16+

Новости партнёров

Lentainform

Как изменить нашу систему образования, чтобы началась модернизация

20/10/2011

Как изменить нашу систему образования, чтобы началась модернизация

«Модернизация» - одно из любимых слов Дмитрия Медведева. Нынешний президент много о ней говорит. Будущий, считают эксперты, тоже будет говорить, но меньше. Почему в сегодняшней России модернизация невозможна. И почему, чтобы это исправить, необходимо изменить систему образования?


                    Об этом говорит руководитель консультативной группы комиссии по модернизации и технологическому развитию России, доктор экономических наук, профессор Александр АУЗАН.

Культура – двигатель прогресса

Модернизация, по словам Аузана, не каждому государству под силу. «50 лет назад думали, что модернизацию может сделать любая страна. За это время стран 70 – 80 попробовали. Знаете, сколько сделали? Пять! Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур и Гонконг. Теперь признано, что модернизацию невозможно сделать меньше, чем за 50 лет чистого времени».

Вопрос в том, считает Аузан, чтобы определить, сколько из положенных 50 лет прошла Россия. «Очевидно, что мы не в нулевой точке. Но в какой? Модернизацию в России начали делать при Петре I. Но – то шли вперед, то назад, то вбок, то вообще ничего не делали».

Модернизация получается очень мало у кого, говорит профессор. От чего это зависит? Над ответом на этот вопрос поработали экономисты. «Есть статистика Мэдисона, которая объединяет статистические данные по развитию стран за последние 200 лет. Из нее вытекает, что есть две группы стран. Первая – страны, которые развиваются по траектории А: постоянно идут вверх и все быстрее отрыв увеличивают. Вторая – страны, которые идут по траектории Б: они растут, иногда даже быстрее, чем страны категории А. И потом падают. Россия относится ко второй группе. Попытки перейти с одной траектории на другую очень частые, но удачи случаются редко. Эти случаи признаются тогда, когда страна закрепилась на траектории. Прыгать умеют все, не все умеют летать».

Что определяет способность летать? «В 1959 году известный американский социолог Сеймур Липсет выдвинул модернизационную гипотезу из двух позиций, – отвечает он, – Первая позиция: надо сначала поднять экономику, а потом заниматься политикой. Вторая: ничего нельзя сделать с экономикой и модернизацией, пока в стране нет нормальных политических институтов, пока нет демократии. И по всему миру зашли споры: что сначала – экономический рост или демократия?»

Сегодня, рассказывает Аузан, обе позиции опровергнуты. «Последние расчеты показали: нет никакой причинной связи между экономическим развитием и демократией! Дело в каком-то третьем, неучтенном факторе. Есть предположение, что это культура – неформальные практики и представления людей о мире».

Нация индивидуалистов

Каждые пять лет в разных странах проводятся измерения кросс-культурных свойств: чем отличаются люди в одной стране от людей в другой. «Измеряется это с помощью опросов World Values Survey. Мы отследили простую вещь: как менялись кросс-культурные характеристики тех стран, которые пошли на взлет, и как они связаны со странами, которые уже были на высокой траектории».

После обобщения результатов оказалось, что у всех стран, перешедших на траекторию А недавно, так же, как у тех, кто уже давно был на этой траектории, есть 5 параметров, отличающих их от остальных:

1. В этих странах растет ценность самовыражения по сравнению с выживанием.

2. На первом месте – рациональные ценности, религиозные и традиционные уменьшаются.

3. Индивидуализм: человек учится сам принимать решения вопреки тому, что думают и говорят в семье, на работе и так далее.

4.Снижается дистанция по отношению к власти. Это не развитие демократических институтов, а появления ощущений у человека, что он воздействует на власть.

5. Понимание, что должна быть долгосрочная ориентация на будущее. Результат важнее процесса.

В России только два показателя ведут себя так, как положено на пути к модернизации: первый и третий. «Россия – одна из самых индивидуалистических стран в мире! – заявляет Аузан. – А разговоры о нашем коллективизме не случайны. В каждую эпоху власть решала задачу, как этих разбегающихся людей, не желающих общаться друг с другом, соединить. Придумывали соборность, потом советский коллективизм. Со мной как-то стали спорить: «Мы даже в очереди прижимаемся друг к другу в отличие от тех, кто на Западе в очереди стоит!» – «Правильно, – говорю, – а почему? Чтоб никто не влез!» От недоверия и боязни конкуренции происходят такие вещи».

Два пункта из пяти, говорит Аузан, – недостаточно. Для успешной модернизации нужны все пять.

Не танк, не автомобиль

Очевидно, что кроме названных двух русским свойственны и другие качества. Влияние этих качеств на возможность модернизации, считает Аузан, можно выявить на простых примерах. «Возьмем автомобильную промышленность. Сколько лет Россия пытается сделать конкурентоспособный автомобиль? Больше 100 лет. Получается? Нет! Про «Победу» Генри Форд как-то сказал: «Это уже не танк, но еще не автомобиль». При этом, отмечает он, в России делают космические корабли и гидротурбины.

«Почему не получается то, что получается у других, но удается то, что другие сделать не могут? Для поиска ответа был затеян проект, который мы называем: «Россия. Понедельник 13-е» – он был начат 13 декабря в понедельник…» Кроме Аузана в проекте участвуют Александр Архангельский, Павел Лунгин, Виталий Найшуль и социологи из Центра независимых социологических исследований Виктора Воронкова.

Последние провели самостоятельное исследование: они изучали русских людей в трех странах: в России (Петербург), Германии (Берлин и Северный Рейн-Вестфалия) и США (Нью-Джерси, Мэриленд). «Всюду смотрели инновационный сектор экономики, а точнее – опрашивали наших соотечественников: как складывалась карьера? Что здесь помешало? Что об этом сказали ваши коллеги и так далее. Три команды в трех странах работали автономно. Когда пришли первые обобщения – я просто ахнул. Русские везде проявляли одинаковые свойства.

Их выделили пять:

1. К профессии относятся как призванию, а не карьере и способу зарабатывать деньги.

2. Универсалисты: все готовы делать сами, делить одно дело не готовы ни с кем.

3. Хорошо решают нестандартные задачи. Стандарты не уважают, процедуру не соблюдают.

4. Индивидуализм, доводящий до конфликта.

5. Короткий горизонт планирования.

Поэтому на Западе у русских хорошо складывается карьера в малых предприятиях, а в больших плохо – там надо делить работы, уважать процедуры. Интересный эффект происходит, когда русский – топ-менеджер. Русские менеджеры страшно авторитарны!»

Ключ – в образовании

Александр Аузан предложил два вывода. «Первый: мы имеем то, что имеем. Давайте не будем делать то, что заведомо не получится. Например, перекармливать инвестициями автопром! 20 машин сделать можно. На конвейер ставить – нельзя. Один из американских менеджеров сказал: «Если хотите заказать одну уникальную вещь – закажите русским. Если хотите 10 одинаковых – кому угодно, только не русским».

Второй вывод – ответ на вопрос, откуда берутся у русского все эти качества.

«Выяснилось, что если русский человек окончил американский университет, они уже не так чувствуются. То есть это не природное, это результаты социализации. Значит, лет за 10 можно все изменить. Для этого надо понять, что делать в системе образования. На мой взгляд, ценности транслируются через гуманитарный цикл в школе. Через школу нужно пронести: ценность стандарта и закона, договорность, готовность к компромиссам, длинный взгляд. Нужно учить детей мечтать. Я спрашиваю у студентов: через 10 лет как ты представляешь свой день: по будильнику проснулся или нет, как выглядит место, где проснулся? ты пошел на работу или поехал? Выясняется, они об этом не думают».

Таким образом, первым делом Аузан предлагает обратить внимание на образование. «Если посмотреть на этапы модернизации в России – высокая ценность образования всегда утверждалась. То, что происходило с СССР, было шагом к модернизации. Как и при Петре I и Александре II. Но модернизация в России все время обрывается».

Экономист рассказал, что идея уже получила поддержку администрации президента. «Семь тезисов о русском» из докладов участников проекта Аузана были опубликованы. Правда, считает Аузан, после ухода Медведева на пост премьера, шансы на эффективную модернизацию снизятся – потому что именно он занимается этими проектами.

«Что, если модернизации не будет? – Аузан предлагает такой сценарий. – Через 10 лет в России будут жить 4 категории населения: пенсионеры, таджики, менеджеры и охранники. Через страну будет проходить предсказанная Владимиром Сорокиным 15-полосная трасса Китай – Европа. Ее-то и будут охранять. Строить будут таджики, управлять ими – менеджеры. Собственники будут жить в Лондоне – оттуда выдачи нет. Пенсионеры будут получать деньги от нефти или чего-то еще – продавать много чего можно. Катастрофы не будет, будет скучная до оскомины страна».                      

Анастасия ДМИТРИЕВА

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве