16+

Новости партнёров

Блоги > ВИКТОР ТОПОРОВ

Почему никому не интересно, как Гельфанд сыграет с Анандом

10/06/2011

ВИКТОР ТОПОРОВ

Соревнование восьми претендентов на звание чемпиона мира по шахматам, прошедшее в мае в Казани, завершилось а) сенсационно; б) справедливо; в) катастрофически. В очередной раз заговорили о смерти шахмат – или как минимум о смерти шахмат классических (в отличие от «блица», «быстрых» и «фишеровских», они же «шахматы-960»).

(5) комментировать

                 Причем разговор этот завели сами же претенденты на шахматный престол. Завели отнюдь не после поражения (что было бы вполне объяснимо), а не успев еще сойти с турнирной дистанции.

Все дело в том, что матчи претендентов – сенсационные, справедливые и катастрофические по своему результату – оказались прежде всего смертельно скучными. Представьте себе какой-нибудь крупный турнир по футболу (допустим, первенство мира), в котором все матчи, кроме разве что самого первого и самого последнего, завершились с одинаковым счетом 0:0 как в основное время, так и в добавочное, а в неизбежных сериях послематчевых пенальти вопрос всякий раз заключался не в том, кто больше забьет (или кто больше отразит ударов), а исключительно в том, кто сколько раз пробьет мимо ворот или в лучшем случае в штангу.

Да и в игровое время «команды» практически не создавали голевых ситуаций, не били по воротам (ни даже в направлении ворот), не подавали угловых и не зарабатывали право на штрафной или хотя бы на свободный удар на чужой половине поля. Хуже того, четыре «команды» из восьми вообще не покидали свою половину поля; причем как раз эта четверка, собранная в одну группу, ходила перед началом турнира в фаворитах. Во второй четверке – заведомых аутсайдеров - игра шла вроде бы повеселее (хотя и здесь без побед и даже без забитых мячей), однако в пяти случаях из шести это были ветеранские матчи, участники которых вызывали уважение, но, увы, никак не восхищение, а главное, никакую не надежду.

В результате именно из этой, слабейшей, четверки вышел победитель турнира, считавшийся, кстати говоря, перед стартом самым слабым или, в лучшем случае, предпоследним игроком во всей восьмерке (да и бывший седьмым по рейтингу), израильтянин, а в прошлом минчанин Борис Гельфанд. В финале он выиграл у молодого россиянина Александра Грищука, в полуфинале – у американца Гаты Камского, а в четвертьфинале – у бакинца Шахрияра Мамедьярова.

При всей весомости этих побед (причем над Мамедьяровым и Грищуком – в «основное время»), не следует упускать из виду, что главные фавориты состязания сошли с дистанции куда раньше: Левон Аронян и Владимир Крамник уступили («по пенальти») Грищуку, а Веселин Топалов – Камскому. Кроме того, от участия в отборочном цикле отказался один из двух лидеров мирового рейтинга норвежец Магнус Карлсен (его заменил Грищук). Вторым лидером (а на текущий момент первым) является чемпион мира индус Вишванатан Ананд, участника предстоящего матча с которым и выявляли претенденты в Казани.

Понятно, почему победа Гельфанда стала сенсационной – он слыл заведомым аутсайдером.

Понятно, почему она оказалась справедливой: Гельфанд не то чтобы играл в Казани лучше всех, но заметно больше всех старался, заметно больше всех «бегал по полю». Наконец, он «забил два мяча с игры» и выиграл два матча «в основное время», - а уж в том, что с основными фаворитами разобрались другие, его вины нет. Откуда же ощущение катастрофичности происшедшего?

Чемпиону мира Ананду 41 год, претенденту Гельфанду – 43. Шахматная карьера Ананда блистательна и беспримерна; шахматная карьера Гельфанда, разумеется, великолепна, но, пожалуй, никак не более того. Победитель нынешних матчей претендентов и прошлогоднего Кубка мира и второй-третий наравне с Крамником призер чемпионата мира четырехлетней давности (когда победил Ананд) Борис Гельфанд, безусловно, имеет право на матч с чемпионом мира – имеет право и спортивное, и моральное, - вот только сам этот матч вряд ли окажется кому-нибудь интересен и хотя бы поэтому (правда, не только поэтому) едва ли когда-нибудь состоится вообще.

Потому что у подобных матчей имеется «цена вопроса»: считается, что призовой фонд никак не должен составлять менее одного миллиона долларов. Однако «матчишко на миллион» из простого сочетания двух фамилий, пусть и двух очень известных фамилий, отнюдь не получается автоматически. Шахматному матчу на миллион долларов (и более того) подобает масштабная конфликтность (если не фактическая, то хотя бы латентная), причем сама по себе суть конфликта должна быть понятна и знатокам, и широкой публике. И вот ничего подобного такому конфликту в эвентуальном матче Ананда с Гельфандом не просматривается.

Конфликт поколений? Но они принадлежат к одному, Гельфанд даже старше. Оба сейчас играют прекрасно, но, вместе с тем, лучшие годы обоих уже позади: и чемпион, и претендент - уходящая натура и вот-вот превратятся в натуру, из больших шахмат уже ушедшую. Вопрос, кто сильнее играет (ответом на который, строго говоря, и служит длительное матчевое противоборство двух соперников), в данном случае тоже не стоит: Ананд играет сильнее. Может быть, и ненамного, но сильнее, причем по всем компонентам.

Ананд играл сильнее Гельфанда в 1990-е и в 2000-е – и если вдруг уступит ему в 2010-е, это будет всего-навсего означать, что один из них старится (сугубо в шахматном плане) быстрее другого. Ананд лучший шахматист мира или еще недавно был таковым; Гельфанд не лучший шахматист мира (хотя один из лучших) и никогда им не станет. Во всяком случае, конфликта на миллион долларов здесь не просматривается.

Деньги нашлись бы – в мире – на матч Ананда с Карлсеном, Ароняном, Крамником или Топаловым. А также, не исключено, на матч с Хикари Накамурой – звездой американских шахмат японского происхождения. В крайнем случае, они нашлись бы в Норвегии, Армении, России, Болгарии, США или Японии соответственно. На матч Ананда с Грищуком (или с Сергеем Карякиным, или, через пару лет, с Яном Непомнящим) деньги могли бы найтись в России. Деньги на матч с кем-нибудь из молодых китайцев – в Китае, где шахматам придается огромное значение (как и соревнованию с Индией по всему периметру), но их нет и не может быть в Израиле, где шахматы традиционно слывут пустой забавой (хотя и национальной забавой), а противостояния с Индией как-то. Знаете ли, не просматривается…

Разумеется, Гельфанд вправе надеяться на частных спонсоров. Допустим, на израильского бизнесмена Бориса Бурштейна, на свои деньги издающего в России шахматный журнал «64» и вроде бы дружащего с нынешним претендентом. Разумеется, он может уповать на личные средства Кирсана Илюмжинова, уже не раз спасавшего ФИДЕ и ее официальные соревнования именно таким сугубо меценатским образом. Но всё же минимум миллион за матч Ананд-Гельфанд это и впрямь слишком много.

Так что белорусско-израильскому гроссмейстеру грозит, увы, повторение судьбы рижского экспатриата и нынешнего гражданина Испании Алексея Широва, выигравшего 12 лет назад соревнование претендентов на матч с чемпионом мира Каспаровым, но этот матч так и не сыгравшего, так как тот  не показался достаточно конфликтным и, соответственно, не вызвал должного финансового интереса в мире (а на двести тысяч Широв тогда играть не захотел – и Каспаров сыграл, правда, уже на два миллиона с Крамником).

Главная же беда в другом: невыносимо скучны оказались в Казани пассивные претендентские шахматы, отсюда и пошли в очередной раз вечные разговоры о ничейной смерти (а то и просто о смерти) шахмат. Устарела и матчевая форма выявления сильнейшего шахматиста мира, что, правда, требует отдельного развернутого обоснования.

А когда вдруг выяснилось, что после сенсационного и вместе с тем справедливого завершения турнира претендентов нечего ждать интересного матча на первенство мира (да и просто матча на первенство мира ждать, скорее всего, тоже нечего), вот тогда-то в шахматном воздухе и начало веять подлинной катастрофой. Ну, или неизбежной перестройкой; ведь «катастрофа», если кто забыл, как раз и означает «перестройка», только по-древнегречески.                      

ранее:


«Остромов» Дмитрия Быкова - это не г…, это просто «не моя книга»
Кто из писателей получит «Супернацбест» и $100 000
Что такое позитивная дискриминация
Как становятся лауреатами премии «Поэт»
Путина и Бродского сформировала идея «правильного пацанства»
«Тандем исторически отработал свое, он подлежит демонтажу»
Михалкову предложили определиться - «дурак» он или «лжец»



Комментарии:

Gelfand-slon,a avtor-topor...

Написал klopan - 2011-06-13 13:04:08 / ответить

Кому интересно читать этого истекающего желчью недописателя? Мало того, что все его статьи субъективно-негативные, так и данный опус дает понять, что в шахматах он ничего не смыслит, вся его статья - примитивные штампы с интернет форумов. Некоторые комментарии: 1) Финальный матч состоится на 100% 2) За исключением матча Крамник-Раджабов, борьбы и интересных партий было предостаточно. Не вина претендентов в большом количестве ничьих. 3)Аналогии с футболом не выдерживают никакой критики 4)Никто не считал Гельфанда заведомым аутсайдером П.С. Аффтар, выпий йаду.

Написал Гроссмейстер - 2011-06-13 13:48:52 / ответить

Неясно господину Топорову Как "распилить священную корову". Успешен Виктор и "слегка" богат... Не потому ль, что ренегат?

Написал Поединщик - 2011-06-13 14:59:03 / ответить

Абсолютно бездарная, никому не нужная статья. Автор вообще не в теме.Борис Гельфанд не был аутсайдером.В матче с Мамедьяровым он шел небольшим фаворитом. В следующем, полуфинальном матче с Камским, Гельфанд опять был фаворитом. Только в финале , против более молодого и победившего очень сильных Ароняна и Крамника Александра Грищука он бы небольшим аутсайдером. Игорь, международный гроссмейстер

Написал Игорь64 - 2011-06-13 17:29:14 / ответить

Бездарная статья мли нет, не берусь судить. Но как можно говорить за всех, что она никому не нужная? Ага, Топоров тоже уверен, что никому не интересен матч. У нас в Украине в таких случаях говорят: "Яке їхало, таке й здибало", т. е. какое ехало, такое и встретило.

Написал Корнеев - 2011-06-16 00:48:57 / ответить

Все комментарии

Оставить свой комментарий



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru