16+

Новости партнёров

Lentainform

Как можно испортить себе отдых, путешествуя на пароме по Балтике

14/06/2011

ИВАН ЖИДКОВ

Вид красивых лайнеров, пришвартованных у набережной Невы, давным-давно стал частью летнего питерского пейзажа. При этом, любуясь изящными линиями иностранных круизных кораблей, мы как-то совершенно не задумывались о том, почему, собственно, из порта Санкт-Петербурга, того самого окна в Европу, что с такими усилиями прорубал Петр I, нет ни одной регулярной паромной линии, что называется, для внутреннего пользования.


                 Наконец, не прошло и пары десятков лет, как компания St.PeterLine (далее – компания-перевозчик) запустила долгожданные и логичные круизы из Петербурга в Хельсинки (2010-й год), а этой весной вслед за «Принцессой Марией» в Балтику пошла и ее «сестра» «Принцесса Анастасия». Пора ли паниковать иностранным компаниям, которые прежде в монопольном порядке «делали хорошо» российским любителям поплавать? В минувший уик-энд на борту «Анастасии», следовавшей по маршруту Петербург – Стокгольм – Таллинн – Петербург, было время об этом подумать.

Круиз – едва ли не идеальная форма отдыха. Особенно, если еще и выдается хорошая погода. При том, что ты можешь загорать, любоваться рассветами-закатами, завтракать-обедать-ужинать-выпивать-закусывать в самых разных барах и ресторанах по разумным ценам, еще и получаешь «шведский стол» в виде разных городов, что обеспечивает смену впечатлений и обстановки, ради чего, собственно, и нужен отпуск. Есть только одна проблема, свойственная всему, что затевается в нашей стране: дай бог, если объективные плюсы от поездки окажутся крупнее и жирнее минусов, связанных с людьми и обстановкой, ими создаваемой. А если нет?..

Мы знаем, что в России любое благое начинание может превратиться в трудноперевариваемое действо. Круиз Швеция – Эстония оказался бы именно таковым, не будь наша семейная пара изначально настроенной на позитив. Запас которого мы, естественно, рассчитывали пополнить, гуляя по европейским столицам.

«Анастасия», если кто не знает, построена в Турку больше 20 лет назад. Служила она шведской компании долго и счастливо, но пришел час ее списывать. Выбрасывать, что не нужно, не в привычках расчетливых, и оттого распрекрасно живущих шведов, тем более, что совсем недалеко, на Востоке, есть Россия, где с радостью принимают все иностранное (причем, далеко не то, что на самом деле хорошо – нормы поведения, к примеру). Особенно, если изначально оно дешево, а купить можно за дорого. Спору нет, «Анастасия» – как и «Мария», плавающая в Хельсинки – удобный, большой корабль, способный вместить и развлечь массу людей. Вот только ремонта после шведского списания она требовала далеко не только косметического, особенно, если перевозчик планировал летом набивать ее сверху донизу.

В общем, главная проблема, мешавшая полноценно наслаждаться жизнью все дни плавания, скрывалась… в туалете в нашей каюте номер 4913. Неизвестно, какая потусторонняя сила испортила вакуумный смыв в унитазе, но факт остается фактом: каждое утро начиналось с похода на рецепшн, улыбки дежурной девушке и подробным рассказом о том, почему мы, молодые и красивые, не можем прямо сейчас, как птицы взлететь на палубу и начать вдыхать свежий морской ветер. Девушка с серьезным видом регулярно отправляла к нам ремонтника, который, конечно, восстанавливал работу системы, но хватало ее ненадолго. Буквально на один «плюх». Вам не нравится тема блога? Мне тоже нет. Но попробуйте поспорить с его актуальностью. Вышло так, что удобства в романтическом плавании у нас оказались не просто «на этаже», а еще и «на другом этаже», потому что общих туалетов на нашей палубе не было. Сортир ремонтировали раз шесть с одинаковым исходом и без малейших альтернатив. «Я бы вам рада помочь, да ничего не могу сделать», – упорно повторяла нам девушка фразу, которую категорически нельзя произносить в сфере сервиса, – «у нас заняты даже резервные каюты».

Понятно, что заняты. Потому что зарабатывать уважающая себя компания-первопроходец, безусловно, должна. Вот только проблема крылась не в нашем злобном унитазе, а во всей системе, ибо слесари-ремонтники сновали по кораблю вверх-вниз в течение всех четырех дней плавания, иногда спасая целые этажи от навязчивой проблемы. Были и люди, кому пришлось еще хуже: в один из наших заходов на «бомбежку» рецепшн, солидный мужчина объяснял дежурной, что уже несколько дней в его каюте кондиционер ревет, как реактивный двигатель, что его ребенок не может спать и спрашивает, нельзя ли эту штуку починить или переехать в другую каюту. Как вы понимаете, помочь пассажиру ничем не могли. 

Организация простых формальных мероприятий, как-то: ужин, высадка на берег, выдача такс-фри и прочее, была превращена в национальную русскую забаву «постой в очереди». Очереди были везде, всегда, очень плотные, душные, с базарно-кухонными разговорами и возникающими по взаимной бестолковости продавца и покупателя. Совершенно нелепо организованным оказался выход в Стокгольме. По общей связи несколько раз объявили о необходимости пройти паспортный контроль в течение двух часов после прибытия, что спровоцировало невероятную давку в узких коридорах, ведущих к единственному выходу. Как потом объяснили, условие поставила шведская сторона, которой не положено держать своих пограничников до 12 ночи. Но сдается мне, что шведам и в голову не приходило, что вместо того, чтобы людей правильно организовать, их будут просто и доступно, в советском стиле «от информбюро» пугать. В итоге сход на берег напоминал конец света, а люди, свято верящие в то, что спасется только тот, кто побыстрее выгрузится в Стокгольме, падали в обмороки (кто послабее) и шли на брата (кто посильнее). Даже на стадионах, куда ходит по 20 тысяч, а не по 2, научились выпускать народ по ярусам и секторам, на судне же отчего-то до такого не додумались.

К слову, и отправление из Петербурга предварялось огромными, а главное, совершенно неподвижными очередями на регистрацию. Естественно, обладателей ваучеров от турфирм и индивидуалов не сообразили разделить сразу при входе в морской вокзал и только спустя час многие понимали, что, оказывается, им нужно стоять в разные окна. Девушка, регистрировавшая пассажиров кают высокого класса (к ней одной можно было пробиться с расспросами) только махала рукой: «Во все окна стойте, кроме последнего».
Бесспорно, и сами пассажиры в большинстве своем провоцировали задержки и казусы. Очереди на получение такс-фри были длинными и тягомотными только оттого, что народу не приходило в голову заранее заполнять поля «фамилия» и «адрес», а когда человек дорывался до заветного окошечка, то начинал сначала возмущаться «глупым правилом» и потом только заполнять форму неведомыми латинскими буквами. Тут уж, прости, Буратино, ты сам себе враг…

Ужины с довольно стильным северным шведским столом превратились в столовские обеды из-за своеобразной обстановки, создаваемой рвущимися толпой буйволов к столам современных россиян. Бедные, богатые, средние – все смешались, все творили хаос и разве что не дрались тарелками, перебегая из очереди в очередь. Одним казалось, что с другого конца стола вкуснее, другим – что там народу поменьше. При этом народ переговаривался на расстоянии 10 метров безо всяких раций и рупоров. Просто великим могучим голосом.

Потрясла дама, поставившая перед собой бокал красного вина одновременно с бокалом белого, поочередно отпивавшая из обоих, а затем произнесшая: «Вот гады, в первую смену все шампанское выпили…». Интересно, что она же спустя час вернулась с чашкой чая: «Девочки, как хорошо чайку попить! Ничего больше не надо!».

Когда открытие смены в ресторане задерживалось, мощные женщины готовы были разнести стеклянную дверь, пока эстонский персонал ресторана менял на столах скатерти и готовил помещение к новым испытаниям.
– Надо не проворонить! – суетилась женщина в цветастом платье.
– Они нас ненавидят! Вот если бы такое безобразие творилось в Англии… – огромная дама свирепо смотрела на сновавших работников ресторана.
Наверное, так оно и было. И, честное слово, спорить с «эстонскими экстремистами» сложно. К слову, именно эстонские члены экипажа были наиболее компетентны и адекватны. С носителями славянской внешности случались неурядицы. Так, например, когда «информбюро» предложило попробовать мохито за пол цены в ресторане на 7-й палубе, бармен с удивлением уставился на вновь прибывших и заявил:
– Так «счастливый час» кончился 9 минут назад!
– Зачем же тогда объявили?
– Не знаю… Ой, извините. Я-то думал, что это по-русскому времени.

Учитывая то, что корабль в тот момент находился в Таллине, думал бармен явно не о том, о чем надо. Понятно, что наш турист способен прожить по московскому времени в любой стране бесчисленное количество дней. Но если ты – работаешь на корабле, то стрелки все же переводить надо. Кончилось все, кстати, интересным диалогом бармена и его помощницы:
– Люся (Таня, Маша, Галя), мохито сделаем?
– А у нас мята-то есть?..
В этот момент стало страшно при мысли, о том, что будет, случись на судне более серьезная проблема, чем вопрос приготовления мохито.

Тем не менее, мы вернулись, пусть и с неработающим унитазом, полные положительных эмоций от совершенно непохожих друг на друга стильного Стокгольма и уютного Таллинна, которые на пару перекрыли весь негатив. И, честное слово, очень рады, что в Петербурге теперь есть свои паромные линии. Только компании-перевозчику нужно понять одну вещь: недостаточно того, чтобы советский (а мы ведь до сих пор советские, никуда не денешься) человек сплавал и сказал: «спасибо, что хотя бы так». Шведы ставят нам условия схода на берег, а сами плавают к нам без виз. Мы им это разрешили. Они не виноваты в том, что заботятся о своем народе, и что им наплевать на нас. Но мы сами виноваты в том, что нам наплевать на самих себя. И получается, что на нас наплевать везде.

Вот какая проблема не имеет решения. Помимо заработка компания должна заботиться об имидже, но не может, потому что народу, не заботящемуся об имидже своем, нет дела и до имиджа компании! И пока этот замкнутый круг не будет разорван, шведским, финским и эстонским паромным компаниям бояться совершенно нечего.                         

ранее:

Случилось так, что я «подсел» на Австралию…
Где в Петербурге можно спастись от гнета великодержавности
Как я ходил в Эрмитаж смотреть экспозицию музея Прадо
«Кому нужен Роберто Карлос в Махачкале?»
Мои впечатления от русских туристов в Турции
Зачем футболисты сборной России защищают Киркорова
«Почему в Египте акулы кусают туристов, а в Австралии нет»



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве