16+

Lentainform

5 вопросов к Стратегии социально-экономического развития Петербурга

31/10/2011

5 вопросов к Стратегии социально-экономического развития Петербурга

Нет никаких признаков того, что население Петербурга собирается всерьез реагировать на Концепцию социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2020 года, пред-ставленную КЭРППиТ.


                  Это не удивительно, поскольку приглашение «направиЭто не удивительно, поскольку приглашение «направить предложения по адресу», опубликованное на сайте комитета, не способствует серьезному от-ношению к данной инициативе и вызывает, скорее, ассоциации с непарламентскими выражениями.ть предложения по адресу», опубликованное на сайте комитета, не способствует серьезному от-ношению к данной инициативе и вызывает, скорее, ассоциации с непарламентскими выражениями.

Большинство тех, кто взглянул хотя бы на первые страницы документа, пожимают плеча-ми – ну, мало ли подобных текстов было написано и подписано? Жизнь как шла своим че-редом, независимо от концепций, так и пойдет дальше.

С одной стороны, это, конечно, так. С другой – мы не можем не отметить удивительную способность Правительства мешать естественному развитию, регулировать то, что не ну-ждается в регулировании, навязывать искусственные цели и прятать финансовые махина-ции за лозунгом «город должен развиваться». Поэтому я хочу задать авторам концепции несколько вопросов, чтобы прояснить серьезность их намерений в очередной раз ухуд-шить нам жизнь.

Концепция обещает:

состояние экономики в 2020 году:
среднемесячная заработная плата населения составит не менее 55 тыс. руб.

Вопрос 1: Сколько составит в этом же году среднемесячная заработная плата населе-ния Москвы? Хельсинки? Таллина?

Абсолютные цифры лгут абсолютно. Оставим в стороне банальный вопрос «сколько будет стоить в это же время килограмм мяса?». Отбросим недоумение по поводу того, что к 2020 году в условиях постоянной модернизации и инновации основным источником дохо-дов петербуржцев по-прежнему будет являться заработная плата, а не доходы, например, от интеллектуальной собственности, акций или сдачи имущества в аренду. Предположим даже, что к 2020 году волшебным образом сократится разрыв между 1% самых богатых и 1% беднейших, и вследствие этого показатель «среднемесячной» зарплаты будет иметь какой-то социальный смысл, кроме чисто статистического. Не будем мелочиться.
Но если к 2020 году среднемесячная зарплата в Москве составит 120 – 150 тыс. рублей, как это обещают московские власти в аналогичном документе, – тогда совершенно не яс-но, в чем заключаются достижения Петербурга и почему успешные творческие люди должны выбирать наш город.

Концепция констатирует:
Санкт-Петербург является неотъемлемой частью Российской Федерации, поэтому все процессы, как позитивные, так и негативные, в той или иной степени отражаются на его жизнедеятельности

Наличие на территории высококвалифицированной рабочей силы в значительной мере определяет решение крупных компаний о перемещении в регион научно-исследовательских подразделений, то есть разработки нового продукта и создания техно-логии, а не производства уже существующих и зачастую морально устаревших промыш-ленных товаров

Вопрос 2: Как влияет на решение крупных компаний уровень коррупции в регионе, и сколь-ко составит средний размер взятки в Петербурге в 2020 году?

Отчет МВД о коррупции подоспел вовремя. Теперь мы знаем базовые значения размера взятки на текущий 2011 год и можем проектировать желаемое изменение ситуации. Одна-ко в концепции данных о петербургской коррупции не обнаруживается. Поэтому остается неясным, ожидается ли рост размера взятки пропорционально росту зарплат или опере-жающими темпами?

Вообще в концепции нет ни слова о тех «негативных процессах», которые серьезно ослаб-ляют конкурентоспособность города и определяют окончательное решение крупных ме-ждународных компаний о том, работать им в Петербурге или нет. Не говорится о призыв-ном рабстве, которое заставляет молодых инициативных людей покидать страну на время «опасного возраста». Ничего не сказано об ожидаемом росте национализма и ксенофобии, которые будут выдавливать из города способных, но нестандартных людей. Для этих и многих других «негативных процессов» у авторов концепции не нашлось показателей, по которым общество могло бы судить о том, движемся мы к цели или удаляемся от нее.

Увы, Петербург не способен защитить тех, кто нужен ему для развития, особенно если эти люди – приезжие. Поэтому попытки приманить в город «человеческий капитал» выглядят как обещание надежного укрытия от непогоды в доме, в котором пока наличествует толь-ко дверной косяк.

Концепция утверждает:
Миссия города – стабильное улучшение качества жизни населения Санкт-Петербурга.

Вопрос 3: Зачем нужно, чтобы качество жизни горожан улучшалось «стабильно»? Почему оно не может улучшиться «скачкообразно»?

Но не в этом, конечно, главное недоумение. Как правило, вспоминая историю Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Петербурга, мы выделяем из нее совсем не те эпизоды, когда ка-чество жизни «стабильно улучшалось». Не хочу сказать, что речь идет только о периодах страданий, нет, просто критерии главного в истории нашего города – другие. И вот, новая концепция приглашает нас отказаться от традиций и памяти, но при этом сохранить свою уникальность и выдержать конкуренцию с городами, которые уже имеют заведомые пре-имущества в качестве жизни. Как это возможно?

«Город для горожан» – это сейчас базовый стандарт градостроительной и управленческой деятельности. Он одинаков, что в Сиэтле, что в Перми. Миссия Петербурга должна отве-чать на другой вопрос: зачем Петербург России? Зачем Петербург миру? Только ответив на него, можно надеяться выступить в международном соревновании городов не в роли посредственного ученика-зубрилы, а в роли звезды первой величины.

Концепция декларирует:
Важнейшими направлениями деятельности станут совершенствование пространственного развития города.

Вопрос 4: Где расположен тот Петербург, о котором идет речь в концепции? Есть ли у него физические границы и пространственные ограничения? Есть ли у него со-седи? Какие у них планы? Есть ли у города конфликты с соседями, наконец?

После прочтения текста остается впечатление, что «концептуальный» Петербург плавает в какой-то молочной реке с кисельными берегами. Территория у него резиновая и может вместить и фармацевтику, и судостроение, и автомобилестроение, и радиологию, и энер-гомашиностроение… Нет ни пространственных, ни ресурсных ограничений. Но в то же время среда везде комфортная и экологически благоприятная. И до любой точки города можно добраться на метро.

В этом «концептуальном» Петербурге нет ни Курортного района, ни Колпина с Металло-строем, нет территорий, отрезанных железными дорогами и КАДом и не имеющих нор-мального сообщения с городом, нет садоводств и ИЖС, нет, в конце концов, достаточно большой территории объекта Всемирного культурного наследия, которая, в общем-то, не может участвовать в предлагаемых преобразованиях. Анекдот про шарообразного коня в вакууме после прочтения концепции кажется вполне правдивой историей.

Концепция признает:

Мировой финансовый кризис-2008 существенно изменил сложившиеся в предыдущие го-ды тенденции и в значительной мере исчерпал те ресурсы, которые ранее планировались основой социально-экономического развития. Новые экономические реалии потребовали конкретизации утвержденных планов, а также корректировки направлений и средств дос-тижения главной цели Концепции-2025.

Вопрос 5: Как изменятся сегодняшние тенденции, цели и приоритеты в результате кри-зисов 2012, 2015 или 2019 года? Как быстро будут исчерпаны предлагаемые сегодня ре-сурсы развития?

Если идея «бескризисного развития» времен развитого социализма действительно оста-лась в прошлом, любой здравомыслящий человек должен признать: кризис 2008 года явно не был последним. Не столь существенно, произойдет следующий в 12-м или 19-м году, но совершенно ясно, что он не будет таким же. Источником кризисов современного мира является повальное увлечение всех одним типом развития. Массовое некритическое при-нятие очередной панацеи надувает спекулятивные «пузыри» рынков, исчерпывает ресур-сы для роста и, в конце концов, приводит к обрушению. При этом страдают, естественно, как и в любой «пирамиде», не столько лидеры, сколько последователи.
С этой точки зрения забавно (и грустно) читать в концепции о том, что «многие города, как Лондон, Нью-Йорк, Париж, Стокгольм, Сидней, конкурируют между собой за каче-ственный человеческий капитал…» – в качестве обоснования выбора типа развития. Мы опять собираемся догонять… и соберемся как раз к тому моменту, когда забег будет уже окончен.

Подведем итог
. Как должна была бы выглядеть Стратегия Петербурга, если бы ее писали не чиновники, а политики, победившие на свободных выборах и уверенные в поддержке избирателя?

Во-первых, в формулировке миссии не надо было бы заигрывать с лояльными группами населения и успокаивать их политкорректными обещаниями. Можно было бы написать что-нибудь действительно амбициозное, например: «Миссия Петербурга – создавать ценностные ориентиры для России и служить представительством России в мире» – или что-то еще более вызывающее… вызывающее уважение.

Во-вторых,
вместо невнятицы произвольно выбранных и наивных показателей качества жизни, качества городской среды и пр. можно было бы поставить такую задачу: «Петер-бург должен стабильно входить в первую пятерку любых серьезных рейтингов при-влекательности городов России и не опускаться ниже (например) 30-го места в миро-вых рейтингах».

В-третьих, стратегия города могла бы содержать не только нерасшифрованную констата-цию наличия «неблагоприятных факторов», но и конкретное целеполагание в их преодо-лении. Например, в такой же форме желаемого места в рейтингах и «антирейтингах».

В-четвертых, можно было бы не умалчивать стыдливо о сложных взаимоотношениях с территориальными соседями – Ленинградской областью, Прибалтикой и Северной Евро-пой. Можно было бы прямо писать о целях пространственного развития города.

В-пятых,
для обсуждения и комментариев предлагался бы не только краткий и поэтому не вполне объяснимый текст концепции, но и вся обосновывающая документация, подготов-ленная разработчиками. Тогда горожане смогли бы оценить, насколько полная информа-ция положена в основу концепции, насколько тщательно проанализированы уроки про-шлого и возможные угрозы будущего. И обсуждение будущей траектории развития Пе-тербурга превратилось бы, наконец, из спора о словах в реальную мобилизацию усилий.

Ну, во всяком случае, появился бы шанс.                          

Александр КАРПОВ, директор Центра экспертиз ЭКОМ