16+

Новости партнёров

Lentainform

Какие вопросы школьники задают своим сверстникам, учителям и священнослужителям

13/12/2011

Какие вопросы школьники задают своим сверстникам, учителям и священнослужителям

Журнал «Город812» предложил школьникам, которые участвуют в конкурсе «Новое имя» для молодых журналистов, выполнить первое профессиональное задание и прислать в редакцию интервью. Тема беседы была свободной - редакции было интересно узнать, о чем подростки захотят поговорить со своими сверстниками, родителями, священнослужителями, учителями и общественными деятелями. И вот, мы получили их работы...


                    Елена Ануфриева («Обучение в диалоге»)

Алексей Анатольевич Шевченко — детский писатель, педагог самого старого детского общества в России, литературного клуба «Дерзание», который был создан при содействии С.Маршака и К.Чуковского и который сейчас находится в Аничковом дворце. Алексей Шевченко — интереснейший и очень разносторонний человек с богатым прошлым, он согласился дать мне интервью по случаю 75 летнего юбилея клуба «Дерзание».

- Скажите пожалуйста, почему вы стали писать? И почему именно детские книги?
– Я начал писать еще в школе. Только вот рядом не оказалось человека, который бы сказал: «Ты знаешь у тебя получается, займись-ка ты этим.» И после школы получилась большая пауза. А потом видимо впечатлений накопилось столько, да еще сыграла роль пременаа места жительства. Я родился в Ленинграде, да и вся семья жила там с середины 19 века, а поскольку отец был военным, то нас естественно по разным гарнизонам носило, и ребенком я был абсолютно не городским, а деревенским, лесным. Я даже не думал, что существует какая-то другая жизнь. Когда я стал взрослым, то жил в центре города, и вот когда перехалл в пригород, то понял, что вновь оказался в своем детстве. И почувствовал, как это здорово вернуться. И начал писать рассказы о растениях, потом стихи. Почему детские? Я не пишу детских стихов. Вот говорят — детский поэт. Да, почему-то то, что я пишу воспринимается как детская литература, и стихи и рассказы. Но вот есть одна вещь. Каждый взрослый когда-то был ребенком, и если я пишу, и взрослый это не воспринимает, значит я делаю что-то не то. Мне очень важно разбудить во взрослом ребенка, чтобы он увидел, что рядом с ним его дети, и что они могут быть одного с ним возраста, и соответствовать друг другу. Потому что взрослый, который забыл, о том, что он был ребенком, он уже перестает быть интересным. Каждый остается в душе ребенком. Взрослыми люди притворяются в рамках той житейской ситуации, в которой они существуют.

- Есть ли у вас любимая книга из написанных вами и какая?
– Нелюбимых книг не бывает, потому что книжка-это ребенок. А как можно сказать, что это нелюбимый ребенок? Или более любимый? Да, бывают какие-то значимые произведения, которые в определенный момент сыграли большую роль. И когда они объединяются в книги, то самое главное чтобы им в книжке не тесно было, чтобы там был простор, чтоб они соседствовали и не мешали друг другу.

- Что значит для писателя его членство в Союзе писателей? И имеет ли оно значение для настоящего мастера пера?
– Это очень не однозначная тема. Наверно, я бы совершенно спокойно существовал не будучи членом Союза писателей, но я еще член Союза Советских писателей. А тогда это было определенной ступенью. И было естественное ощущение того, что да, это должно быть. Что если ты пишешь, то ты должен быть признан не только читателями, но и своими коллегами. Это такой статусный момент. Но его может и не быть. Тогда это для меня было очень важным, а на самом деле, если ты делаешь свою писательскую работу, то главное, чтобы эта работа была любимой. Работ у меня было много, а вот эта работа – любимая, потому что я ее делаю, и не я про себя придумал, что я ее делаю хорошо; и для меня это важно, что я ее делаю хорошо.

- Вот вы заговорили о Союзе Советских писателей, а как вы относитесь и как относились к советской власти? Были ли у вас с ней разногласия?
– Заострять эту тему я не стал бы. Все что было, было в рамках той жизни. Мы все знали, что вокруг происходит, кто-то чувствовал ситуацию острее, кто-то улыбался ей, но чтобы доводить себя до состояния «вперед на барикады!», то нет, такого не было. Были люди, и есть, которые по другому воспринимают происходящее, а я себя в этом плане чувствовал очень спокойно. Я делал свое дело и мне было абсолютно все равно. Да и вообщем опыт у меня не только писательский. Почему писательство воспринимают, как своего рода противостояние власти? Нет, это совершенно не так, просто человек живет своей жизнью и видит то, что не замечают другие, в обыденном видит гораздо большее. Это интересно и здорово. А я просто был свободным человеком. В детстве, да, нас гоняли по городу за то, что у нас были длинные волосы, за то, что мы пели не те песни. Многим это не нравилось, но мы не считали это каким-то политическим противостоянием. Мы считали, что мы делаем то, что не нравится другим, и нам от этого было здорово.

- А как вы относитесь к настоящей политической ситуации в России?
– С тем же безразличием, с каким я всегда относился к этим ситуациям. Я вижу, что какие-то люди играют в свои игры, и не люблю затрагивать политические темы. И не потому, что я боюсь, а просто потому, что мне это не интересно. Это не то поле, на котором я вырос, и не то поле, на котором я сейчас расту. Жизнь — это гораздо больше, чем политическая игра.

- А вы будете голосовать?
– Да, конечно буду.

- А за кого?
– Если можно это останется моей маленькой тайной.

- Вы считаете себя патриотом своей страны?
– Да, конечно. Безусловно. Я русский человек, для меня Россия – это гораздо больше, чем государство. Государство — это одно, а Родина — это совершенно другое. Государство — это то, что мне предлагают, а Родина — это место, в котором я родился, и оно мне очень дорого. Я не буду говорить каких-то резких слов о том, что я сделаю, с людьми, которые посягнут на мою Родину. Для меня это высшее понятие. И если я вижу, что люди работают не на себя, а на мою родину, то они для меня особенно дороги.

- Вам никогда не приходила мысль эмигрировать?
– Никогда. Даже в самые неуютные времена эта мысль не приходила мне совершенно. «Где родился -там и пригодился» – это великая истина. Отчего бежать? Из дома бежать? Куда? Зачем? Люди, которые отсюда уезжают становятся чужими и там и тут. Это бесконечно интересная тема, но я себя в ней не вижу. Мой дом здесь.

 - Как вы относитесь к журналистике и журналистам?
– Журналистика политизирована и как только возникает политизация каких-то материалов интерес к ним у меня пропадает. Мне интересна журналистика для меня познавательная, которая растолковывает мне какие-то вещи. Здесь я неотстраненный человек, мне многое интересно, мне интересны рассуждения. Я радуюсь тому, что я могу выбирать из этого то, что я считаю нужным или то, о чем я не знал. Вот такая журналистика мне интересна. А всякая грызня журналистская, желтая журналистика, которая помойная журналистика — они мне не интересны абсолютно.

- Как педагог «Дерзания», что вы можете сказать о подрастающем поколении?
– Я когда-то встретился случайно с одной из своих старых учительниц, я как раз проходил по школьному двору и слышал как разговаривают мальчишки, малышня, там 2 класс. И мне показалось, что они такие умные по сравнению с нами тогдашними. Я ей об этом сказал, а она мне говорит: «Да что вы, что вы, они такие же как вы, точно» И я чем дальше, тем больше с ней соглашаюсь. Неинтересных детей не бывает, они все интересны, все талантливы. Очень важно, чтобы родители, педагоги, те взрослые, которые рядом, увидели, разглядели что-то важное, чем он может заниматься дальше, преуспевая в этом, и чтобы ребенок им поверил. То, что со мной когда-то в детстве не произошло.

- Мне хотелось бы познакомиться с вами не только как с писателем, но и как с читателем. Как вы относитесь к современной литературе и что вы вообще предпочитаете читать?
– Я, на самом деле сейчас очень много читаю. Читаю рукописи учеников, иногда удачные, иногда не удачные, читаю тех авторов, с которыми я хочу познакомить ребят, с которыми занимаюсь. И по-большей части пречитываю. Как читатель, сейчас я очень люблю снять с полки книги любимых авторов и просто еще раз перечитать то, что я люблю. Открывать новых авторов? Да, это интересно, но это происходит не часто.

- Если не секрет, кто ваш любимый автор?
– Любимый автор, который владеет русским языком просто в совершенстве — это русский философ Иван Ильин. Писать о сложном родниковым русским языком для меня — недостижимый идеал.

- Как по вашему, есть ли будущее у русской литературы?
– Конечно, есть. Это будущее рядом со мной всегда – те ребята, которые начинают с первых шагов, и неудачных, и смешных. Это школа. Но их интерес к печатному слову!Я думаю, что проблема чтения, которую поднимают  – существует. Интерес к чтению перебивают компьютеры, телевизоры, кино. Но ведь это то, что быстро поедается глазами. Мне важно, чтобы родители поняли, что воспитание души, а это самое главное, что нужно воспитать в человеке, воспитание души идет со скоростью чтения. Это медленный процесс. Быстрое воспитание на основе компьютерных игр оно просто невозможно, получается черте что и с боку бантик. (смеется) Когда люди сталкиваются с тем, что видят на экране, они получают информацию, которую кто-то для них сделал, и этот человек кстати не всегда порядочен. К тому же то, что быстро поедается, то и быстро забывается. Когда человек берет книгу — он видит только черные значки, бу-ков-ки, и когда он читает, мир становиться цветным, он его сам раскрашивает. Кто-то скажет, опять же, что кто-то написал для вас. В этом есть некое лукавство. Да, написал, но написал для того, чтобы это стало опорой для твоего сознания. Киногерои для всех одинаковы, а в книге портрет героя создаешь ты сам. И всегда, когда сталкиваешься с экранизацией литературного произведения, то ты видишь, что портрет, который ты видишь на экране, и тот, что ты создал для себя сам, они совершенно разные. И ты можешь сравнивать, там настоящий или настоящее то, что ты сделал вместе с автором этого произведения.

- Что бы вы посоветовали начинающим писателям, поэтам и просто людям пера?
– Больше читать. Читать классику, читать новых авторов. Ведь литературный мир – он созвучен и отзвуки чужого творчества улавливаются человеком пишущим и это подвигает его на творчество.


                  Инга Будина («Экспресс»)

Пятая степень

Помимо необычайной красоты поражают неисчерпаемые терпение и выдержка этой женщины. Двое любимых сыновей, роскошные детские балы в Екатерининском дворце, организация культурно-исторических салонов в Петербурге, съемки и интервью. Все это она чередует с написанием собственных книг – такие нагрузки не выдержит и человек, обладающий невероятной стрессоустойчивостью. Кажется, ей под силу абсолютно все. Ирада Вовненко. Молодая, успешная, красивая. Петербургская писательница, окончательно и бесповоротно перешагнувшая порог большой славы. Писательница, в соавторстве с Янушем Вишневским приравнявшая любовь к одному из самых сильных диссонансов нашего мира…

- Ирада, хочу начать с вопроса, который задают Вам все. Как Вы начали писать? Как Вы поняли, что пришло это время?
– Знаете, это такое обращение вовнутрь себя. Чем больше возникает у человека вопросов, страхов, в том числе, тем больше он нуждается в каком-то выходе. И каждый этот выход находит по-своему: кто-то идет в спортзал, кто-то идет к психотерапевту, а кто-то начинает сублимировать это в каких-то других видах. Я же просто открыла ноутбук и стала писать. Это такой разговор с самим собой. Даже сейчас, когда я переживаю очень сложное эмоциональное для меня время, когда идет некое переосмысление жизни, это опять же сублимируется в новом романе. Я так и хочу его назвать – «Сублимация чувств». И, думаю, это поможет, потому что слишком много вопросов накопилось к самому себе.

- В одном из своих интервью Вы процитировали Данте: «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу». Не было ли страха перед тем пониманием, что это, возможно, изменит всю Вашу жизнь?
– Конечно, было страшно. Только вчера я писала, что «…если вам кажется, что ваша жизнь заканчивается – это не так. А я знаю, что вы так думаете, потому что так думала и я». Любой конец, любое завершение – это всегда новое. Но перемены страшны. Они всегда рушат определенные стереотипы, перемены рушат покой, но в этом есть великая тайна: есть шанс, что за этим крахом, в том числе и эмоциональным, последует что-то новое, откроется новая неизведанная дверь.

- Для любого писателя, особенно для писателя-женщины, крайне важен результат. Но как наслаждаться самим процессом письма?
– Раньше результат был особенно важен для меня. Сейчас, конечно, его значение не изменилось, но я благодарна судьбе, что научилась наслаждаться самим процессом. Буквально вчера вечером я включила музыку, налила бокал белого вина и писала, не думая о том, что мне нужно поскорее закончить роман, хотя издательство и просит меня об этом. Мне было невероятно комфортно от того, что все, что сейчас во мне происходит, я могу выложить на бумаге.

- А бывают дни, когда «не пишется»? Как, на Ваш взгляд, это можно объяснить?
– Конечно, бывают. Как это ни парадоксально, но когда ты пребываешь в состоянии счастья, ты настолько им занят, настолько упиваешься им, что становится очень сложно себя выразить. Когда тебе грустно, когда тебе плохо – это получается очень естественно. Когда твоя душа плачет, ты очень легко начинаешь входить в это творческое состояние, ну а бывают дни, когда присутствует это ощущение сумасшедшего счастья, и все получается как-то искусственно, притупленно даже.

- В такие моменты можно искусственно достигнуть желания писать?
– Вообще искусственно сложно что-либо делать в жизни, все-таки я сторонник естественных процессов. Хотя, бесспорно, это труд. Это есть некая привычка, знаете, ни дня без строчки. Если ждать вдохновения… Скорее происходит так, что у тебя есть какая-то идея, у тебя рождается новый замысел, ты продумываешь определенный конвой. Вдохновения можно прождать и полгода, поэтому я приучаю себя фиксировать эту новую мысль неким синопсисом в голове и потом просто начинаю работать.

- А одиночество важно в работе писателя?
 - Да. Я могу с полной уверенностью сказать, что да. Хотя, понимаете, во всем есть две грани: как любовь – великая энергия и великая нарушающая сила, так и одиночество. С одной стороны – это возможность побыть с самим собой, у тебя появляется пространство, ты творишь. С другой – это очень тяжело. Но я могу сказать абсолютно точно, что для творческого человека одиночество очень важно, потому что только в этом состоянии он может быть откровенен. 

- Ирада, что Вы испытываете на следующий день после того, как книга закончена?
– На протяжении всего времени ты этим живешь. Не то чтобы с этим жаль расставаться, но возникает странное чувство: с одной  стороны – удовлетворение, что ты прожил эту историю, что ты закончил работу, а с другой – чувство жалости, что это закончилось. Но, знаете, заканчивается одно, и появляется мысль о другом. Страшно, когда нет мыслей. А вообще, это, безусловно, приятное чувство. 

- Не могу не спросить Вас о работе с Янушем Вишневским. Вы оба отмечали, что писать в соавторстве сложно. Были ли моменты во время работы над книгой, когда достичь взаимопонимания было действительно нелегко?
– Я скажу так: мужчина более примитивен в своем отношении к любви, поэтому у нас были некоторые расхождения, когда описывалась встреча героев, и потом их близость. Я, может быть, с большей мелодраматичностью, свойственной женщине, пыталась это описать, Януш же описывал это с мужским подходом: больше конкретики, где-то даже жестокости. Хотим мы этого или нет, мужчины более примитивны в любви: их восприятие жизни, восприятие женщины базируется исключительно на биологическо-физиологическом уровне. На этом наши с Янушем расхождения заканчивались, это были единственные моменты, где у нас возникал небольшой спор. Я вообще не могу сказать, что было сложно, мы понимаем друг друга. У нас даже судьбы до парадокса похожи, очень много общих вещей, только он мужчина, а я женщина.

- «Мужчине, наконец, удалось понять женщину» – написано на каждой книге Вишневского. Во время работы с ним Вам удалось лучше понять мужчину, его мир?
– Да. Знаете, я открыла для себя, что женщина намного лучше мужчины. Януш – мой друг, в его лице я обрела достойного друга-мужчину, с которым я могу говорить откровенно. Через Януша, через его творчество я поняла, что женщины действительно намного лучше мужчин: женщины более жертвенны, более откровенны. Наверное, поэтому женщины и рожают детей. Благодаря Янушу я поняла, что вообще не стоит расстраиваться из-за мужчин. Хочу донести эту мысль: не нужно растворяться в мужчине, нужно очень четко держать правильное отношение и правильную любовь к себе. Любовь – это не заигрывание с самим собой, не жалость, а именно уважение к себе как к личности, как к женщине.

- «Пятая степень» – ваш новый совместный с Янушем проект. Скажите, чего нам ждать от книги?
– Как раз в декабре я собираюсь полететь на несколько дней в Берлин, мы хотим встретиться с Янушем в том же кафе, где обсуждали «Любовь и другие диссонансы», и продумать замысел книги. Это будет публицистика. Это будет разговор Януша Вишневского и Ирады Вовненко о пяти степенях любви. Генетиками уже доказано, что существует пять степеней, которые формируют это чувство. Хотя это грустно, что мы все раскладываем и объясняем, но, думаю, это будет очень откровенный разговор в чем-то очень похожих людей, а в чем-то совершенно разных. Это будет разговор о любви мужчины и женщины.

- На одной из своих презентаций Вы сказали, что «…неважно, в каком возрасте Вас находит любовь, нужно лишь решиться на нее».  Как не бояться этого чувства?
– Знаете, есть такой фильм с Джеком Николсоном «Любовь по правилам и без». Главная героиня – писательница, говорит своей дочери: «Ты знаешь, я открыла сердце мужчине и никогда не была так счастлива», на что дочь ей отвечает: «Мама, ну ты же все время плачешь». И это стало ее нормальным состоянием: она плачет и пишет свой роман. Я хочу сказать, что как бы ни было тяжело, но любовь – это прекрасное состояние. В ней все спектры, все краски начинают играть, сама жизнь начинает играть, и поэтому не надо ее бояться. Да, это тяжело, любовь забирает колоссальное количество эмоций, энергии, но разве может эта полнота ощущений быть заменена неким эмоциональным догоранием и спокойствием? Все-таки надо быть смелым в жизни, я в этом глубоко убеждена. Человек только смелый может достойно принять все в своей жизни: и любовь, и разочарование…


                В
севолод Воронов (школа им. Горчакова)

«Актеры как дети…»
(Интервью с начинающей актрисой)


«Все работы хороши…», но некоторые кажутся чуть лучше, как бы интереснее и в чем-то желаннее. Взять хотя бы ремесло модели. Или актера. Эта профессия (впрочем, как и предыдущая) связана с таким разношерстным понятием как «шоу-бизнес», особенно, если карьера начинает складываться на самой крупной в России арене – в Москве.

Первого декабря в российский прокат вышел фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», который повествует нам не только о наркозависимости и других «горячих» подробностях жизни опального барда и актера, но и, почти как у Толстого,  ставит вопрос о месте личности в жизни государства и в музыкальном бизнесе в частности («левые» концерты, собирающие на выступлениях Высоцкого гигантские по тем временам деньги, которые затем легко оказываются в карманах не менее «левых» людей). Вопрос – можно ли, работая в сфере культуры и непосредственно участвуя в ее создании, оставаться при этом честным человеком – не теряет своей актуальности и по сей день.

Многие считают, что мир шоу-бизнеса – это мир отвратительный и грязный, в который войти так же сложно и, порой, мучительно, как и покинуть его. Диана Абитова – пока еще начинающая шестнадцатилетняя актриса. Не так давно она переехала в Москву, где сейчас учится в обычной школе, но посещает курсы студии МХАТ и часто снимается в  телевизионных проектах, поэтому уже в  юном возрасте имеет некоторое представление о киноиндустрии и шоу-бизнесе. Неплохо зная эту сферу не только снаружи, но и изнутри, Диана ответила на несколько наших вопросов.

Всеволод Воронов: Итак, Диана, не могла бы ты рассказать, чем же ты все-таки занимаешься?
Диана Абитова: В данный жизненный период, основной моей работой является сотрудничество с одним из ведущих каналов страны, а в январе уже 2012-го года у меня планируется практика за границей.

В.В.: Почему ты решила связать свою жизнь именно с актерским мастерством?
Д.А.: Ну… Первое – это, пожалуй, то, что актеры как маленькие дети. Они постоянно перевоплощаются, им нравится быть разными объектами – людьми, животными или какими-то предметами, нравится находиться в различных ситуациях и проживать со своими героями их жизни и события. Второе – то, что лично для меня актерская профессия является одной из самых тяжелых и самых интересных. Она позволяет учиться не конкретно в одном направлении, а всему тому, чему учит нас жизнь, учиться одновременно разным профессиям.

В.В.: Что тебе пришлось сделать для того, чтобы воплотить в жизнь свою мечту?
Д.А.: Пришлось изменить в себе некоторые особенности поведения, научиться прогибаться под людей, быть более доступной и легкой в общении. Такие особенности характера, как гордость и самомнение, в начале актерского пути нужно закрывать в себе на долгое время или, по крайней мере, на тот срок, пока ты не станешь действительно хорошим, выдающимся актером. Хотя лучше уничтожать в себе эти особенности. Ведь характер – это важнейшая черта, как актера, так и любого человека. Не всякий характер режиссер, продюсер или обычные зрители готовы принять, особенно, если актер позволяет ему проявляться не в тех моментах, когда его нужно показывать. Мне же пришлось усмирить в себе излишне импульсивного, вспыльчивого, нервного человека. Стать простой, но при этом не потерять своей индивидуальности.

В.В.: Известно, что ремесло писателя или поэта – это изнуряющая, порой мучительная, бумажная работа. Можно ли что-то подобное сказать и об актерской профессии или это бесконечно творческий процесс?
Д.А.: Актерская профессия – это, безусловно, непрерывное творчество. Но для того, чтобы это не иссекало, актеру необходимо постоянно наполнять себя чем-то новым. Это может быть все, что угодно: музеи, книги, фильмы, природа, новые, неизвестные доныне эмоции. Однако есть и другая сторона актерской деятельности. Эта профессия такая же монотонная, как, например, работа пианиста. Он должен постоянно повторять свои гаммы или давно изученные произведения. Также и актер: он постоянно должен работать над голосом, телом, вниманием, повторять одни и те же упражнения, этюды, перечитывать одни и те же книги, чтобы находить в них что-то новое о своем персонаже. И, опять же, актер постоянно учится чему-то новому.

В.В.: Как много людей хотят стать актерами?
Д.А.: О, желающих попасть в киноиндустрию совершенно огромное количество. Для того, чтобы стать ведущим в этой сфере нужно, для начала, иметь либо связи, либо деньги, либо постоянную фортуну. В моем случае это были связи. Благодаря удаче я встретилась с одной прекрасной актрисой, которая помогла мне завести важные знакомства с известными людьми – хорошими продюсерами, – которые помогают мне продвигаться до сих пор.

В.В.: Ты сейчас выделила некоторые факторы, которые в какой-то степени помогают человеку пробиться в киноиндустрии. Не могла бы ты отметить важнейшие?
Д.А.: М-м-м… Рекомендации и фортуна… И, возможно, упорство и темперамент. 

В.В.: Какие дальнейшие перспективы развития своих актерских навыков ты видишь в будущем?
Д.А.: Все, опять же, зависит от удачи. Возможно, ближайшие полгода у меня все еще будут хорошие предложения, но потом, года на полтора-два по традиции последует затишье. Наверно, дальше и будет какое-то развитие карьеры, но это уже надо связывать с ВУЗом, и с теми людьми, с которыми я буду или не буду поддерживать отношения. Ну и конечно нельзя не учитывать требования, запрашиваемые кинематографом к этому времени.

В.В.: А вот, скажем, на собеседованиях, часто ли спрашивают об образовании? И если нет, то, что же тогда нужно предъявлять вместо него?
Д.А.: Видишь ли, если это действительно хороший проект, то, конечно, спросят, какое образование ты получил и у какого мастера учился. Правда, если у тебя есть опыт и хорошие рекомендации, то наличие нужного образования роли не играет. Но, если это плохой проект, то наверняка спросят только про опыт работы и сколько ты готов заплатить за ту или иную роль.

В.В.: Что значит «заплатить за роль»? Я всегда думал, что актеров приглашают в кино бесплатно…
Д.А.: Ну, смотри. Буквально сегодня мне прислали предложение работать в совместном проекте США и Канады. Фильм про всякие танцы. За тысячу долларов мне предложили главную роль. Я отказалась. Или вот еще пример. Мне прислали уведомление о кастинге на главную роль в продолжении фильма «SLOVE: Прямо в сердце». Я отправила туда свое резюме и фотографии. Ровно через два часа мне пришел ответ с предложением утверждения на роль, при условии покупки каких-то книг и выплаты бешеных денег за сценарий. «Не, это несерьезно» – подумала я и тоже отказалась.

В.В.: Диана, ты в какой-то мере являешься частью российского шоу-бизнеса. Скажи, пожалуйста, что это такое с твоей точки зрения?
Д.А.: Шоу-бизнес, по-моему, это хорошая пиар-компания. Любой человек, пришедший на премьеру фильма, светский вечер или fashion-показ, попросту явил себя миру и никому не важно, кто он на самом деле. А так, я считаю, что весь мир шоу-бизнеса – это сплошная показуха.

В.В.: Тогда кто по твоему мнению не занимается «показухой»?
Д.А.: Конкретно те, кто не пользуется никакими привилегиями, не выставляет себя на показ, не стремится к славе и богатству. Такие актеры играют как в столичных, так и провинциальных театрах.

В.В.: А вот Сергей Безруков, например…
Д.А.: (смеется) Да, он крутой мужик. Но нет, конечно, он не часть того шоу-бизнеса, который продвигает себя с помощью показухи. Он относится к плеяде талантливых актеров. Ты можешь быть великолепным актером, но если ты снялся в ужасном фильме, твой талант практически никто не заметит.

В.В.: Разве у Безрукова нет чудовищных фильмов?
Д.А.: Наверное, есть. Может быть так, что фильм снят не очень хорошо, но многое зависит также и от того, кто снимался или участвовал в создании фильма. Нередко бывает, что фильм оказывается дрянью, но актерская работа в нем совершенно превосходна.

В.В.: Есть ли у тебя какие-нибудь кумиры или примеры для подражания среди профессиональных актеров или актрис?
Д.А.: Да. Людмила Хитяева.

В.В.: А чем она тебя привлекает?
Д.А.: Она не обладает классическими внешними данными, но при этом в ней чувствуется сильный характер, твердость духа и какая-то яркая порода, которую она умеет правильно подчеркивать, что делает ее обворожительной и удивительной женщиной и актрисой.

В.В.: И последнее. Что для тебя сейчас и, наверное, в ближайшим будущем является самым важным в выбранной профессии?
Д.А.: Сейчас моей основной задачей является расширение круга влиятельных знакомых, накопление опыта работы и исправление тех недостатков, которые присутствуют, а также формирование тех навыков, которые пригодятся в дальнейшей работе. На данный момент и, видимо, ближайшие лет десять режиссеры будут выбирать меня, но если я стану хорошей актрисой, то, думаю, буду уже сама выбирать где, у кого и с кем мне сниматься.


                 Виктория Кузнецова («Эпишкола»)

Юлия Минутина, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга, координатор движения «Живой город», а так же учитель русского и литературы в школе! Как же ей все удается? Я решила не гадать, а сразу обратиться к интересующему меня и, думаю, заинтересовавшего Вас, человеку.

 - Юлия Леонидовна, хватает ли Вам времени и на учеников и на чиновников? Или приходится чем-то жертвовать?
 - Конечно, совмещать трудно, особенно когда в один день происходят какие-то особенные события и в школе, и в диалоге с администрацией — например, школьный спектакль и  заседание рабочей группы у вице-губернатора. Но если вдуматься, то оказывается, что времени не хватает всегда, чем бы человек ни занимался, особенно если он увлечен своим делом. Вообще мой стиль жизни — поставить цель, а потом искать ресурсы для ее достижения, а не наоборот. Все, что хочется, не успеваю, но я вижу реальные достижения своих учеников, вижу, как они растут над собой, и в то же время вижу, как моя деятельность по защите города позволяет время от времени сохранять здания и скверики. Если уж говорить о «жертве» – чаще приходится «жертвовать собой», свободным временем, сном, отдыхом.
 
– Сколько лет Вы уже так активно участвуете в жизни Вашего города?
– «Живому городу» в ноябре исполнилось пять лет. Конечно, сейчас, оглядываясь на свою деятельность, вижу, что первоначальной энергии уже не хватает. Но зато появился опыт, знания, и возможность действовать более точно позволяет экономить силы.
 
- Какие ближайшие мероприятия планирует провести «Живой Город»?
– Сейчас мы готовим выставку работ петербургских художников, посвященных двум зданиям — Уткиной даче и Никольскому рынку — и Лопухинскому саду. Им всем грозит опасность. Уткина дача разрушается без присмотра; в Лопухинском саду хотят построить многоэтажный отель; Никольскому рынку угрожает варварская реконструкция. Мы хотим показать петербуржцам красоту этих мест. А еще мы собираемся поздравлять победителей фотоконкурса, организованного Википедией: там была и наша номинация.

- На неделе проходили выборы в Думу и Законодательное Собрание. Правда ли то, что Вы поддерживали партию «Яблоко»?
– Да, правда. Точнее сказать — я поддерживала выдвижение партии на выборы. Как любая непарламентская партия, «Яблоко» должно было собрать подписи определенного числа горожан, чтобы их допустили. И им удалось это. В «Яблоке» много очень хороших людей, с которыми мы вместе боремся за город. Впрочем, такие люди есть и в других партиях. Сама я беспартийная, но, конечно, мне важно, чтобы в Законодательном собрании были люди, которые в моих глазах зарекомендовали себя с хорошей стороны.

- На сколько мне известно, Вы учились в ФТШ, но все же преподаете русский и литературу. Почему Вы, выучившись на техника, направили себя в сторону гуманитарных наук?
– Вот такой я человек — не могу заниматься чем-то одним! А если серьезно — да, я закончила Физико-техническую школу и никогда не жалела об этом. Там меня научили мыслить, работать, учиться по-настоящему, не бояться сложностей и преодолевать себя. Конечно, у меня не технический склад ума, поэтому то, что многим давалось легко, мне приходилось добиваться колоссальными усилиями. Мне даже на выпускной учитель физики подарил свою фотографию (он прекрасный фотограф) «За мужество в изучении физики»... Но порядок в голове навели, и способность логически мыслить, доказывать свою позицию у меня сформировалась именно благодаря ФТШ. И в то же время серьезная физика, математика и программирование показали мне, что серьезных успехов на этом поле я не добьюсь, а быть посредственностью мне не хотелось. Теперь я филолог — надеюсь, не самый бестолковый.

- Я слышала, Вы пишите кандидатскую диссертацию. Не могли бы Вы рассказать об этом поподробнее?
– Я уже, можно сказать, ее написала — в конце декабря я защищаюсь. Моя диссертация посвящена творчеству поэта-футуриста Константина Большакова, который практически неизвестен не только «простым смертным», но даже специалистам. Писать на такую тему трудно, но интересно. Жаль только, не так много людей, с кем можно ее обсудить. Бывают и забавные моменты: я писала один из разделов, где говорилось об отношении поэта к городской среде, и говорила об отношении футуристов к небоскребам: что это, мол, воплощенная метафора полета, знак устремленности в будущее, демонстрация безграничности человеческих возможностей... потом перечитала и рассмеялась — было впечатление, что я читаю рекламу Охта-центра! Так что с идеей строительства небоскреба они опоздали лет на сто.

 - Вы – такой занятой человек! Но у Вас все же остается время на маленькие и большие путешествия, не так ли?
– Я обожаю путешествия! И больше всего люблю, когда удается совместить свою деятельность с поездкой. Я езжу на конференции, а в последнее время меня приглашали обмениваться опытом с московскими, парижскими и вашингтонскими градозащитниками. Я очень люблю сама бродить по городам — без путеводителя, без конкретной цели. Тогда можно почувствовать душу города. И очень люблю бывать на природе, стараюсь с друзьями каждое лето съездить в горы — Норвегия, Карпаты, Хибины, Крым, Урал...

 - Вы преподаете в школе. Учите ли Вы детей чему-то не входящему в школьную программу?
– Я стараюсь не «агитировать» ребят, понимаю, что с таким мировоззрением, как у меня, жить нелегко. Но, конечно, личность учителя имеет большое значение. Конечно, больше свободы на уроках литературы: я стараюсь подбирать произведения таким образом, чтобы ребятам было интересно их читать и обсуждать, хотя, конечно, на всех не угодишь. Не всегда это произведения «официальной» школьной программы. Часто, обсуждая то или иное литературное произведение, мы обращаемся к примерам из жизни, и я делюсь своим опытом с учениками. На истории Петербурга иногда я «развлекаю» их рассказами о современной истории нашего центра. Некоторым это очень интересно: ведь архитекторы XVIII-XIX века так давно уже умерли, а здесь у них на глазах возникает связь между теми далекими временами и современностью. Возникает ощущение причастности к историческому наследию — это так важно для понимания города! А вообще — учат своим примером; и иногда я просто вижу, как тот или иной мой поступок — в школе, на улице, в транспорте — заставляет ребят задуматься, задать себе вопросы, на которые они сами будут искать ответ.

- А как реагируют Ваши ученики на известность своего учителя?
– Сначала обычно удивляются — и ученики, и родители: «Ой, а мы вас по телевизору видели!» Потом привыкают. Мне кажется, для них это не очень существенно. Может, на первых порах это и поднимает мой авторитет в их глазах, но, по моим впечатлениям, для них все же важнее я как учитель и как человек.

- Во время отпуска Вы, наверное, сразу спешите уйти от школьной жизни и хорошенько отдохнуть, ну или, по крайней мере, заняться другими делами?
Отпуск я предпочитаю проводить где-нибудь не в Петербурге, потому что здесь мне никогда не удается отдохнуть. Но это не значит, что я ухожу от школьной жизни. У меня сложилась традиция ходить с ребятами в походы. Мы были в Крыму, в Хибинах, бродили по Ленобласти... Нельзя назвать это отдыхом, потому что даже когда все в порядке, чувствуешь огромную ответственность. И все же я люблю такие путешествия: во-первых, мне интересно общаться с учениками, интересно, как они живут, смеются, что им интересно, как они преодолевают трудности. И после похода складываются особые отношения — они уже охотнее слушаются, легче признают мой авторитет. Но и у меня перед ними возникают дополнительные обязательства: не могу же я всерьез злиться из-за не сделанного домашнего задания на человека, с которым мы вместе разводили под дождем костер или карабкались вверх по размокшему глинистому склону, перед этим по ошибки по нему спустившись!

- Что помогает Вам так планировать время, чтобы везде успевать?
– У меня есть ежедневник — я уже давно отчаялась пробовать запоминать все, что мне надо сделать. На самом деле главное, когда пытаешься все успеть — вовремя остановиться! Напланируешь себе дел, потом посмотришь, вычеркнешь половину — и сразу настроение улучшается, и все кажется не так страшно. А когда не получается, то я даю себе обещание обязательно отдохнуть! Но не всегда его выполняю... А на самом деле успеть все помогает понимание трех вещей: то, что ты делаешь, нужно тебе; то, что ты делаешь, важно; то, что ты делаешь, никто не сделает за тебя.

-Спасибо.
 

                    Варвара Попкова (ТТиШБ)

Разговор с архимандритом

За всю свою жизнь мне доводилось общаться с людьми самых разных профессий, образов жизни, социальных статусов. Но ни разу до этого дня жизнь не сталкивала меня с людьми, решивших посвятить свою жизнь служению Господу. По моему мнению, такой человек должен обладать очень редкими особенностями характера, так редко встречающимися в одном образе- это и стальной характер и непоколебимая Вера, и доброе и честное сердце. Поэтому я всегда мечтала поговорить с таким человеком. Хотелось спросить как можно больше, узнать максимум. К сожалению, отца Сергия, которого я решила проинтервьюировать, в запасе было не так много свободного времени. Но, по моему мнению, разговор состоялся продуктивный и интересный. Как и человек, с которым мне привелось пообщаться.

Благочинный храмов Адмиралтейского округа, настоятель храма Воскресения Христова. Родился в 1945 году в Астраханской области. В 1989 г. был приглашен архиепископом Псковским Владимиром (ныне митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский) в г. Великие Луки и назначен настоятелем в храм Казанской иконы Божией Матери, а впоследствии, настоятелем собора Вознесения Христова и благочинным храмов Великолукского округа.

За 14 лет своего служения на Великолукской земле Архимандрит Сергий восстановил главный храм нашего города — Вознесения Христова, заново отстроил утраченные часовни – Святого благоверного князя Александра Невского и Великомученицы Екатерины. С его же участием построена часовня во имя Первоверховных апостолов Петра и Павла.

Огромной заслугой Архимандрита Сергия (Стурова) является восстановление духовной жизни великолучан и жителей Великолукского благочиния. В Великих Луках и районных центрах при храмах были открыты воскресные школы для детей и взрослых, в полной мере возобновлена приходская   жизнь.

Архимандрит Сергий за вклад в духовное преображение жителей Великих Лук, которое он нес через молитвенный подвиг, пастырское слово и служение в восстановленных храмах Божиих, награжден церковным орденом святого благоверного князя Даниила Московского III ст., орденом за усердие во благо Отечества II, III, IV ст., медалью за вклад в Фонд Мира, юбилейной золотой медалью преподобного Сергия Радонежского за просветительскую деятельность, серебряной медалью святого апостола Петра, международным орденом «Благотворение»

И вот, я подхожу к храму Воскресения Христова. Меня охватывает легкий мандраж- интервью предстоит с человеком высочайшего морального уровня,  обладающим одним из высших монашеских чинов, добившимся признания в Православном мире. Меня встречает приветливый пожилой мужчина, провожает до кабинета отца Сергия. Приоткрываю дверь, кабинет наполнен золотистым светом, не смотря на пасмурную погоду за окном. Всё как будто бы сияет изнутри. Я приветствую отца Сергия, он приглашает меня пройти внутрь. Преодолевая смущение, здороваюсь и начинаю разговор.

Корреспондент:  Здравствуйте, позвольте спросить, в какой период жизни Вы приняли решение посвятить себя служению Господу? Что повлияло на Ваш выбор?
Отец Сергий: Я воспитывался в верующей семье, поэтому с самого детства готовил себя к священнослужению. Священниками люди становятся не по своей воле. Это, в первую очередь, влияние воли Божьей. Апостол Павел говорил: «Никто сам по себе не приходит, никто сам по себе не уходит, только званый по Богу...»

Корр.: Десять лет назад было принято считать, что у молодого поколения исчезли нравственные и моральные ценности. Как Вы считаете, насколько изменился духовный уровень молодежи за последнее десятилетие?
О.С.:Последние десять лет религиозное просвящение находится в упадке, поскольку в школах не занимаются нравственным развитием учащихся. Тем не менее, сегодняшняя молодежь стала внимательней к вопросам религии и морали. Ребята серьезней подходят к смыслу жизни, чем предшествующее поколение. Отчасти это связано с тем, что в стране начали открываться учреждения, направленные на преподавание основ православия.

Корр.: Как Вы считаете, стоит ли вводить в школах обязательное религиозное образование?
О.С.:Безусловно, ведь это поможет молодым людям противостоять разврату, который потоками льется из этого «помойного ведра»- телевизора. Государство не может существовать без морального фундамента, которым и является вера.

Корр:.Вы руководили восстановлением двух великих храмов, воссоздали их почти из руин. Было ли в Вашей жизни что-то, что сподвигло Вас на такой колосальный труд?
О.С.:Мы- священники как солдаты — делаем что прикажут. Меня назначили, я и восстановил.

Корр.: Если бы Вам предоставилась возможность вернуться в прошлое, когда Вам было 18, и дать молодому себе всего один совет. Что бы Вы посоветовали?
О.С.:Ничего. В своей жизни я совершенно ни о чем не жалею.

Корр.:Вы можете назвать самое яркое светлое воспоминание за годы служения?
О.С.:Когда у тебя есть вера, ты во всем видишь свет. Например, литургия- чем не светлое воспоминание?  А литургии в жизни священнослужителя случаются довольно часто!


               К
сения Таттар («Альма Матер»)

Я довольно долго выбирала тему и интересного человека для своего интервью. Выбор темы для меня был сложным, так как актуальной, то есть важной для данного времени можно назвать далеко не одну тему. Говорят сейчас очень много о чем, чего только не интересует людей.

Осознание того, с каким же интересным человеком я действительно хочу поговорить пришло само-собой. Интересный для меня, и не разгаданный мною до конца человек – это я сама. Тема приходит на ум сама собой – подросток. Подросток, жизнь подростка, ну и, в первую очередь, его мысли – вот то, о чем бы мне хотелось поговорить с собой.

Возможно, всё далее написанное мной будет написано совсем не так, как нужно, но, тем не менее по схеме.

Итак, интервьюер – я, интервьюируемый – снова я и подросток в одном лице, тема указана выше.
 
– Ну что, Ксения, вот и выдался у нас с Вами случай поговорить по душам, точнее по душе – она у нас, вроде как, одна. Расскажите мне, какой Вы видите себя сейчас?
Я: Ну, во-первых можно на "ты", мы всё таки, не будем скрывать, уже неплохо знакомы. Хотя, видимо, относительно неплохо, раз в качестве собеседника ты выбрала именно меня.   

Знаешь, сложно ответить, какая я в данное время. С одной стороны – мне 15, если судить по цифрам, я еще совсем ребенок. Но, с другой, мы все сейчас так быстро взрослеем. С одной стороны, мне еще многое запрещено, я до многого еще не доросла, еще учусь в школе и мои знания, и опыт пока не столь велики. Но в то же время, для своего возраста я пережила немало, и общих знаний у меня тоже хватает. Вот, знаешь, я не так давно разговаривала с мамой как раз на тему взросления, и мы пришли к выводу, что детство нашего поколения заканчивается гораздо раньше, чем оно заканчивалось у поколения, например, моей мамы. В то время как у нас начинаются первые отношения, они еще играли в игрушки. В то время как мы проводим время в клубах, их развлечениями были игры на катке, во дворе. В общем, не могу точно сказать, какая я. Взрослый ребенок?

 – Насчет быстрого взросления не могу не согласиться. А ты что об этом думаешь? Хорошо это или плохо? И почему это происходит?
 Я: Ну происходит, по-моему, в первую очередь благодаря телевидению и интернету. Слишком многое видят дети слишком рано. Всё должно быть вовремя. Нельзя, чтобы дети в 6 лет видели по телевизору убийства, нельзя, чтобы в 10 знали все подробности изнасилований. Я не спорю, детям нужно различать, что такое хорошо, что такое плохо. Но вводить это в их сознания нужно очень аккуратно и делать это должны родители, а не телевидение и интернет, особенно учитывая то, что там сейчас можно увидеть или прочитать. Хотя кроме плохого, нужно учитывать и всё слишком хорошее, что мы можем там увидеть. В сериалах часто показывают счастливую беззаботную жизнь, где найти выход из любой ситуации – раз плюнуть, вот мы сами стали стремится поскорее вырасти.

Хорошо это или плохо – однозначно сказать не могу. У нас вроде как отнимают кусок детства. А вместе с тем, возможно, и кусок счастья. Проблем в 15 лет у предыдущего поколения определенно было меньше. А быть счастливым было гораздо легче. Хотя возможно благодаря нашей зрелости, мы в будущем сделаем огромный прорыв в развитии человечества, кто знает.

 – Будем надеяться на лучшее. Кстати – насчет будущего: каким ты видишь свое будущее? А будущее в целом?
 Я: Будущее в целом загадывать не хочу. Но в мыслях опираюсь на 3 слова: «Всё будет хорошо». Очень хочется, чтобы всё было у всех хорошо, чтобы наша страна продвигалась вперед, чтобы народ становился сплоченее, чтобы наука не стояла на месте.

Да и своё четко не планирую. У меня нет списка вроде «В 23 – замуж, в 25 – дети». Как говорится, хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Знаю, что хочу хорошо окончить школу, поступить в высшее учебное заведение. Что касаемо семьи и карьеры, если честно, пока мечусь. Понятное дело, что на первом месте должна быть семья, потом уже карьера. Но как успеть быть успешной на работе и иметь крепкую любимую семью – для меня пока загадка.

 – Хорошо, тогда про настоящее. Расскажи о своих хобби, интересах. Ну и о том, что интересует твоих друзей и ровесников тоже бы хотелось послушать.
 Я: Я не думаю, что мои интересы как-то сильно отличаются от интересов остальных. Так что легче сказать в целом. На самом деле ничего особо нового нет. Спорт, музыка... Сейчас большой скачок в фотографии и журналистике. Очень многие могут назвать это своими хобби. Но, если быть честной, делают и то, и другое на «ура» не все из них. Но во всех областях талантливых детей сейчас предостаточно. Более того, я считаю, у каждого из ребят есть та область, в которой он очень силен. Другое дело найти её и дать ей раскрыться. И, если обратиться к родителям, то я прошу – не заставляйте детей заниматься чем-либо, если он не хочет. Давайте ему пробовать себя, где только возможно. Я, благодаря одобрению своих родителей, успела и фигурным катанием позаниматься, и попеть, и теннисом, и танцами, и верховой ездой, и фотографией, и пишу с удовольствием. И на этом заканчивать не собираюсь, некоторые занятия я до сих пор продолжаю.

 – Успехов! И надеюсь, что родители многих детей прислушаются к твоему совету. И напоследок, какие черты характера сейчас преобладают среди твоих ровесников? И что ценится больше всего?
 Я: На самом деле нельзя сказать, что таких-то людей больше, таких-то меньше. Все люди разные. Но сейчас, к сожалению, много закрытых детей. И не потому, что они такие плохие, а просто среда вокруг делает многих из нас такими. Очень много сейчас фальши и обмана и некоторые просто боятся раскрыться. А еще хуже, если поверх закрытости добавляется маскировка ввиде какой-то злости и грубости. Хотя внутри человек может быть очень добрым.

Что насчет ценности – тоже нельзя однозначно сказать. Каждому – своё. Но, как и во все времена, доброта, искренность, честность лидируют.

 – Спасибо большое за интервью, Ксюша. Мне остается только пожелать каждому подростку найти себя в этой жизни и развиваться в правильном направлении. Удачи вам!


                    Вера Федотова («Экспресс»)

ЕГЭ по английскому: есть выход

В наш стремительный XXI век знание английского языка уже не является преимуществом, как это было раньше. Сегодня это необходимое средство успешности для каждого, и если вы не знаете английский язык, то использовать новую технику, найти хорошую работу, получить разностороннее образование, в частности, за рубежом становится сложнее.

Также, относительно недавно, был осуществлен переход к новой системе образования, и введён ЕГЭ по английскому, от которого в ужасе даже те, кто прожил в англоязычной стране более года. Что же делать другим? Как поднять свой уровень английского, а то и выучить его с нуля? Мы встретились с директором по обучению одной из лучших частных школ английского языка, «English First» Екатериной Барышевой.

- Сегодня существует много школ и курсов по обучению английскому языку. Рекламы различных курсов действительно дают мощный толчок, побуждая изучать английский языка даже с нуля. Но какова же основная цель «English First»?
– Основная наша задача – ломать языковые барьеры. Очень многим людям незнание языка мешает делать то, что они хотят. Причем изучение английского языка – это не роскошь и преимущество, а уже даже необходимая вещь, и если ее нет, то это считается недостатком, потому что сейчас очень сложно представить какое-то обучение, высокооплачиваемую работу без английского языка. Поэтому, прежде всего, наша цель – дать людям вот это средство общения, которое поможет им жить лучше.

- А что Вы можете сказать насчет английского языка, преподаваемого в школах? Ведь именно оттуда в основном к вам приходят изучать английский язык.
– Очень часто в школе мы проходим правила, делаем задания, упражнения и не можем применить их в жизни. Дело в том, что английский язык – это не набор правил, и мы изучаем его как средство общения, а грамматическая структура изучается за тем, чтобы мы могли в нужной ситуации это применить. К тому же, приходя из школ, студенты боятся говорить, но, благодаря работе наших преподавателей, этот психологический языковой барьер уходит.

- Когда EF появился на российском рынке?
– Сегодня ЕF представлен почти в 60 странах мира, в частности, практически во всех странах Европы, Азии, Америки. В России первые школы ЕF появились еще в 1995 году. А в Санкт-Петербурге, как я помню, одна из первых школ EF была открыта 14 лет назад в ДК им. Горького. Учебники тогда были такие смешные, там не было ни картинок, ничего похожего на наши сегодняшние. Вообще, EF, как школа английского языка, наиболее развита в России, Индонезии и Китае. В других странах EF скорее как центр международного обучения.

- Получается, что EF как школа английского языка оказалась очень востребованной в нашей стране?
– Верно, и она продолжает развиваться дальше. В Санкт-Петербурге в период кризиса мы школ не открывали, но сейчас появилась новая школа – пятая по счету – на пр. Большевиков. Зимой откроется еще одна, и дальше планируем развиваться.

- Раньше мало где преподавали английский язык, да и уровень преподавания оставлял желать лучшего. Что же сегодня делать взрослым, уже состоявшимся людям, незнающим английский?
– Детям и подросткам изучать язык намного проще, чем взрослым. Детей учат в школах, и у них есть очень хороший навык, они хорошо запоминают, они умеют работать. Старшим людям сложнее учиться, воспринимать все, ставить произношение. Приходя, они не понимают, что такое существительное, что такое глагол, у них уже устоявшиеся правила, и им приходится ломать себя. Тем не менее, выучить английский язык в старшем возрасте сложно, но возможно. К тому же, взрослые реагируют на детские игры на уроках лучше, чем подростки, потому что они хотят поиграть, а дети казаться взрослыми. Поэтому активные формы обучения, в том числе дистанционные, очень эффективны как для детей, так и взрослых учащихся.

- Сегодня для поступающих на определенные факультеты ВУЗов страны введен экзамен в форме ЕГЭ по английскому. Подготавливает ли EF к такому экзамену?
– К ЕГЭ мы подготавливаем только в индивидуальном порядке. Специальных групп нет, так как этот экзамен появился недавно. В нем представлены задания аналогичные Кембриджским экзаменам PET (Preliminary English Test) и FCE (First Certificate in English). Единственным отличием является то, что в ЕГЭ все задания пишутся на русском языке. В любом случае есть подготовка к уровню международных языковых экзаменов, и сдача FCE приравнивается к наивысшему баллу в ЕГЭ.

- Как насчет образования за рубежом? Лучше ли оно?
– ЕF занимается не только образованием детей и подростков, которые едут в летние обучающие лагеря, но также студентов и взрослых людей. К тому же есть стипендии, которые помогают с поступлением в международные университеты и колледжи. Получить образование за границей очень хорошо, но я думаю, что полезней это делать после получения образования здесь. Тем не менее, я считаю, что образование за рубежом шире и ставится меньше границ в достижении целей.

- И напоследок. Везде пестрит название «English First». Так почему же именно «английский первый»?
– «English First» был основан еще в 1965 году в Швеции Бертилом Хальтом, и сейчас, до сих пор, компанией управляют его дети, внуки. Я не знаю, почему EF так назван, но у меня есть идеи, что нужно первым делом учить английский язык, потому что это самая необходимая для современного человека вещь. Не зная английский язык, вы не сможете реализовать свои мечты.


                   Василий Ходосевич («Взмах»)

Завышенная самооценка

Многие тинейджеры считают, что они самые замечательные, умные и веселые, но зачастую "красота и неповторимость снежинки" – не про них.

Многим кажется, что со стороны это выглядит очень глупо, когда какой-нибудь юноша с сальными  волосами рассуждает о смысле жизни и о том, что его никто не понимает, объясняя это тонкостью своей натуры. Даже не справляясь с учебой, попросту даже не хотя с ней справляться, он что-то говорит о своем интеллектуальном превосходстве.

*На эту тему я беседую с Максимом Дунаевым, философом, мужем, отцом и просто хорошим человеком*

 - (Интервьюер) Раздражает ли вас это?
 - (Максим Дунаев) Бывает и такое. Но, в основном, я это вопринимаю спокойно. Отчасти, в силу специфики характера, отчасти – в силу приобретенного опыта, и, наконец, отчасти – в следствие понимания сути проблемы.

- В чем причина появления завышенной самооценки?
– Честно говоря, я не стал бы называть это завышенной самооценкой. речь, в первую очередь –  о пресловутом юношеском максимализма, стремлении воспринимать мир контрастно, без полутонов. но, отчасти, завышенная самооценка тут имеет место быть. Причин несколько: слишком долгая опека родителей, ограниченность опыта и святая вера в то, что он неповторим и уникален, гормоны, в конце концов. Думаю, иногда Господин Неповторимая Снежинка и рад согласиться с твоими доводами, а биология не дает.

 -Чего ОНИ хотят добиться этим?
 -Прежде всего – признания. ради одного только признания, по мнению выдающихся философов, например, Гегеля, человек способен на любой риск. Ради любви, само собой. И из извечного человеческого любопытства.

 -Почему никто не борется с ними?
– Зачем бороться? Надо понимать, прощать, слушать...

 -Что вырастет из них?
 - Отличные интересные люди. Так же как из таких, как я.

 -Есть ли способы решения проблемы, кроме подзатыльников?
 -Терпение и труд понимать и прощать. Подзатыльники, опять же, вовсе не выход. Скорее, наоборот. Дружба и витамины – полезнее.

 -Что нужно делать молодым родителям, чтобы не выросло ОНО?
Повторюсь: прежде всего – любить ребенка. Никогда не лгать ему. Сделать так, чтобы жить было просто интересно.


                 М
арк Чистяков («Обучение в диалоге»)

Интервью-рассуждение «Где родился, там и пригодился?»

Молодое поколение россиян все чаще видит свое будущее за пределами своей родной страны. Каждый человек мотивирует свое решение, ссылаясь на разные проблемы: политические, экономические,  общественные, бытовые или другие. Об этом уже несколько лет пишут объемные статьи, и даже небольшие книги, пытаясь объяснить это явление и найти решение этой проблемы. Попробуем сформулировать из этой проблемы вопрос: «Как меняется жизнь человека, при его переезде в другую страну? Становится ли она лучше?»

Попыткой получить ответ на этот вопрос, является интервью, которое я взял у нашей бывшей соотечественницы. Знакомьтесь – Екатерина, мой коллега по нескольким творческим проектам, которая десять лет назад переехала в Германию. До этого она жила в центральной полосе России и решилась покинуть родину в надежде на лучшую жизнь.

- Можешь описать свои впечатления после переезда? Бросались ли в глаза какие-то яркие отличия нового места от старого?
– Впечатления вспомнить мне уже трудно, а вот отличий  особых я не заметила. Небо то же, трава та же. Разве может что-то уж  очень  резко отличатся?

- И люди тоже не отличаются?
– Ну, в первую очередь они говорят на другом языке, а из этого и следуют их основные отличия.

- Я о поведении
– Отличия поведения? Улыбаются намного больше! На самом деле эта улыбчивость – лживая. Такая вот манера поведения. В душе могут ненавидеть, а в глаза будут улыбаться.

- Показная воспитанность?
– Ну да. Скорее даже менталитет такой.

- К тебе не относятся предвзято, когда узнают что ты из России?
– Поначалу относятся с любопытством, а потом кончено предвзято. «Я же из России». Все стереотипы в силе.

- А в чем это выражается?
– Сначала ты им интересен, а потом начинаются заблуждения: «Да она читать не умеет», «Да она разговаривать не умеет», «Она в школе, то, наверно не училась» и.т.д. Причем говорили это чуть ли не в лицо, думая, что я их не пойму. То есть любят сплетничать, хотя не думаю, что это исключительно их особенность.

- Что помогло тебе адаптироваться к новой жизни?
-Родственники. Именно из-за них я переехала именно в Германию.

- Свою дочь ты учишь двум языкам?
-Да. Оба более-менее постигает. Правда дома последнее время преимущественно по-немецки говорит.

- И не сложно учиться двум языкам на равных с самого детства?
– Ну не совсем на равных, но выполнимо.

- А что у тебя сейчас, через столько лет, больше всего ассоциируется с родиной?
– Друзья.

- Неужели за десять лет у тебя не появилось друзей на новом месте?
– Появились, но русские друзья мне более близки.

- Не мечтала ли ты, чтобы в твоей жизни не было переезда, и ты осталась в России?
– Ну, если остаться там, откуда я приехала, то не мечтала бы.

- То есть ты не хочешь назад в Россию?
– В целом бы конечно хотела назад на родину, но не знаю, насовсем или временно. Мысль о переезде вызывает у меня ужас.

- Переезд всегда дается нелегко.
– Ну да. Неизвестность пугает.
Так-то конечно была у меня мысль, назад вернутся, но куда? У меня же в России родственников нет.

- Так добилась ли ты того, что хотела, переезжая в Германию?
– Сложно сказать. Есть свои минусы и плюсы, причем первых я вижу больше. Однозначно могу сказать, только, что мои приоритеты изменились.

Из интервью не следует однозначного ответа на вопрос сформулированный мною вначале. Это не означает, что формулировка вопроса некорректна. Я не думаю, что на такой вопрос существует единый,  общий для всех людей, ответ. Каждый должен найти свой ответ на этот вопрос.

Важно так же понимать, что некоторые проблемы зависят не от страны, в которой живет человек, а от самого человека или его окружения. Каждому следует разобраться в причинах своих неудач. Является ли причиной маленькой заработной платы неспособность окружающих объективно оценить твои способности или некомпетентность человека и завышение своих заслуг? Виновата ли в твоих низких знаниях система российского образования, или твоя лень? Однако не стоит путать это с ситуацией, когда гениальный человек, способный предложить миру прорывные технологии, не востребован на просторах отечества.


                  Арина Щербова («Экспресс»)

«Умка» собирает друзей

Сейчас о благотворительности не говорит только ленивый. Но, что это такое на самом деле? Концерт в поддержку голодных детей Африки или поездка группы актеров по детским домам страны? Тем более что разных благотворительных организаций и фондов теперь так много, что ты действительно перестаешь понимать, чем они все-таки занимаются и для чего нужны.

Что бы разобраться в этом не простом деле я поехала в Санкт-Петербургскую благотворительную общественную организацию помощи детям-инвалидам «Умка». На пороге меня встречает ее директор Наталья Казейн и ведет по длинным коридорам, заставленным коробками всевозможных величин и форм с подарками. В ее кабинете все тоже забито под завязку. Девушка за соседним столом заказывает по телефону больших медведей. Наталья сильно извиняется за беспорядок и суматоху, подготовка к новогодним елкам в самом разгаре.

- Вы закончили исторический факультет, работали учителем – ваше образование и работа ни как не были связаны с благотворительностью. Как вы пришли к тому, чтобы заняться именно этой деятельностью?
– Мы все очень добрые, очень хорошие люди, но пока мы крутимся в своем колесе как белки, мы не замечаем, что на другой стороне улицы есть другие, у которых трагедия. И не потому, что мы плохие. Просто за своими проблемами и делами, мы  не задумываемся, что рядом есть люди, которым гораздо хуже, чем тебе. И я не могу сказать, что была исключением. Я тоже занималась своей работой. Но когда в твоей жизни случается какой-то звоночек, останавливается бег этого колеса. Ты оглядываешься и понимаешь, что рядом есть те, у которых такая же проблема, как и у тебя. Ты не особенный. Ты понимаешь, что это какое-то незримое сообщество, которое может объединиться, чтобы сделать жизнь друг друга легче и интереснее. И если у тебя есть какие-то организационные способности, ты можешь помочь в этом.
Так случилось и у меня, когда сын сломал позвоночник. А специфика такого перелома в том, что это требует строго лежачего режима в течение нескольких месяцев. Ребенок не может пошевелиться, не может подвинуться. Соответственно, мука не только лежать без движения, но и ничего не делать. Занять досуг сына было для меня первостепенной задачей. Я приходила в палату, где лежал мой ребенок и еще трое детей. Получилось так, что из всех родителей только я могла уделять достаточное количество времени своему ребенку и другим детям. Я стала их развлекать. Собственно это тот звоночек, с которого началась вся дальнейшая моя деятельность. Я рассказывала им сказки, придумывала различные  истории, читала книжки. Но через какое-то время моих способностей стало не хватать. Тогда я подумала, что хорошо бы к деткам приезжали какие-нибудь артисты, что бы они могли хоть немножко скрасить их пребывание в больнице. С этого все и началось.

- Почему именно «Умка»?
– В начале у меня не было мысли создавать организацию как таковую. Мне не до того было. Но, обращаясь к людям за какой-либо помощью для детей, я столкнулась с тем, что они говорили, что мы готовы помочь, но только, если у вас будет счет и официальная компания. Тогда я поняла, если хочешь профессионально в этом работать – надо что-то создавать.

Мы назвали ее «Умка», потому что был старый советский мультфильм «Умка ищет друзей». И наша организация – как маленький медвежонок Умка, она тоже ищет друзей. А Его друзья это все больные детки и те люди, которые им помогают. Мы никогда не говорим, что приехала такая-то благотворительная организация, мы говорим, что приехал медвежонок Умка со своими друзьями артистами и  привез подарки, вкусности, сладости.

- С кем сотрудничает ваша организация?
– Получилось так, что у одного ребенка, который  лежал с моим  сыном, оказалась онкология, и его перевели в больницу №31. Оставить его без внимания мы уже не могли. Мы стали ездить и туда. Мы – это я и разные артисты, которых я старалась находить.

Онкологический мир города достаточно специфичен и закрыт. Когда мы стали посещать больницу №31, дети, родители, врачи из других учреждений узнали о нас по сарафанному радио. Через какое-то время к нам обратились из отделения реабилитации онкологических больных санатория Солнечного, детского хосписа, из отделения онкологии в Песочном, интерната для детей сирот-инвалидов «Красные Зори».  При том при всем, что мы продолжаем поддерживать тех детей, с кем начинали работать – детей с нарушением опорно-двигательного аппарата, сложными переломами. Недавно к нам обратились дети из интерната для слабослышащих детей в поселке Юкки. То есть, нет такого, что мы с одними детьми работаем, а с другими нет.

- В чем заключается деятельность «Умки»? 
– Артисты и музыканты посещают подшефные больницы и санатории регулярно. Ведь наша работа – скрашивать досуг ребят.

Вот уже несколько лет в Эрмитаже проводится большой праздник ко дню защиты детей, в рамках которого мы отправляем около 200-сот детей-инвалидов с родителями и воспитателями на экскурсии. Все программы продумываются с учетом специфики восприятия детей и их физических возможностей. Так же для них на сцене эрмитажного театра всегда проходят балетные спектакли с участием балета Михайловского и Мариинского театров, балета училища им. Ваганова. В этот театр просто так не попасть и обычным людям, потому что там билеты продаются заранее и стоят очень дорого.

Каждый год мы проводим новогодние елки. Мое кредо: если это особенные дети, то и праздник должен быть особенным. Елка всегда проходит на лучших сценах Петербурга. В этом году в театре «Лицедеи» наших детей будут встречать клоуны, кукольники, артисты оригинального жанра, которые делают мыльные пузыри, артисты с животными, фокусниками. И конечно, подарки. Мы хотим, чтобы каждый ребенок ушел с праздника как маленькая новогодняя елочка украшенная подарками: мягкой игрушкой, развивающей игрой, интересной книгой, сладостями.

Однако деятельность «Умки» заключается не только в организации праздников, но и помощи в обеспечении медикаментами. Одна из наших главных задач это поиск средств на лекарства для онкологического отделения больницы №31. Нам заказывают их по списку каждый месяц, мы закупаем и привозим все необходимое на отделение. Бывают такие случаи, когда надо срочно собрать деньги на дорогостоящую операцию, лечение за границей. Мы сразу откликаемся и пытаемся помочь найти нужную сумму.

- Легко ли найти спонсоров?
– Поиск спонсоров очень большая и сложная работа. Ведь дело не только в деньгах, приветствуется любая помощь. Например, артисты – их благотворительность состоит в том, что они бесплатно приезжают к детям. Это то, что они могут сделать. Кто-то готов предоставить для детей кафе и угостить их, кто-то транспорт, кто-то готов купить лекарства.

Человек, который хочет сделать что-то доброе, не всегда знает, куда можно приложить свои силы и средства. А мы знаем  и направляем. При этом в любой момент мы готовы отчитаться о всех потраченных средствах, можно позвонить в больницу и узнать привезли ли лекарство, были ли актеры, какие подарки туда привезли.

- Часто ли вам предлагают свою помощь волонтеры. И эти люди: молодые или уже скорее зрелые?
– Недавно нам нужен был психолог на отделении онкологии, но ставка для него в больнице не положена. И человек на благотворительной основе согласился там работать. Много молодых людей 20-25-ти лет помогают нам в каких-то организационных моментах. Например, я могу позвонить, сказать, что нам не хватает столько-то игрушек или сладостей, и они организуют сбор средств, для того чтобы купить это. Или что нам нужны фотографы на мероприятие. Они тоже их ищут. И это именно волонтеры, не сотрудники. Кто-то может прийти «лисичкой» или «зайчиком» и поскакать с ребятками вокруг елки, пока не начнется концерт. Если на самом деле люди понимают для чего это и что это действительно поможет больным детям, для них радость включиться в этот процесс. 

Со двора доносятся детские крики и смех. Мысленно я отмечаю в своем «блокноте», что расположение «Умки» выбрано очень символично – на территории детского развивающего центра. Работать, для того чтобы сделать чью-то жизнь лучше под неугомонный детский лепет, наверное, это лучше всего.




Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
Поразите гостей и оставьте впечатление на долгие годы - Организация праздников в Москве

‡агрузка...