16+

Новости партнёров

Lentainform

Ужасные проекты, которыми гордятся петербургские архитекторы

24/05/2011

Каждый раз, когда я сажусь за рецензию на очередной петербургский «Архитектурный ежегодник» (в апреле вышел IX том, охватывающий 2009–2010 годы), я вспоминаю высказывание Козьмы Пруткова: «Ногти и волосы даны человеку для того, чтобы доставить ему постоянное, но легкое занятие».

(4) комментировать

             Цели кажущиеся и подлинные

Совпадают оба признака: ежегодник потому и ежегодник, что выходит постоянно, а легкость занятия вызвана тем, что представленные проекты анализировать легко ввиду их примитивности и очевидной выявленности целей. Иногда кажется, что цель одна на всех – нанести как можно больше ущерба Петербургу (потому что нельзя быть на свете красивым таким), уродуя его таким образом, чтобы каждое следующее уродство было сильнее предыдущего, и таким образом пределы уродливого непрестанно раздвигались.

Ну, скажем, стоило Р. М. Даянову воздвигнуть у Московских ворот чрезмерную по высоте гостиницу, нарушив существующие на Московском пр. масштабы и сложившиеся высотные нормы, как «Рейнберг & Шаров», задрав штаны, бегут вслед за ним, предлагая проект  многофункционального коммерческого комплекса у ст. метро «Электросила», который нарушает сложившиеся масштабы еще сильнее. К слову сказать, это такая литературщина – на Московском пр. стараться подражать высотным зданиям Москвы, которые строили в послевоенное время. Только вот в Ленинграде у «сталинских» домов на пр. им. Сталина (так тогда назывался Московский пр.) стиль был иной, не московский.

Но на самом деле цели у архитекторов другие: первая – это, удовлетворяя заказчика, отхватить у пространства как можно больший объем, применяя самые дешевые материалы; вторая – свое неумение вписать здание в существующий архитектурный контекст выдать за современный стиль. Поэтому вся эта архитектура внеконтекстуальна, превышает допустимый объем и вызывает зрительную изжогу – в частности, избыточной остекленностью. Которая тоже есть средство уйти от проблемы решения фасада.

Непрофессионализм как стиль

IX том точно соответствует этой характеристике. И какую страницу ни открой, везде найдешь подтверждения. Для иллюстрации выберу два примера. Первый - это многофункциональный торгово-развлекательный центр (Стремянная ул., 21/ 5), спроектированный фирмой «А.Лен» (рук. проекта С. И. Орешкин). Я много раз писал про эту фабрику проектов, где все фасады похожи друг на друга и никогда не производится, даже случайно, что-то оригинальное. Т.е. отсутствие таланта компенсируется количеством стекла, недостатка которого нет и в данном случае.

 

ТРЦ на Стремянной, спроектированный фирмой «А.Лен»

Понятно, что это здание не вписывается ни в стиль ул. Марата, ни в стиль Стремянной ул., объем слишком массивен, вылезает за красную линию застройки, потому что задача каждого такого торгово-развлекательного центра помимо максимизации объема – стать центром притяжения внимания, выделиться на общем фоне. Чтобы глаз упирался. В абсолютном большинстве случаев такое выделение производится путем намеренно вводимых грубых архитектурных ошибок. Помимо перечисленных здесь предложен еще и абсурдный для этого места рисунок фасада, ритм его членения, выступающие части, козырек, который разделяет на две части как-бы-мансарду.

Много-много стекла, так много, что можно вполне говорить, что фасада нет, а есть стекло и рамы, которые его держат. Прототипом такого здания является остекленная дачная теплица. Только высотой с 7-этажный дом. В общем, сидели люди у себя в мастерской и думали: как бы так нарисовать, чтобы резко отличалось от того, что должно быть в норме. И получилось. Когда на этом месте стоял комод Невских бань, было и то лучше.

Второй пример – Деловой центр Quattro-Сorti (Почтамтская ул., 3 – 5), проект которого сделала итальянская студия «Piuarch», архитекторы Ф. Фреза, Г. Фунмайор и др. В свое время я подробно писал об этом безумии  – тогда оно еще готовилось, теперь его реализовали. В «Архитектурном ежегоднике» фотографии даны такие, чтобы понять, что поставлено и где, было невозможно. Видно только некое 7 – 8-этажное здание со сплошным остеклением фасада, которое относится не к архитектуре, а к гламурному дизайну.

Это «дворовый флигель» домов 3 и 5 по Почтамтской ул. Притом следует учесть, что дом 5 имеет два этажа, а дом 3 – четыре. К тому же дом 5 – выявленный объект культурного наследия, это дом Почтового ведомства. Объект то ли снесли и восстановили, то ли удалось сохранить фасадную стенку (что менее вероятно).

Благодаря тому, что Почтамтская ул. узкая, 7 – 8-этажного флигеля, торчащего над этими домами, с тротуара Почтамтской ул., не видно. Зато его отлично видно со стороны улицы Якубовича, поскольку дома № 5 по ул. Почтамтской и № 6 по ул. Якубовича имеют общий двор. А дом № 6 – это памятник архитектуры работы Д. Кваренги, служебный корпус дворца А. А. Безбородко (где сейчас Музей связи). Имеет два этажа. И гламурно-дизайнерский флигелек высотой в 7 – 8 этажей сейчас великолепно торчит над двухэтажным домиком № 6.

Понятно, что цель была простой – как и обещала реклама, «здание предлагает прекрасные виды купола собора Св. Исаакия, башни Адмиралтейства и знаменитого музея Эрмитаж». Иными словами, с обзорной галереи на крыше 7 - 8-этажного флигеля виден Исаакиевский собор и проч. Я обследовал окрестности Исаакиевского собора: вроде бы снизу верхушка флигеля не видна. Но не исключено, что с Дворцовой пл. видна – как видна, например, над зданием Главного штаба надстройка гаража, воздвигнутая М. Мамошиным в Волынском пер. (возле ДЛТ) и обнаруженная потом Кирой Обуховой с «Фонтанки.Ру». Опять же работает дурной пример: если построил Мамошин, почему бы Фрезе не повторить?

 

Вид делового центра архитектора Ф. Фрезы с Конногвардейского бульвара

Но всего примечательнее то, что недоархитектура Ф. Фрезы и его компании включена в ежегодник! Притом мало того, что это недоархитектура, так она еще и демонстративно нарушила нормы для охранной зоны.

Вместо сохранения и регенерации в СПб давно идет интенсивное новое строительство, которое портит предметы охраны (в частности, вид силуэтов зданий) – достаточно напомнить такие результаты набега гуннов на Исаакиевскую пл., как гостиница «Ренессанс» на Почтамтской ул., 4 (арх. Е. Подгорнов), с ее знаменитым «пузырем» и изуродованный мансардой (арх. Е. Герасимов и его компания) дом Лобанова-Ростовского. На этом фоне продукция Ф. Фрезы – еще не самое жуткое изделие, и если вред от Е. Подгорнова и Е. Герасимова оценить в 10 баллов, то Фреза навредил, как я полагаю, всего на 6. Его флигель хотя бы виден не отовсюду, а только от заднего крыльца Манежа. Так что Фреза еще молодец.

 

Дом работы Е. Герасимова на Тверской

Цинизм. Гайкович и другие

В чем не откажешь новому ежегоднику, так это в пропаганде цинизма. Вот, скажем, архитектурная мастерская А. Столярчука (прославившегося «Шляпой Незнайки» на Суворовском пр. и «Пиком» на Сенной пл.) не только спроектировала двухэтажную мансарду на здании возле ст. метро «Чернышевская» (пр. Чернышевского, 18, на пересечении с Фурштадтской ул.), полностью нарушив пропорции здания и его сомасштабность окружающим строениям, но еще и протащила сей проект в ежегодник. Естественно, для книги здание постарались сфотографировать в отрыве от контекста, как бы отдельно стоящим, но это же ложь! А из контекста этот дом, надстроенный нелепой для исторического центра «пузатой» крышей, выпадает, хотя на новую кровлю и вывели трубу, которая призвана обозначить «старинность» постройки, но посреди окон Velux смотрится втройне нелепо. Не говоря уже о том, что нагородили на фасаде, выходящем на Фурштатскую ул., – я имею в виду обрамление окон первого мансардного этажа.

Но чемпионом по части «нагородить», несомненно, является арх. С. В. Гайкович со своей гостиницей на Невском пр., 89, – Гончарной ул., 4. Сейчас у девиц есть такая мода – влезть в джинсы на два размера меньше, так чтобы тело не помещалось внутри, чтобы его как бы пучило, чтобы все выпирало и вываливалось. Именно этот образ лучше всего передает ощущение от гостиницы по проекту архитектурного бюро «Студия 17», которым руководит заслуженный архитектор России С. Гайкович.

 

Гостиница «Парк Инн» работы С. Гайковича

Ее именно пучит, оба фасада вываливаются из объема почти в прямом смысле, фасады нарисованы с избыточным количеством деталей, ребер, эркеров, декоративных балкончиков, перегородок, бортиков… Естественно, в ежегоднике вид на гостиницу С. Гайковича со стороны пл. Восстания отсутствует, потому что помимо суеты на фасадах гостиница еще и слишком высокая, и обращенный к пл. Восстания брандмауэр этой новостройки поражает зрителя своим уродством. Не говоря уже о том, что «выпученные» фасады выступают с обеих сторон, так что здание торчит в ряду, словно грудь четвертого человека в военном строю.

К слову сказать, обычно архитекторы, осознавая, какой вред наносят Петербургу, стараются молчать, публично не оглашать свои мысли. Гайкович, напротив, выступил недавно со странным докладом. Гайкович решил бороться с предрассудками. Первые два, по его мнению, такие: «сохранение важнее созидания» и  «все без исключения инвесторы и девелоперы – это жадные и необразованные рвачи».

Что касается инвесторов, то это не предрассудок, а истинная правда, иначе бы мы не имели «вспученную» гостиницу от Гайковича. А относительно антитезы сохранение/созидание, то себя С. Гайкович отнес, естественно, к созидателям. Однако если отбросить циничную ложь, содрать маску, то окажется, что их, «волчьей стаи», созиданию всегда предшествует элементарное уничтожение. Так на месте несуразной и уродливой гостиницы, поставленной Гайковичем, находилось историческое здание, выявленный объект культурного наследия (в XIX в. здесь располагались одно- и трехэтажные остатки усадьбы XVIII века, которые в 1846 – 1850 гг. были перестроены архитектором З. Ф. Краснопевковым).

Поместить этот проект в ежегодник –  верх цинизма. До помещения финно-земцовского «Стокмана» дело не дошло, но, например, гостиничный комплекс «Студии 44» (Н. И. Явейн и компания) в Петергофе (Петергофский пр., 40) – еще один образец архитектурной агрессии. Кстати, коль скоро речь зашла об агрессии, нельзя не упомянуть и творение Э. ван Эгераата – элитный жилой комплекс «Мойка – Крюков», который хотят воздвигнуть на месте бывшего детского сада № 49 Октябрьского района – здания из силикатного кирпича (наб. р. Мойки, 102), стоящего там, где пересекаются р. Мойка и Крюков канал. То, что предложено, - фактически декларация о продолжении уничтожения Коломны, начатой по инициативе Валерия Гергиева.

Представьте себе панельный пятиэтажный дом, поставленный на цокольный этаж с магазинами; дом заключен в каркас – навесную стоечно-балочную конструкцию, которая зрительно подчеркивает членение фасада в вертикальном и горизонтальном направлениях, но которую повело от землетрясения или взрыва. Получилось что-то косоугольное. Вот это и есть здание, которое предлагает Эгераат (кстати, отметка его кровли на 9,5 м выше рядом стоящего исторического здания).

Если добавить сюда второе здание Мариинского театра, представляющее собой современную интерпретацию дворца культуры 1970-х гг., а также добавить проект расширения Концертного зала Мариинского театра (ул. Писарева, 20) в исполнении С. Орешкина (проект также показан в ежегоднике), то можно говорить о серьезном намерении изничтожить своеобразие Коломны. Эгераат с его модернистским проектом вторгается в историческую среду и делает это агрессивно и претенциозно. Ибо элитный жилой комплекс и должен всех давить и уничтожать, демонстрируя собственную значительность и уникальность.

Представлена в ежегоднике и другая разновидность цинизма. Речь идет о зданиях 55 и 59 по Невскому пр., которые влились в комбинат гостиницы «Невский палас». Помещены соответствующие картинки в раздел «Реставрация», т.к. якобы воссозданы лицевые фасады, работа значится под фамилией Р. М. Даянова (мастерская «Литейная часть – 91»), который любит подчеркивать свою архитектурную щепетильность.

 

Фасад дома 59 по Невскому пр. (рядом с "Невским паласом"). Восстановлен по проекту Р. Даянова. Автор уродливых мансард на кровле неизвестен, возможно, самоделка застройщика.

Однако в данном случае оба здания изуродованы мансардами, кровлями с окнами Velux (с заметным увеличением угла наклона), всякими остекленными теплицами на крыше. Конечно, это не так ужасно, как финно-земцовское творение на Невском, 114 – 116, но тоже уродливо. Можно делать вид, что кровля и ее вид в понятие фасада не входят, хотя энциклопедии определяют фасад как наружную сторону здания, стало быть, вид кровли, хорошо заметный с противоположной стороны Невского пр., значение в данном случае тоже имеет. И потому говорить о воссоздании лицевого фасада нельзя, т.к. в одних местах он, возможно, и воссоздан, а в других, над карнизом, кардинально изуродован.

Игра в классики


Я уже много раз писал, что наилучших результатов наши архитекторы достигают на пути откровенного подражания. Чем меньше своего, тем лучше. Поэтому самой лучшей постройкой мне представляется ресторанно-гостиничный комплекс «Летний дворец» в районе Стрельны (Санкт-Петербургское шоссе, 130, к. 7) арх. И. Н. Князева, сделанный в виде стилизации «под Ринальди».

Сюда же я отнесу жилой комплекс на Тверской ул., 1а, Е. Герасимова и партнеров, хотя, конечно, эркеры на четыре этажа выглядят нестерпимо вульгарно и портят стилизацию под северный модерн, где главное – это строгость и суровая сдержанность. Эркеры здание убивают, напоминая самодельно обшитые жильцами балконы.

Третий пример – проект многозального семейного кинотеатра для Александровского парка, выполненный в архитектурной мастерской И. А. Солодовникова. Использованы мотивы неоклассицзма & модерна, сразу и бывшего «Народного дома», и Театра им. Ленинского комсомола, где конструктивизм уже обогащен до неоклассицизма. В виде винегрета из всех этих  стилей и предложен облик кинотеатра. Главное, что он невысок и производит впечатление не «стекляшки», а каменного строения.

Четвертый пример – спортивно-оздоровительный центр (ул. Стасовой, 1), проект архитектурной мастерской В. А. Реппо. Стильное «косоугольное» решение, напоминающее супрематизм, Малевича, Пита Мондриана, трансформированных в архитектурную форму. Кстати, 10 лет назад, в 2001 г., подобный проект уже был реализован – торговый центр «Елизаровский» около одноименной станции метро (архитектор Эдуард Миррер, дизайнер Сергей Косниковский). Там была предложена зелено-сиреневая гамма окраски, сложной формы окно на фасаде, охватывающее все три этажа и часть крыши. Только то здание было чужеродно для заплеванной ул. Бабушкина, а предложенное Реппо уместно в районе новостройки, посреди безжизненной правильности функционалистских фасадов.

И, наконец, последнее. В конце ежегоднике, в разделе, именуемом «Дискуссионный листок», перепечатана статья Ю. М. Лотмана «Архитектура в контексте культуры» (1987). По мнению архитекторов, это важный аргумент, доказывающий их право строить новое вне исторического контекста, поскольку Лотман писал о сносах зданий и напряженной конфликтности в системе «текст – контекст».

У меня нет здесь возможности подробно анализировать статью Лотмана и доказывать, что архитекторы не поняли ее смысла. Скажу только, что не поняли и приведу всего один пример. Лотман писал, что характерный для Петербурга вектор пространственной ориентации – взгляд идущего по середине улицы пешехода. А это «открытая прямая перспектива». Скажем, Кировский пр. – он «протянулся точно с востока на запад, и во время белых ночей на одном из концов его всегда горит заря, придавая улице космическую распахнутость…».

А что делают наши архитекторы? Они забивают все перспективы. Забита перспектива Шпалерной ул. домом на Большеохтинском пр., Финского переулка торговыми бараками архитектора Г. Чмонина, ул. Комсомола - частью «Монблана». Перспектива Старо-Невского «загрязнена» гостиницей С. Гайковича, имеющей выпирающие части; выступает за красную линию ул. Марата здание, спроектированное мастерской С. Орешкина. «Преображенский квартал», спроектированный мастерской И. Солодовникова, испортил вид на госпиталь Преображенского полка (Кирочная ул., 35а): если раньше над ним было небо, которое видел пешеход, шедший по Потемкинской ул., то теперь нависает массив самой вульгарной новостройки.

Если раньше памятник архитектуры, дом 6 по ул. Якубовича, имел естественный городской фон (части брандмауэров, силуэты зданий), то теперь фоном стала аномальной высоты остекленная металлоконструкция от итальянца Ф. Фрезы, стилистически и материально чуждая контексту. Проспект Чернышевского «стреляет» прямо на Арсенальную наб., где стояла школа, представлявшая собой нейтральный, незаметный фон. Теперь набережную изуродовал М. Мамошин своим весьма агрессивным зданием для дочерней структуры «Газпрома», которое строят на месте уничтоженной школы.

Перспектива крошечной Малой Садовой – и та забита ложноклассическим домом М. Рейнберга на Манежной площади, верхушка которого видна вместо неба.

Кстати, Лотман написал еще и про силуэт зданий, который является «господствующим символическим элементом петербургского дома». О каком теперь силуэте дома Лобанова-Ростовского, дома Мятлевых на Исаакиевской пл., домов 55 и 59, 114 и 116 на Невском пр. можно говорить? Силуэт госпиталя на Кирочной, 35а, вообще перестал существовать как таковой. Мансардный этаж зрительно убил все украшения на аттике дома Лобанова-Ростовского (в частности, скульптурную группу), восстановленные по проекту мастерской Р. М. Даянова. А Даянов, между прочим, член редколлегии ежегодника. И Гайкович тоже ее член. И Земцов. И Явейн.

Так что публикаторы Лотмана, если и читали его статью, то мало что в ней поняли. И с такими-то способностями браться перестраивать Петербург?                  

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фотография с сайта karpovka.net



Комментарии:

Всё утопить. (А.С.Пушкин)

Написал maria_celesta - 2011-05-25 14:23:04 / ответить

Главный архитектурный безумец в Питере (фамилию не знаю) это тот, кто соорудил здание на Владимирской площади напротив собора. У него начисто отсутствует чувство пропорций, окружающее архитектурное пространство он не видит, не учитывает, а кроме того - у этого больного на голову страсть к сооружению каких-то типа круглых беседок из металлических колонн. Такая же беседка сооружена неподалеку - на углу Загородного и Гороховой. А недавно я случайно увидел еще одну - на углу ул. Моисеенко и Дегтярного. Ну, а главный архитектор города куда смотрит?

Написал busigin - 2011-05-25 18:50:39 / ответить

Здание на Владимирской запроектировал не он. Архитектор наш главный - хорший, поверьте.

Написал titikaka - 2011-05-26 12:37:37 / ответить

Охотно Вам верю. Да только Главный должен всё это "творчество" контролировать и не пускать безумцев на главные улицы города. Как, впрочем, и не на главные.

Написал busigin - 2011-05-29 11:36:12 / ответить

Все комментарии

Оставить свой комментарий



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru