16+

Новости партнёров

Lentainform

Сколько процентов правильно будет набрать Путину 4 марта?

29/02/2012

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

В мире есть вещи очевидные и неочевидные. К очевидным вещам относятся такие: почему зимой рвутся трубы или почему Путин выбрал преемником Медведева. К неочевидным – на самом ли деле наше лето лучше нашей зимы? Или - сколько процентов получит Путин на выборах 4 марта?


         Очевидность очевидных вещей легко объяснима. Почему, например, в 2007-м преемником был выбран любитель демографии вице-премьер Медведев, а не, скажем, приверженец нанотехнологий вице-премьер Иванов? Потому что Медведев подходил Путину по росту. А другой преемник выделялся бы на фоне Путина своими неприлично длинными ногами и прочими бессмысленно вытянутыми частями тела.

И это было бы неправильно – поскольку в России, как было известно подавляющему большинству в 2007-м,  всем хорошим мы обязаны Путину, – и если уж случилась такая беда, что приходится еще кого-то выбирать, то надо, чтобы он был максимально похож на Путина.

Понятно, что сам президент Путин, как интеллигентный человек и стихийный даос, знает, что внешние признаки – это полная ерунда. И при случае даже мог бы рассказать  народу историю про то, как однажды к Лао Цзы пришел ученик и спросил:
– Почему одни люди сильны, а другие слабы, почему одни люди умны, а другие глупы?
Лао Цзы отвел его в сад:
– Вот это дерево большое, а это – маленькое. Я часто сидел под этими деревьями и думал: почему так? Но когда я отбросил ум, исчез и сам вопрос. Я просто знаю, что это дерево большое, а это – маленькое. Нет никакой проблемы.

Однако Путин эту историю народу не рассказывал, потому что понимал – отбросить ум может не каждый россиянин. Поэтому, чтобы не заставлять народ мучиться сложными вопросами, и был выбран лучший из преемников.

Это все понятно. Непонятно другое: что теперь делать с выборами? Сколько процентов правильно будет набрать Путину 4 марта?

Путин (который дважды участвовал в выборах) в первый раз, в 2000 году получил 52,9% голосов, а во второй раз, в 2004-м – 71,3%. А его преемник Медведев в 2008-м получил 70,28%. Что соответствовало логике соотношения большого и малого, преемник должен был получить процентов больше, чем Путин в первую кампанию (все-таки Путин ему передал часть своей харизмы), но меньше, чем во вторую (все-таки Медведев – не Путин).

Непонятно только – что теперь делать. По прежней логике Путин должен был бы набрать больше, чем Медведев в 2008-м, и больше, чем он сам в 2004-м. То есть минимум 72%.
Но сейчас это многим покажется неприличным. Поэтому можно отталкиваться от цифры, которую набрал Путин образца 2000 года, – то есть получить больше, чем 52,9%. Вопрос – кому отдать лишние проценты? Отдашь Зюганову – возгордится. Прохорову – подумает про себя неадекватно. А главное – ни один не соответствует Путину по внешним параметрам.

Ясно, что проблема ужасно трудная. Можно только сочувствовать тем, кто ее решает, – почти как еврею Хаиму из анекдота, в котором, говорят, скрыто много всяких смыслов.
Утром встречаются два еврея:
– Эхуд, – говорит Хаим, – сегодня у меня была ужасная ночь! Прямо-таки кошмар! Шерон Стоун, Клаудиа Шиффеp, Деми Муp и моя жена Леа боpолись за то, чтобы отдаться мне!
– И это ты называешь кошмаpом?
– Да, потому что победила-таки моя Леа!                 

ранее:

Как правильно агитировать за кандидата в президенты
Почему 5 лет назад в нечестность выборов верили больше, а на улицы никто не выходил
Путин не последовал советам Хань Фэя. И теперь пожинает плоды...
Почему вредны совещания и опасны трудоголики
Можно ли назвать Навального фанатиком?
Власть не знает на какой величины митинг надо реагировать, а на какой нет



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве