Кому мстил идеолог петербургской банды неонацистов Алексей Воеводин?

15/06/2011 19:34 Власть

Суд над неонацистской группировкой Боровикова-Воеводина длился больше двух лет. На скамье подсудимых оказалось 14 человек. 12 из них были признаны судом присяжных виновными в совершении убийств, бандитизме, незаконном хранении оружия. Все они, кроме главаря Воеводина, говорят, что раскаялись в совершенных преступлениях. Но, очевидно, раскаяние многих было показным.


                    Два члена банды – Алексей Воеводин и Артем Прохоренко - получили пожизненные сроки наказания. Другие – от 3 до 18 лет. А несколько человек отделались условными сроками за «активное сотрудничество со следствием».

Три коричневых года


Банду называют по именам двух ее организаторов и главарей Алексея Воеводина и Дмитрия Боровикова (был убит при задержании в 2006 году).

Как установил суд, банда орудовала в Петербурге с осени 2003 года. Вплоть до мая 2006-го город сотрясали громкие убийства на национальной почве. От рук экстремистов погибли ученый-правозащитник Николай Гиренко (проводивший экспертизы для судебных процессов по экстремистским делам), гражданин КНДР Ким Хен Ик, африканец Самба Лампсар, вьетнамский студент Ву Ань Туан, таджикская девочка Хуршеда Султонова и многие другие. Регулярно избивались цыганки, торговцы арбузами, просто прохожие «неславянской внешности».

Петербург в федеральных теленовостях уже величали «коричневой столицей», губернатор Матвиенко обещала «найти и покарать ублюдков». Милиция проводила облавы на скинхедов и просто бритоголовых парней, быстро стряпались уголовные дела, устраивались показательные процессы. Но убийства тем временем продолжались…
Как уже сейчас стало известно, банда Боровикова-Воеводина, наблюдая за этими шумными «посадками», тихо торжествовала: почувствовав свою неуязвимость, главари планировали масштабные теракты, направленные, по их словам, «против системы».
- На протяжении трех лет и даже более мы творили, что хотели, полный беспредел, - делился потом с соратниками из тюрьмы Алексей Воеводин.
 
Положительные и больные

После того как Воеводин на суде пнул ногой камеру одной из телекомпаний, группу подсудимых стали заводить в зал заседаний под усиленным конвоем ОМОНа.
«Последнее слово» адвокаты и их подзащитные говорили, словно под копирку. Защита представляла положительные характеристики «с места жительства и работы», медицинские справки о плоскостопии и гипертонии и просила суд назначить «примерным и больным» подсудимым более мягкое наказание. Так, Артем Прохоренко, которого суд присяжных признал виновным в убийстве ученого Николая Гиренко, вместо пожизненного заключения попросил назначить ему 25 лет лишения свободы. Но суд решил, что Прохоренко «исключительно опасен для общества» и приговорил его к пожизненному заключению.

Главарь банды Алексей Воеводин, именующий себя СВР (аббревиатура «Сделано в России» выбрита у него на затылке), очевидно понимая, что его ждет пожизненное, о снисхождении просить не стал и в своем последнем слове заявил, что у него «нет слов для жидовского суда». Приговор Воеводин выслушал с кривой ухмылкой.

Двух членов группировки – Андрея Малюгина и Павла Гусева – суд присяжных оправдал, посчитав, что собранные следствием улики не доказывают их причастность к убийствам. Малюгин по кличке Боец (он служил по контракту в Чечне снайпером и потому считался главным стрелком в группировке) сразу после освобождения как сквозь землю провалился. О его местонахождении никто ничего не знает. «Не хочу проблем», - объяснил он матери свой уход. Теперь, впрочем, Малюгин может спокойно прийти домой, не боясь, что его вновь арестуют. Суд вынес ему оправдательный приговор.

Семь лет за откровенность

На счету банды – только доказанных 7 нападений и 8 убийств. Две жертвы - Ростислав Гофман и Алексей Головченко – были приятелями членов группировки. Оба парня были убиты 7 июня 2004 года как «неблагонадежные лица». Лидеры банды боялись разоблачения и решили убрать тех, кто, по их мнению, мог «расколоться». А в середине июня родные Гофмана обнаружили список, составленный их сыном перед гибелью - 12 имен и кличек и название группировки Mad Crowd. Этот список родители без вести пропавшего парня отнесли в милицию. И что же? Ничего! Милиция список благополучно потеряла, дав банде еще два года форы! За это время было убито еще несколько человек.

Так что убийцы осуждены, но вопросы остались. Почему так бездарно сработала правоохранительная система? Прокуратура узнала о существовании группы Боровикова-Воеводина от журналистов Агентства журналистских расследований, которые вышли на след банды… Банду в итоге сдал Денис Харчев – невысокий щупленький парень. На все судебные заседания он приходил вместе с мамой, пожилой женщиной с уставшим лицом. Харчев в итоге получил 7 лет и 2 месяца лишения свободы – это самое мягкое наказание, которое ему мог назначить суд (на юридическом языке «ниже низшего предела»).

День рождения банды

У преступников остались на свободе соратники и сочувствующие. Все они обещают «мстить» и мнят себя «бригадой» из одноименного фильма. Воеводину даже приписывают слова о том, что «многих не только не поймали, но даже и не установили, мы друг друга знали только в лицо».

Адвокат приговоренного к пожизненному заключению Артема Прохоренко Павел Лепшин еще до приговора суда был уверен, что наказание будет максимально жестким. По его словам, неоправданно…

- Это миф, когда говорят, что группировка представляла собой некий монолит со своей иерархией и идеологией, - говорит он. - Это была стихийная протестная группа, совершенно разнородная. Парней объединяли негативные эмоции не от созерцания каких-то рас, а от действий конкретных представителей.

Якобы всех их когда-то побили представители армянской, таджикской (и т. д.) диаспор. Поэтому, по словам адвоката Лепшина, членов банды объединяло чувство мести и групповой обиды. Проще говоря, ребята обиделись и пошли нападать на мигрантов и иностранцев?

- Да, - утверждает Лепшин. – Вот, к примеру, как были вовлечены в эту группу Румянцев и Орлов (приговорены судом к 12 и 11,6 года лишения свободы. - Ред.). Оба жили в селе Никольское. Обоих избили представители армянской диаспоры. Парни решили отомстить. Нашли журнал с анонсами концертов, где собираются люди определенных взглядов. Приехали на концерт и случайно познакомились там с Воеводиным и Боровиковым. Те, узнав о ситуации в Никольском, поехали туда и избили чету Туманян, которые подвернулись им под руку.

Все случилось 9 августа 2003 года. Эта дата официально считается днем рождения банды Боровикова-Воеводина.

Боевая подруга Воеводина

Но кому мстил идеолог банды Алексей Воеводин? Армяне его не били…
- Коренной петербуржец, из приличной семьи, – представляла его на суде адвокат Жанна Чурилова. – Воспитывался мамой и бабушкой. В 19 лет остался один, пережил большую личную драму (мать и бабушка в течение полугода умерли от рака. - Ред.), поэтому не окончил ПТУ и пошел работать охранником в магазин.

Алексей Воеводин был арестован в декабре 2005 года. С тех пор он в «Крестах», тюрьму рассматривает как «этап большого пути».
- Он самый лучший! – убеждена «боевая подруга» Воеводина 23-летняя Ольга, которая вышла за него замуж в апреле 2007 года. Брак регистрировали уже в «Крестах». Хорошенькая блондинка, еще совсем девчонка, полностью разделяет взгляды своего мужа и настроена очень воинственно. Воеводин называет жену Хельгой и Валькирией, явно ею гордится и ставит ее всем в пример.

Девушка познакомилась с Воеводиным, когда ей было всего 14 лет.
- Алексей старше на четыре года, - рассказывает она. - Он был знаком с моим братом. Мы встречались несколько лет, пока его не взяли.

Теперь у пары растет 3-летний сын Бронислав. Ребенок был зачат уже в тюрьме.
- Это имя сыну придумал Алексей, - признается девушка. – Оно означает «славный защитник»… Сын – вылитый папа!

Если не знать всего того кошмара, который сотворил ее муж, девушке даже можно было бы посочувствовать. Добровольно обрекла себя на роль «ни вдовы, ни жены», фанатично верит в величие мужа, любит, ждет – просто декабристка!

- Судья четыре месяца не давал нам свидания, - жалуется Ольга Воеводина. – Я думаю, это было сделано нарочно, всем остальным свидания предоставляли, а нам нет. Алексей ни разу не видел сына, только на фотографиях. Я просила у судьи разрешение привести ребенка хотя бы на судебный процесс, чтобы муж посмотрел на него издали, но получила отказ, было сказано, что здесь не дом свиданий.

Приговор о пожизненном заключении мужа Ольга Воеводина выслушала с каменным лицом.

Кстати, интересная деталь: на последнем заседании адвокат Воеводина Жанна Чурилова, видимо, в качестве последнего «убойного» аргумента защиты предоставила суду некие документы, из которых должно было следовать, что Алексей Воеводин помогал отделу по борьбе с экстремизмом (Центр «Э») при ГУВД Петербурга… находить магазины, где продается экстремистская литература.

- У Воеводина есть благодарность от ГУВД, – настаивала адвокат, размахивая бумажными листами.
- Где написано, что Воеводин помогал милиции? – раздражался судья Шидловский. – Я не вижу!

Сотрудничество Воеводина с «ненавистной системой» - это что-то новенькое! Учитывая, что на протяжении всего процесса он не упускал возможности продемонстрировать суду все свое презрение, резал себе вены и вел себя вызывающе.

За диалогом судьи и адвоката, давясь от смеха, следил Александр Арбатский, получивший условный срок за избиение гражданина Армении Тадояна в Пушкине (группа молодчиков набросилась на мужчину с криками «Россия для белых!»).

Что за помощь оказывал Воеводин милиционерам и какую благодарность они ему якобы вынесли, так и осталось непонятным никому. Адвокат Воеводина отказалась что-либо комментировать прессе.

Нераскрытые убийства

Половина членов банды – студенты городских вузов. Принципиально не пьют и не курят, чтобы сохранить в чистоте «белую расу». Увлекаются философией и историей. Любят Родину и русскую литературу. Но «положительный образ» не помешал им убивать других людей, наоборот, в этом они видели некий высший смысл… Все время, пока длился процесс, защита обвиняемых всеми силами старалась спихнуть все убийства на покойника Боровикова, мол, он так ловко манипулировал своими товарищами, менее устойчивыми психически, что они не понимали, что делали. По их версии, Гофмана с Головченко зверски убил именно Боровиков, якобы приревновавший к Гофману свою любимую девушку. И в ученого Гиренко якобы стрелял тоже Боровиков…

А ведь сразу после задержания члены банды охотно признавались не только в этих, но и других преступлениях, за которые судили и приговаривали других людей. Это и нападение на табор таджикских цыган в сентябре 2003-го, во время которого погибла шестилетняя девочка Нилуфар Сангбоева, и нападение на таджикскую семью в феврале 2004-го, когда была убита девятилетняя Хуршеда Султонова, и убийство вьетнамца Ву Ань Туана в октябре 2004 года.

Эти заявления стали настоящим скандалом. И дали повод говорить уже о другом «фашизме» - милицейско-прокурорском. Так, за убийство вьетнамца Ву Ань Туана на скамью подсудимых угодило 14 человек (суд присяжных в итоге полностью их оправдал). Так на чьей же совести гибель этого иностранного студента? До сих пор неясно, и кто убил таджикскую девочку Хуршеду Султонову? Суд присяжных оправдал обвиняемых и в ее убийстве. Хотя доподлинно известно, что во дворе дома № 4 по улице Бойцова, где напали на девочку с отцом, не раз видели Дмитрия Боровикова с товарищами. Боровиков прописан в этом доме! Через несколько часов после убийства его даже задерживал милицейский наряд. Отвезли в местный отдел, туда же вскоре доставили и Алексея Воеводина. Говорят, Боровиков смеялся милиционерам в лицо: «Что же я во дворе собственного дома убивать буду?» Их отпустили…

Говорят, Воеводин рассказывал, как выбросил в Фонтанку окровавленный молоток, которым он якобы ударил отца девочки. А в феврале 2004 года на нелегальном самиздатовском рынке Петербурга появился журнал с характерным названием «Запах смерти». Его выпустил Павел Румянцев, тот самый насмерть обиженный армянами из поселка Никольское. На обложке нарисованы маленькая девочка и человек в маске, перерезающий ей горло. К фигуре девочки подклеено лицо Хуршеды. Эта картинка до сих пор гуляет по социальным страничкам, в том числе на сайте «В контакте» Ольги Воеводиной… Кто-то из милиции-полиции обратил на это внимание?

«Кого ни убей, ты сделаешь человеку одолжение», - пишет Ольга на своей интернет-странице и выкладывает письма своего мужа из «Крестов» на форумах националистических сайтов. От имени Воеводина на этих сайтах по-прежнему звучат призывы «продолжать череду убийств».                            

Ирина МОЛЧАНОВА («МК» в Питере»)



Ранее по теме:
Как национальные диаспоры оценивают убийство Юрия Буданова
Кто убил Юрия Буданова? Версии блогеров
Представитель семьи Кунгаевых - об убитом Буданове: «Он еще легко отделался»
Таксист расстрелял пассажиров за отказ платить деньги сверх тарифа
Гаишники жестоко избили жену актера Алексея Петренко


Вы просматриваете PDA-версию данного материала. Его полноэкранную версию Вы можете увидеть здесь.
TopList Rambler's Top100 Яндекс.Метрика