16+

Новости партнёров

Lentainform

В Петербурге XVIII века кварталы сносились десятками

25/06/2011

В Петербурге XVIII века кварталы сносились десятками

Всякому со школы известно, что Петербург – город особенный, создавался Петром по плану, что при царском режиме запрещено было строить дома выше Зимнего дворца и т.д. О том, кто и как ограничивал аппетиты инвесторов и творческую фантазию архитекторов в столице Российской империи Online812 рассказал доктор архитектуры, профессор Сергей СЕМЕНЦОВ.


                – Как возникла идея строить Петербург по плану?
– Идея создания Санкт-Петербурга по плану и градостроительные нормативы стали возникать с 1710 – 1711 гг. До этого все развивалось достаточно стихийно. С 1711 года Петр и его помощники, профессиональные архитекторы, начали думать над строительством идеального города.

- Это связано с признанием Петербурга столицей?
– Как-то связано. Столицей он провозглашен в 1712-м, а идеи идеального города появились чуть раньше. Как царь и его помощники к этому пришли – точно сейчас сказать не берусь. Все столицы на тот момент развивались стихийно. В Париже на большинстве улиц два конника не могли разъехаться. Хотя, конечно, в отдельных местах европейских городов возникали небольшие территории, которые их владельцы застраивали по плану, также руководствуясь представлением об идеальном городе. А на берегах Невы стали создавать по идеальным регулярным проектам с 1711 – 1712 гг. сам город и многочисленные пригородные дворцовые, промышленные, фортификационные селения.
Еще одна особенность. Поскольку Петербург рос очень быстро, профессиональных архитекторов не хватало. Поэтому крупнейшие объекты проектировались специалистами, а для обычной застройки создавались образцовые проекты. Хочешь построить дом, берешь такой чертеж и строишь по нему.

- Иначе нельзя или нежелательно?
– Нельзя, если что не так – сносили. Не по правилам выстроили здания на участке, не такие по архитектуре и конструкциям здания, не там размещены ворота и колодцы, не той высоты – сносили безжалостно, а владельцев ждала кара, вплоть до конфискации имущества, даже могли сослать на каторгу, в Сибирь отправить. Кварталы сносились десятками. Например, существовали зоны, в которых разрешено было только кирпичное или деревянное строительство. Потом, через десятилетия принимается решение поменять статус зоны деревянного строительства и разрешить в ней только кирпичные строения. И в императорских указах писали: либо сносить сразу, либо разрешали домам дожить без права на ремонт, затем снести. Главным в развитии Петербурга были требования градостроительно-композиционные. А уже потом под это подстраивались пробивка улиц, транспортная система, строительство всех зданий и сооружений и т.д. В угоду композиции города часто меняли даже ориентацию храмов. Храм на улице должен стоять не абы как, а строго по законам этой улицы. Всего за годы, когда Петербург был столицей, я насчитал 30 000 законодательных актов, регулирующих градостроительную деятельность.

- Ну, вот помимо внешнего вида домов что регулировалось?
– До 1710 года были кривые улицы, а потом стали делать их прямыми, стандартной ширины. Главные улицы одной ширины, второстепенные – другой, вспомогательные – третьей. Обязательно прямоугольные участки. Впервые в мировой практике создан эталонный участок. В Европе того времени участки были очень узкими и кривыми. Если у дома три окна в ширину – это, считайте, почти дворец. В Петербурге они сначала тоже были узкими, а с 1712-го ввели стандартный размер участка, в зависимости от достатка его владельца. Даже самый бедный участок был в 10 раз шире, чем любой участок в Европе.
В первой трети XIX века приняли правило, что высота дома зависела от ширины улицы и не могла ее превышать, потому что оптимальным считалось квадратное сечение улицы. Регламентировались правила прокладки улиц, формирования площадей и кварталов, разбивки кварталов на участки, застройки этих участков зданиями, дворы и въезды, этажность, где и какие мансарды можно делать, а где нельзя вообще. Многие территории города сформировались по определенным законам в определенный период и так и застыли. А рядом существуют другие территории, сформированные в другое время по другим законам.

- Например?
– Застройка сдвоенного квартала с улицей Репина. Сама эта улица проходит между 1-й и 2-й линиями Васильевского острова и делит пополам квартал, который сформирован по образцовым проектам Леблона: въезд на участки только со стороны вспомогательной улицы. Т.е. с лицевых граней квартала, выходящих на линии, арок нет. Или Таврический дворец – это же явно загородная усадьба, но в современной городской черте. Если мы посмотрим на карту города периода строительства дворца, то увидим, что граница города проходила как раз по внешней границе Таврического сада. И Таврический сад построили вне города у самого городской границы. А потом Петербург расширился и поглотил эту территорию. Я даже атлас составил, какие территории по каким требованиям застроены. Когда писали ПЗЗ, я принес его в КГА и говорю: «Зачем нам, глядя в потолок, выдумывать законодательство, когда оно уже было составлено великими создателями Петербурга за десятилетия до нас, и мы можем для каждой территории его обозначить? Это четкие и простые законы, подтвержденные указами императоров, и если на их основе возник вот такой город – зачем нам теперь городить черт знает что?» На это мне заявили, что наши современные гении архитектуры не смогут строить по таким историческим правилам.

- Возвращаясь к домам. Образцовые проекты домов существовали и после Петра?
– Первые разработал в 1712 – 1714 годах Трезини. Они предполагали, что в городе одно- и двухэтажные дома находятся на красной линии, но в середине участка, слева и справа от него – свободное пространство. К 1717 году стало ясно, что на главных улицах нельзя строить так, как на второстепенных. Поэтому проекты Трезини стали использовать для последних, а в центре – проекты Леблона 1717 года. Это была уже брандмауэрная двухэтажная застройка. Правило, что центр строится по одним канонам, периферия – по другим, а пригороды по третьим, у нас просуществовало с 1717-го до 1950-х годов. Вы привыкли и не замечаете, но Невский проспект застроен по одним канонам, а Царское Село – по другим. А ведь во многих городах это не так. И при индустриальной застройке не так – везде строились с середины 1950-х годов одинаковые пятиэтажки, затем – в 9 и выше этажей. Образцовые проекты домов постоянно пополнялись новыми. При Анне, Екатерине II, Александре I и т.д.

- То есть владелец участка брал альбом, в котором нарисованы все образцовые дома, и выбирал из возможного?
– Полиция выдавала ему лист, в котором было словесное описание условий и приведены чертежи, какие дома можно строить в этом месте.

- Вплоть до деталей декора и цвета?
– С 1780-х до 1840-х, в классицистические времена, четко определяли даже детали и цвет. До и после этого – разрешено в любом стиле при условии соблюдения всех правил. С середины XIX века, наоборот, поощряли разнообразие, так как господствовала идея, что в Петербурге должны быть построены здания во всех мировых стилях, поскольку он должен стать музеем мировой архитектуры. Стилистика значения не имела – в Петербурге стилистикой занимались только исследователи.

- Кто подписывал согласование проектной документации?
– Император.

- Всех домов, хоть за Московской заставой?
– Начиная с середины XIX века, когда темпы строительства неуклонно возрастали, территория, в которой требовалось высочайшее согласование, сокращалась. Но вплоть до 1917 года строительство в самом центре – только император. Я даже видел его подпись на проекте козырька, балкона или проекте изменения входного тамбура в обычном рядовом здании.
Вне этой зоны право согласования делегируется градоначальнику. Ведомственные объекты – промышленные и военные – утверждали министерства. Все общественные здания и соборы – все равно высочайшее утверждение.
Я посчитал – подпись императора на проекте была седьмой. Срок согласования – максимум полтора месяца. Сейчас 1000 – 1500 подписей и согласований и несколько лет на утверждение.

- В других городах России?
– Храмы и общественные здания – император, для остальных имелся комплект образцовых проектов, различавшихся в зависимости от территории.

- Все императоры в равной степени ревностно выполняли эту свою функцию?
– Николай II делегировал право рассмотрения самых крупных архитектурных проектов общему собранию Императорской академии художеств. Хотя право подписи оставалось за ним, когда академия фактически запретила в 1905 году модерн – он же не отказался, он подписал это решение.

- Совсем запретил? Но ведь много зданий в этом стиле, построенных после 1905 года.
– Всегда есть инерция – от принятия решения до его реализации. К тому же академия обсуждала только самые важные общественные здания. Сформулирован запрет был так: не принимать к рассмотрению в конкурсах проекты в стиле модерн. Поскольку он был признан непетербургским стилем. Вместо него предложили обратиться к лучшему наследию имперской архитектуры – высокому классицизму Росси. Так возник неоклассицизм.

- Он же параллельно и в Европе существовал. Например, германское консульство на Исаакиевской площади, которое сами немцы и строили.
– Имперская немецкая архитектура – это другое. Наш неоклассицизм – он с таким шармом ампира. Этнографический музей, здание междугородной телефонной станции, ряд банков.

- А еще у нас были примеры такого волюнтаристского вмешательства в архитектуру?
– Петербург – единственный город, где абсолютно все изменения стилей происходили по указам. Я могу вам назвать даты и положить на стол любой из этих указов. В советское время до 1950-х годов, кстати, ничего не изменилось – они менялись по постановлениям.

– То есть был высочайший указ: отныне в коринфском стиле колонны не строить?

– Ну, немного по-другому, но бывало и так. Вот Екатерина II, например, фактически запретила строительство в стиле барокко. И отправила в отставку, фактически выгнала уважаемого, гениального Растрелли.

- А что случилось в 1950-х годах?
– Хрущев подписал знаменитый указ о борьбе с излишествами и о переходе на индустриальную застройку. После этого архитектура перестала существовать как искусство и наука, окончивших вузы архитекторов перестали принимать на работу, стали изгоняли из институтов, заменяя их на инженеров-конструкторов и технологов. К началу 60-х годов все несколько утихомирилось, но архитектура уже на многие годы закончилась. Да и искусство создавать такой великий Петербург прервалось.                           

Станислав ВОЛКОВ, на фото - вид Невского проспекта от Полицейского моста через Мойку, середина 1750-х годов





‡агрузка...