16+

Новости партнёров

Lentainform

Чем пожар на полигоне «Красный бор» обернулся для жителей окрестных районов

29/06/2011

В минувший четверг на полигоне «Красный Бор» случился пожар. Сначала загорелись покрышки, потом огонь перекинулся на химические отходы. Все официальные инстанции начали успокаивать петербуржцев. Мол, пожар локализовали, пробы воздуха чистые, и никакой опасности отравления нет. Однако все не так уж радужно.

(0) комментировать

                    ЧП российского масштаба

Буквально через пару дней в соседнем городе Колпино исчезли практически все насекомые. И экологи связывают этот удивительный факт напрямую с аварией.

— Это закономерный итог. Значит, насекомые почувствовали отравление, — объяснил  нам руководитель петербургского отделения экологической общественной организации «Зеленый патруль» Сергей Виноградов. — На полигоне хранились отходы и первого класса опасности. Окислы от них — практически яд.

«Зеленые» приравнивают произошедшее на полигоне «Красный Бор» к всероссийским ЧП. Они считают, что площадь, зараженная химическими отходами, это не только прилегающие к выгоревшему участку окрестности, на которых отравлена вода и почва. Переносчиками яда служат такие птицы, как вороны и чайки, а также местные выдры. Птицы запросто могут добраться до города. Так что опасные очаги вскоре возникнут не только в Колпино, Никольском, Красном Бору, но и в Петербурге.

Рядом река Ижора, и, по словам экологов, случившееся повлияло на ее химический состав. А значит, вода из-под крана в тех местах - тоже потенциально опасная жидкость. Подобные пожары страшны еще и тем, что разные отходы смешиваются, и выбросы от этой смеси в атмосферу гораздо ядовитее, чем испарения, скажем, от оплавившихся покрышек. Вот такая ситуация — повсюду диоксины.

Чиновники эвакуируют семьи

Драматизм ситуации еще и в том, что отравление диоксинами диагностируется не сразу. Вроде бы никаких ухудшений самочувствия у человека нет. А появившуюся рвоту могут списать на банальное пищевое отравление. Но последствия все равно «вылезут» с годами. Высокотоксическое вещество накапливается в организме и оказывает тератогенный эффект.

Говоря простыми словами, ребенок в утробе отравившейся когда-то матери формируется с пороками и уродствами. Диоксин имеет и серьезное канцерогенное действие: опасность рака, если вещество попадает в организм, возрастает в геометрической прогрессии.

По информации из источника в правительстве Ленинградской области, один из чиновников, узнав о пожаре, в течение трех часов эвакуировал свою семью в Новгородскую область. Но не у всех жителей прилегающей к полигону территории есть возможность уехать. А значит, если они не отправят детей в лагеря и к бабушкам с дедушками, потенциально подвергнут их опасности.

Тем временем нас уверяют, что никаких оснований для паники нет. Глава ГУ МЧС РФ по Петербургу Леонид Беляев, который руководил тушением возгорания, лично сообщил об этом СМИ.

— На месте работают три контрольных пункта, которые замеряют уровень выбросов вредных веществ в атмосферу. Специалисты зафиксировали всего половину предельно допустимой концентрации, — объяснял он.

Но шокирует тот факт, что в Росприроднадзоре (чьи сотрудники и брали пробы воздуха) о пожаре на полигоне «Красный Бор» узнали из СМИ. Сообщений на телефон оперативного дежурного не поступало.

Куда пропал начальник караула?

А тем временем в группе социальной сети, посвященной городу Никольское, сообщили, что начальник службы караула полигона был госпитализирован в тяжелом состоянии. Причем мужчина не обгорел, а получил именно химическое отравление. Об этом писала жена одного из пожарных. К терапевтам обращались и другие люди с рвотой и головокружением.

— Утром проснулся, не успел выпить чая, как меня вывернуло. Голова тяжелая, будто с похмелья. Хотя я не употребляю уже лет двадцать, — рассказал пенсионер Иван Григорьевич Ярошевский, проживающий в Петербурге на улице Бестужевcкой. Некоторые мои соседи жаловались на то же самое.

Новость же о начальнике службы караула полигона, взбудоражившая Интернет, буквально на следующий день… пропала. Мало того — официальные правительственные сайты отдельно подчеркнули, что никакой информации о жертвах у них нет. Не говорят и людям, обращающимся в поликлиники, что с ними. 

Пожарные из Колпино, принимавшие участие в тушении, тоже наотрез отказываются давать комментарии. А ведь они совершили подвиг. В Ленобласти нет специальной бригады, специализированного оборудования и защитных костюмов для устранения такого рода ЧП. А респираторы, в которых работали ребята в огне, от сильного химического воздействия не спасают. Так что этот выезд еще может сказаться на их здоровье.

Лицензия на отравление

Что будет дальше? А, скорее всего, ничего. После ЧП злополучный полигон не закроют. Ведь альтернативы «Красному Бору» в Ленобласти нет. В 2009 году у него уже закончилась лицензия, которую не продлевали из-за того, что свалка переполнена. Но городские чиновники привели убойный аргумент: если лицензию не продлят, полигон заберут федералы, и тогда туда будут вести отходы со всей страны. В общем, свалку снова разрешили.

Сейчас у нас идет борьба за энергосбережение. Ртутные лампы негде утилизировать. Они складываются тут же, в Ленинградской области.
— «Красный Бор» можно считать экологической катастрофой, — сообщил нам Сергей Виноградов, — когда насекомые исчезают и дым тянется на километры, ясно, что ситуация вышла из-под контроля. В Колпино паника. Все знают, что это опасно. Но не знают, что делать.                      

Наталья ПОЛЯНСКАЯ («МК» в Питере»)



Оставить свой комментарий



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru