-копия (уменьшенная) фонтана на площади Лувуа в Париже (скульптор Луи Висконти, 1844), который посвящен четырем великим рекам Франции (Сена, Луара, Гаронна, Саон). Правда, на скульптурной копии названия двух рек почему-то изменены… Художественная ценность всего этого даже не нулевая, а отрицательная, все сделано примитивно и является типичным кичем. А если где-то кич и может продаваться, то не возле Петропавловской крепости, а далеко от центра и за высоким глухим забором. Чтобы не видел никто. А тут все это выставили в самом центре туристического Петербурга.

Что касается ресторана «Парк кинг» на территории Александровского парка, то понятно, что на установку коней (2 штуки, 390 см высотой) и льва (сидящий, 130 см) никто разрешения и не спрашивал. Но я бы очень хотел узнать, кто разрешил тут гигантское строительство, какие-то немыслимых размеров сварные конструкции, которые я наблюдал 11 марта 2011 г., когда осматривал все эти объекты. Кто разрешил строительство кафе «Алые паруса» на Кронверкской наб., в непосредственной близости от Петропавловской крепости и Иоанновского моста? Почему никто не сделал замечания хотя бы насчет этих кичевых коней, стоящих на задних ногах, и сидящего льва, нелепо расположившегося между ними?

Смешное

По традиции в конце – о комических эпизодах монументально-декоративной жизни.
Еще в 2003 году шла речь о памятнике Игорю Сикорскому на пл. Сикорского в Приморском районе. Потом об этом вспоминали в 2009 году, когда в декабре в Петербург наезжал на два дня сын Сикорского. Наконец, в 2011-м американская родня предложила денег. Тут же, как из-под земли, возник скульптор Ян Нейман, автор печально известного «Дворника», которого Юнис Лукманов посадил на пл. Островского. Нейман предложил фигуру молодого человека с пропеллером, однако родственники заявили, что Карлсон им не нужен, и деньги давать отказались. Так что памятника, слава богу, не будет. 

Нет, слава богу, и памятника управляющему Царским Селом Я. В. Захаржевскому, который грозился установить к 300-летию Царского Села (т.е. в 2010 г.) скульптор Владимир Горевой. Между прочим, вместе с памятником А. А. Ахматовой (стилизованный мольберт с плоским портретом Ахматовой) и Екатерине II (повторение памятника для Новоржева). Кстати, было подписано распоряжение правительства СПб от 28.09.2007 № 139-рп «Об установке памятника Я. В. Захаржевскому» и постановление правительства СПб от 9.9.2008 № 1126, в котором значились памятники Захаржевскому, Ахматовой (барельеф повесят на фасад музыкальной школы) и Екатерине II, а сам Горевой, как выяснилось в январе 2010 г., приготовил не только эти объекты, но еще и 4 ангелов – каждый, между прочим, высотой 4 метра.

Не думаю, что все это оборудование было очень нужно Царскому Селу, но предпримчивый Горевой оформил его как объекты благоустройства – вроде скамеек или урн. Чтобы не надо было проходить Градсовет. Однако теперь никак не узнать, сделано все это или нет. А если сделано, то где стоит (лежит)? Зато я узнал, что Горевой выиграл в суде 17 млн руб. у администрации Пушкинского района, но подтверждения в самой администрации получить не смог. Если это так, значит, Горевой через суд получил гонорар, а администрация ставить работы Горевого не хочет. 

Совсем смешная история случилась с копией работы Родена «Мыслитель», которую Франция в Год Франции подарила Петербургу. Статуя большая по размерам. Сначала ее предложили поставить перед зданием Российской национальной библиотеки на Московском пр. Однако тогдашний директор В. Зайцев отказал, а предложил администрации Московского района найти другое место. И те нашли пятно на Благодатной улице. Было бы смешно: пыльная, периферийная Благодатная ул., а на ней сидит «Мыслитель» и думает: «Где я?». Мы бы острили над этим не менее года.
Потом секция скульптуры предложила поставить Родена в Румянцевском саду, но запретил КГИОП. В общем «Мыслителя» в Петербурге девать некуда. А на кой черт нам вообще Роден? Кстати, уместнее всего было бы поместить его в огромный пустой холл первого этажа здания РНБ на Московском пр. 

Последнее, о чем я не могу не написать, – это открытый 18 февраля 2011 г. закладной камень памятного знака вице-губернатору М. Маневичу в маленьком скверике на ул. Рубинштейна. Я давно знаю об этом проекте, который пробивают родственники при поддержке Чубайса, знаю даже профессионального скульптора, который отказался делать проект по тому заказу, который родственники сформулировали. И знаю, почему он отказался.

Потому что, во-первых, памятники надо ставить тем, кого все знают, а чем знаменит Маневич – уже сейчас не знает практически никто. К тому же тема приватизации – это далеко не та тема, которая пользуется всенародной любовью. Во-вторых, микроскверик с невысокой оградкой, куда памятник придумали ставить, автоматически сделает любой памятный знак надгробным по виду. Тем более что и форму памятного знака хотят сделать соответствующую. Это и есть замысел – оформить небольшой мавзолей Маневича прямо в центре города.

Кстати, 12 ноября 2010 г. на здании Военно-космической академии им. Можайского открыли мемориальную доску космонавту Л. Д. Кизиму (1941–2010). Все было бы хорошо, но… Габбро, портрет залит белой краской – сразу видно, что делала кладбищенская мастерская. Обошлись работой камнерезной мастерской при кладбище, это было дешевле, чем взял бы скульптор. Кладбищенский стиль внедряется все активнее. Естественно, официального разрешения на установку доски не было: захотели – повесили.

Декоративные скульптуры, открытые в Петербурге в октябре-декабре 2010 года

Скульптуры на фасадах бизнес-центра «Галерея» (Лиговский пр., 2)

1. «Гений», «Аллегория», «Гермес» (4) и «Флора» (4). Установка начата в начале октября 2010 г. «Гений» и «Аллегория» фланкируют центральный вход (обращенный к станции метро), 2 «Гермеса» + 2 «Флоры» на фасаде вдоль Лиговского пр., 2 + 2 со стороны железнодорожных путей. Арх. Владимир Григорьев. Скульпторы Владислав Маначинский и Никита Казарновский. Искусственный камень. Высота 400 см. 

Результаты скульптурного симпозиума 20 октября – 1 ноября 2010 г.

2. «Поцелуй душ». Скульптор Виталий Вотский. Установлена на другой стороне Заневского пр., напротив Театра-буфф (Заневский пр., 26, к. 3), на пересечении Заневского пр. и пр. Шаумяна. Гранит, высота с постаментом 90 см, ширина 210 см, глубина 110 см.


Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга

3. «Цветы Монмартра». Скульптор Станислав Задорожный. Гранит. Установлена там же.

4. «Человек, несущий зеркало». Скульптор Олег Жениленко. Установлена там же, несколько в глубине квартала. Искусственный камень на основе гранитной крошки (80%). Зеркало – медь, покрытая никелем. Высота 180 см.

Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга

5. «Парижанка» («Француженка»). Скульптор Роберт Лотош. Установлена рядом с предыдущей. Гранит, высота 195 см.

Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга

6. «Солнечные часы» (Галльский петух). Скульптор Валентин Рещиков. Установлена недалеко от двух предыдущих на огороженной территории школы-интерната № 1 им. К. К. Грота для слепых и слабовидящих детей (пр. Шаумяна, 44). Гранит, высота 380 см, диаметр циферблата 12 м.

7. «Голубь Экзюпери». Скульптор Тарасий Трошин. Установлена в парке около здания центральной районной библиотеки им. Н. В. Гоголя (Среднеохтинский пр., 8). Гранит. Высота 160 см. Сбоку надпись на франц. языке: «Посвящается Антуану де Сент-Экзюпери».

Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга

8. «Марсельеза». Скульптор Сергей Борисов. Установлена во дворе дома по адресу: Конторская ул., 14/16. Стеклопластик, искусственный камень, постамент – гранит. Общая высота 165 см. 

9. «Орфей». Скульптор Борис Сергеев. Предполагалось поставить около «Театра дождей» (наб. реки Фонтанки, 130). Пока не установлена.

Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга

10. «Капитан Кусто». Скульптор Андрей Макеев. Была установлена 23 октября 2010 г. на Малоохтинском пр. (напротив д. 4 по ул. Громова). Гранит, высота 170 см. Демонтирована, находится в распоряжении скульптора


Комические эпизоды монументально-декоративной жизни Петербурга


Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

Ранее по теме:
Кому памятник получился лучше - Рериху, Товстоногову или учителю?
Cостояние атлантов Эрмитажа признано аварийным
Памятник Бродскому – это явный перебор
Как чиновники заменили один памятник Бродскому на другой
Каток переехал с Дворцовой на площадь Островского


Вы просматриваете PDA-версию данного материала. Его полноэкранную версию Вы можете увидеть здесь.
TopList Rambler's Top100 Яндекс.Метрика