16+

Новости партнёров

Lentainform

Как я работал на строительстве дома для ветеранов

29/07/2011

Как я работал на строительстве дома для ветеранов

Так случилось, что нашу контору охватил некоторый кризис, и задержка зарплаты трансформировалась в бессрочный отпуск. Произошло это неожиданно, но предсказуемо. Старый товарищ предложил мне подработать - проложить сигнализационный кабель в строящемся доме. Давненько я не брался за такие занятия, и многое мне было в диковинку. Как строят жилые дома, и как осуществляется этот процесс, сейчас я вам и расскажу.


                Встретились с заказчиком и отправились в пригород, на объект, десятиэтажный многоквартирный панельный дом. Заказчики русские, толковые мужики, секут фишку во всем, от политики тандема до строительной документации. На многие вещи, обсуждаемые по дороге, излагали несколько точек зрения – мне они понравились.

Работа заключалась в следующем: четыре подъезда, десять этажей, с каждого машинного отделения лифта нужно по стояку завести кабель в подвал и вывести в диспетчерскую (к GSM модулю), туда же добавить кабели с водомерного и теплоузла. Все это заняло несколько дней, поэтому я рассуждаю не как профессиональные строители, это скорее взгляд со стороны.

Стройка во все времена была большим муравейником. Теперь же это экзотический муравейник с разными видами муравьев, говорящими на разных языках, и с разными навыками. Но, тем не менее, дело шло, пусть каждую минуту кто-то что-то терял, кто-то бегал в поисках стремянки или перфоратора, но красили в две руки, бегом поднимали воду на этажи (целая бригада надрывалась весь день, вместо того, что бы поставить насос), сверлили, прокладывали кабели, кабель-каналы, подключали, тестировали. Один большой конвейер.

Лица рабочих простые, но улыбчивые, даже добрые. В метро, на улицах лица таджиков и узбеков сосредоточенные, вечно ждущие беды с проверкой документов, постоянно под давлением окружающего негатива. На стройке же совсем другое – тут их территория. Не сказал бы, что они делают плохо, некоторые неуклюже, признаю, но они делают как раз на столько, насколько им платят. Поэтому буду утверждать, что они не халтурят. На одном из этажей, куда еще не добралась отделка, видно было, какие ставили плиты – явно расколотые еще внизу (может, такие даже и привезли). И не таджики их выбирали, чтобы поставить в несущие конструкции. И я, кстати, никогда не думал, что монтажную пену используют для заливки стыков пролетов...

Через несколько дней, когда я приехал работать с напарником, был выходной, и муравейник был спокоен. Никого не было, только во дворе несколько стариков сидело в кружочек. В нескольких квартирах, как я мог заметить, на страшных матрасах спали гастрабайтеры. На очередном этаже, протягивая кабель, один из обитателей сказал: «С праздником, брат. Бог в помощь» (была Пасха). Эта фраза меня поразила до всех уголков моего сознания. Все следующие дни я наблюдал за ними и слушал разговоры.

По-русски говорила только половина, и то плохо. Русские, более квалифицированные рабочие, некоторые, правда, с запойными рожами, частенько на них орали, по делу и без, но ссор я не заметил, да и злобы особой тоже. В качестве примера: черный подвал без освещения, узбеку надо покрасить трубы, чтобы другой рабочий, русский, мог покрыть их теплоизоляцией. Узбек берет краску, кисточку и отправляется выполнять. Возвращается, говорит, не могу – света нет, не видно. Этот на него орет матом, чтобы шел и делал как хочет, и что он сидит и ждет, пока узбек закончит, и ничего делать не может. При этом у него на лбу фонарь. Узбек с сердитым лицом снова отправляется в подвал. Красил он на ощупь. Я как раз дотянул кабель до этой части подвала. Дал ему свой фонарь, а сам просто сел отдохнуть. Дел оказалось на 20 минут. Появляется отечественный строитель:

– Что, ты еще делаешь?
– Да, ну я…
– Какого черта я должен тебя ждать?
– Вот...
– Да плевать мне!!
– Мне вот фонарь дали... Сейчас...

Русский смотрит на меня, я улыбаюсь, узбек старательно красит. И когда он закончил, русский что-то стал говорить похожее на извинение...

Часть дома строилась специально для ветеранов. Поэтому все очень старались успеть к празднику Победы. Дом сдали. Не работают нигде лифты, только в одном подъезде электричество – в других брошены времянки, вода тоже только в одном. Один подъезд вообще голый, сплошной бетон. Но дом сдали. Спрашивается, каким образом?

В один из подъездов, который кое-как все-таки подготовили уже стали заселяться. Я сидел на лавочке, курил, в ожидании прораба. Подъехала машина, оттуда вылезает ветеран, дряхлый старик с трясущейся головой, и здоровенный детина, постоянно вытирающий пот со лба. Говорит громко и зло: «Дед! Где твоя квартира? Дед, *** твою *** ты ключи взял? А, я же брал. Ну так подъезд какой? Дед, ну ты, ***» и т.п. Старик стоит с пылесосом в руках, и не понимает, что ему орут. Только на подъезд пальцем показывает, а этот дурень думает, что подсобная дверь (двери тоже не успели поставить). Ветеран ставит пылесос и начинает что-то ковырять на заднем сидении машины, проходящий мимо таджик бросает ведро и помогает ему вытащить ТВ-панель. Дальнейшей сценой я был околдован окончательно.

Детина громко восклицает, что вот этот подъезд: «Дед, а дед! А ведь правда сюда! А ты, черняк, раз уж взял, так не ставь, а тащи!». И детина гордо пошел по лестнице, за ним ветеран с пылесосом, и следом этот случайный таджик с телевизором. В руке зашипел раздавленный бычок…

Вот так мы и строим наш дом. А уж как мы живем, вы и так знаете. Надо ли добавить, что сигнализация, которую я ставил, стоит достаточно дорого? Один GSM передатчик 80 тыс. рублей. Десятижильные кабели (зачем? Используется всего четыре). Моя работа. Откаты. Зарплата посредников. Зарплата менеджеров. Итого под миллион. А есть аналогичное решение за 40 тыс. с работой. Так почему же у нас такие дорогие метры? Ладно бы при этом использовали хотя бы не битые плиты...               

Александр Каюк, фотография с сайта bbc.co.uk





‡агрузка...