16+

Lentainform

«Раньше фильмы ставили какие-то проблемы, а нынешним кинодеятелям рассказать нечего»

25/08/2011

ДМИТРИЙ GOBLIN ПУЧКОВ

Давайте поговорим о так называемом арт-хаусном кино, на которое государство выделяет немало денег, экранного времени, и под которое в России организуется сразу несколько кинофестивалей. Корни данного явления, как водится, уходят в советское прошлое. Поскольку советское правительство считало правильным спонсировать кинопроизводство за счет государства, образовалась целая каста кормящихся вокруг этого корыта.


                        Государственные деньги – источник существования множества граждан. Вокруг «бюджетного корыта» толпятся люди, которые не без оснований полагают, что они могут очень ловко и умело осваивать эти деньги. Государство на наше отечественное кино выделяет примерно 30 миллионов долларов в год. Дальше, как это у нас принято, люди приближенные – чиновники, их братья, сватья, сыновья, зятья и прочие – все, кто имеет личное знакомство с распределяющими деньги от кормушки, осваивают бюджет, и снимают фильмы. И если раньше был какой-то коммунистический худсовет, который говорил: «Эту дрянь снимать не надо», то с приходом рынка их не стало. И на фоне всеобщего разворовывания государственных денег творцы «самовыражаются» как могут. Ну и естественно, на это самовыражение требуется не меньше 500 тысяч долларов каждому. Подчеркиваю красным – речь про деньги, а не про творчество.

Следует отметить, что в настоящий момент техника достигла такого уровня, что двух человек в комнате (и даже трех) или темные пятна в луже (и то и другое составляет сущность нашего арт-хауса) можно совершенно спокойно снимать любительской камерой. Для этого никаких государственных денег не надо – требуется только свободное время создателей и некоторое оборудование. Но наши так называемые неформатные режиссеры не самовыражаются, а осваивают государственные бюджеты, поэтому им не нужно размышлять, что и для кого они снимают, главное – они зарабатывают. При этом, безусловно, внутри тусовки известной направленности создаются фильмы, понятные только своим. Ну, например, люди закупают кокаин у одного поставщика, и им в новом фильме понятно, близко и интересно буквально все. Но ничего такого, что представляло бы интерес для рядового зрителя, там нет и быть не может.

Государственное финансирование кино – тяжкое наследие советских времен, но не надо думать, что освоением бюджетов увлекается только старшее поколение режиссеров. Тут надо понимать, что наши недостатки – это продолжение наших достоинств. Государственное финансирование неизбежно породит категорию граждан, с этого живущих. В той же Америке у так называемых художников есть специальное занятие – ходить и клянчить деньги у спонсоров. Дадут тебе их, не дадут, понравишься ты богатым людям или нет – неизвестно. А у нас они не просят, а злобно орут, что государство обязано им платить, иначе наше кино умрет. Ну государство им и дает, чтобы успокоились и чтобы не умерло кино. А на деле они своими руками убивают его еще быстрее, чем оно умерло бы само.

Сегодня кинорынок формирует появившийся относительно недавно институт продюсерства. Наш продюсер – человек, который сам кино снимать не умеет (как режиссер), но при этом считает, что хорошо понимает, как это нужно делать, и может добыть деньги и всем руководить. Это человек, который (в теории) четко улавливает вкусы аудитории, как какой-нибудь Джерри Брукхаймер, общих доход с фильмов которого составляет более 18 млрд долларов. Ровно те же функции в свое время выполняли коммунистические руководители во главе с горячо любимым Иосифом Виссарионовичем Сталиным, который всех учил, как надо кино снимать. И, несмотря на все яростные визги в адрес этих руководителей, хороших фильмов в те времена выходило несравнимо больше.

Если обратите внимание, под все крики о том, что чего-то там клали на полку, кого-то душили, когда эти фильмы выпустили, там оказался практически один хороший фильм «Проверка на дорогах» Алексея Германа. Остальное можно было вообще отправить в печку, а не на полку, большевики непростительную мягкотелость проявляли. Американские продюсеры подобного не допускают. Зачем? В Штатах на такую подростковую самодеятельность никто денег не дает. Кино – не самый лучший способ самовыражения. Это дорого, это государственные деньги, которые неплохо было бы возвращать назад и приносить прибыль. А если тебе так хочется самовыражаться – возьми печатную машинку, и печатай тексты. Получится значительно дешевле.

К сожалению, институт продюсерства у нас пока плохо развит. Есть у нас хороший продюсер Сергей Михайлович Сельянов, руководитель студии СТВ, которая выпустила такие художественные фильмы как «Брат», «Брат-2», «Мама не горюй», все картины Балабанова – практически все перестроечное, что заслуживало внимания. А есть и другие, которые снимают такие фильмы как «Чужая» и «Служебный роман-2». У одного получается так, а у другого вот эдак, зависит от людей. Умных людей и толковых руководителей, увы, очень мало.

Мы живем во время перемен, и наше кино не может сразу взять, и стать замечательными и хорошими. Творцы должны расти. Есть, конечно, люди наивные, как были в советское время, которые считали, что когда передохнут все носители проклятого царизма, у нас и наступит светлое будущее. Так и сейчас масса недовольных говорит: «Как только все совки передохнут, у нас сразу все наладится». Никто не передохнет, все изменяется очень медленно, тех двух десятков лет, что мы это наблюдаем, мало, надо значительно больше времени. И перспектива очень печальная, потому что вместо того чтобы как-то поднимать аудиторию, приучать к хорошему, как это было при советской власти, когда весь телевизор был как канал «Культура», людям подсовывают низкопробную дешевку. Все наше так называемое кинотворчество давно сбежало в сериалы, качество которых можно наблюдать ежедневно. При том, что техническая сторона становится все лучше и лучше, содержательная не меняется вообще – как была отстойной, так и остается.

Тут есть еще один важный момент. Раньше фильмы ставили какие-то проблемы, предполагали обсуждение, давали некий пример для окружающих, а нынешние кинодеятели по большей части молодые и безмозглые, и рассказать им нечего, кроме того как употреблять наркотики, носить идиотские шмотки и вести себя как дегенераты. Не знаю, может дегенератам это и интересно, но трудно представить, что вся страна состоит из дебилов. Хотя нас усиленно к этому подводят подобным творчеством.

Вроде как неформатное кино и должно было взять на себя эти утерянные функции массового кинематографа – воспитывать зрителя, прививать ему вкус и так далее. Но почти весь сегодняшний арт-хаус претендует исключительно на то, чтобы студенты психиатрических отделений писали курсовые и дипломные работы о том, какие тараканы в головах проживают в головах известных граждан. Для общего развития я такое кино смотрю регулярно. Наибольшее впечатление произвел художественный фильм «Пыль», снятый якобы за пять тысяч долларов. Это наглядный пример того, что происходит у людей в головах, какие поднимаются проблемы, что получается в итоге и какие призы потом друг другу вручают.

Отторжения подобные фильмы не вызывают, наоборот, я их весело смотрю, они доставляют удовольствие. Это настолько непролазная глупость, такая чушь, уже настолько плохая, что превращается в шедевр. А вообще на здоровье – пусть снимают, приветствуют и привечают друг дружку, у нас свободная страна, каждый имеет право творить что хочет, а мы как зрители имеем право не смотреть то, что не хотим.                        

ранее:

Где я чувствую себя комфортнее – в Сочи или Каннах