16+

Новости партнёров

Lentainform

«Часто видно, что людей на ТВ жестко эксплуатируют, а потом выбрасывают»

18/08/2011

СЕРГЕЙ РОСТ

В последнее время я все чаще слышу вопрос, куда я пропал, и чем сейчас занимаюсь. На самом деле, никуда я не делся, просто перестал постоянно появляться на телевидении.


                    Я продолжаю активно работать – играю в антрепризе с Татьяной Васильевой и Валерием Гаркалиным в спектаклях «13 пуговица Наполеона», «Шутка» и «Дублеры» с Евгенией Добровольской и Виктором Логиновым, снимаюсь в сериалах.

Антреприза – это занятие для души, и для того чтобы не терять актерскую форму. Театр для меня своеобразный тренинг, и моя первая любовь, постоянная учеба. А сериалы – это работа. Просто я не виноват в том, что их сейчас так много, и не все становятся такими культовыми как, предположим, «Счастливы вместе». Сейчас я снимаюсь одновременно в двух многосерийных фильмах. Один – комедийный ситком «Такси», а другой – мелодраматический для семейного просмотра, называется «Ключи от счастья».

У меня было в свое время довольно много программ на телевидении, но в последние годы что-то не складывается. Например, мы должны были делать совместную программу с Владимиром Турчинским, но он умер буквально за неделю до начала съемок. Мы с ним очень дружили, но так вышло, что нам не удалось запустить совместное шоу. Вообще с годами все сложнее становится убедить продюсеров в том, что ты им нужен. По идее должно быть наоборот – когда у человека есть имя, ему должно быть легче, но как-то я этого не замечаю. Думаю, проблема моя в том, что на телевидении сейчас ориентация на молодых. Все берут пример с Эрнста, который омолодил свой коллектив. О чем говорить, если Валдис Пельш уже лет пять сидит без работы? А я еще и не из тех людей, которые любят навязываться, приставать и ломиться в кабинеты. Я пишу свои предложения, заношу к продюсерам, нет, так нет, пишу следующую заявку. В конце концов, можно перейти на альтернативные виды творчества – компьютерное телевидение, вполне возможно, что будущее за ним.

Может быть, со стороны и кажется, что меня не видно и не слышно, но это не так. Другое дело, что сейчас пришла целая армия людей, которые много кричат о себе и постоянно мозолят глаза на первых каналах. Но это вовсе не значит, что другие не работают. Если сравнивать с периодом до 2005 года, когда меня было очень много на телевидении, то сейчас период «потише». Но я надеюсь, что это не означает финиш, и что все еще впереди, и самого интересного я пока не сделал.

Если я стану критиковать современную молодежь, боюсь, что это может превратиться в брюзжание. Если начну, то буду комментировать с нотками: «Вот молодежь, а я в их годы…». Сегодня я вижу много молодых, энергичных и, безусловно, талантливых ребят, но они приспосабливаются к тем условиям, которые сейчас царят на телевидении и на радио. От них требуют определенных вещей, и они, делая выбор согласиться или быть неизвестными, готовы на все. Хоть матом ругаться, хоть голыми бегать. Кому-то это дается с большим трудом, а для некоторых это совершенно естественно. Они даже не чувствуют, что их обижают, и, что им приходится в себе что-то преодолевать. Это как в анекдоте, когда дьявол приходит к артисту и предлагает сделать его самым богатым и преуспевающим, а за это отправить в ад всех его родственников. А артист недоумевает, в чем же здесь дьявольский подвох? Так и здесь, одним понятно, что их используют, а другие недоумевают – что здесь такого, все же нормально? Может просто совпадение происходит ожиданий продюсеров и того, что ребята хотят делать. Не знаю, чем еще это можно объяснить.

К сожалению, сейчас не существует самостоятельных проектов, таких, каким был наш «Осторожно, модерн!». Мы сами по себе его делали, никто нас с Нагиевым не объединял, и не просчитывал успех. Дуэт сам сложился и добился успеха, и только потом на нас уже обратили внимание и заработали деньги. Сейчас, по-моему, все просчитано, и происходят, образно говоря, не браки по любви, а людей просто сводят. Нужен такой-то ведущий, который должен выглядеть определенным образом, и к нему партнерша. Вот их сводят, и рассчитывают на то, что у них будет творческое потомство в виде гениальных проектов. Где-то есть попадание, а где-то и нет. Часто видно, что людей жестко эксплуатируют, а потом так же как взяли, выбрасывают. Можно вспомнить десятки «Фабрик звезд», резидентов «Камеди Клаба» и бесконечных  сателлитов этой программы. Кто более прыткий, он где-то осел, но не факт, что все сложится в дальнейшем. Раз – и нет программы. Они все хотят работать, но решают-то не они. Их проблема, что они думают, что будут звездами всегда. Очень наивно предполагать, что Меладзе каждый день будет приносить тебе новую композицию, и просить, чтобы ты ее взял. Одну написал – и достаточно, а дальше сам. Что-то новое нужно создавать, а сказать-то им и нечего…

Создать свое шоу на самом деле очень просто. Пишешь заявку, сценарий и приносишь ее на телевидение. Если у тебя есть знакомство, тебя допускают до генерального продюсера, а если ты человек с улицы, то в лучшем случае оставишь все это у секретаря, который посмотрит сценарий, и положит в стол. Но сделать это на петербургском телевидении практически нереально. То, что все юмористические шоу делаются в Москве, совершенно логично. У нас уже много лет нет ленинградского телевидения, все куплено Москвой, даже «Пятый канал» все программы которого последние два года делались в Москве, они оттуда даже не выезжают. Приезжал в Питер только Сванидзе, но все равно там московские деньги, московские декорации. И потом, так сложилось, что в Америке все кино делается в Голливуде, и чтобы попасть в большое кино надо, как минимум, приехать в Лос-Анджелес. А у нас весь шоу-бизнес делается в Москве. Можно, конечно, сделать местное телевидение и радио, но это очень небольшие деньги, дешевая реклама. Это просто не выгодно. Ведущий петербургского радио получает максимум 30 тысяч рублей, а москвич легко может зарабатывать 6-7 тысяч долларов в месяц. Разница большая. Так и с телевидением. Люди на нашем телевидении обычно работают даром, это такие оптимисты которые пытаются хоть что-то сделать. Но при этом у тебя из декораций есть только стул, весящий сзади экран, а то и ковер. С таким же успехом можно и дома работать, в Интернет свои передачи выкладывать.

Но, несмотря на то, что деньги сконцентрированы в столице, я все равно считаю, что в Москве можно жить, только если ты загружен работой по уши. Когда у меня было несколько телевизионных программ одновременно, да еще и радио московское, я там и обитал. Это было с 2005 по 2010 год. А сейчас у меня там постоянной программы нет, жена и дочь в Питере, на спектакли и вечеринки можно приехать и уехать, поэтому я вернулся. Без работы там делать нечего. По-моему в Москве можно жить, только будучи олигархом или президентом, а остальные люди там мучаются, всю жизнь передвигаются из пробки в пробку, это очень жестокая жизнь.                         



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве