16+

Новости партнёров

Lentainform

Переезд Военно-морского музея из биржи в казармы оборачивается скандалами

20/03/2012

Министерство культуры подтвердило ходившие в околомузейной среде слухи, что в процессе переезда Военно-морского музея из здания Биржи в Крюковские казармы (на фото) у Новой Голландии один экспонат уничтожен и еще один - поврежден.


             Скептически настроенные специалисты говорят, что это – только начало. Переезд, по их мнению, дорого обойдется музею. А новое здание, считают некоторые источники, вообще не приспособлено к размещению экспозиции. В компании, проводившей ремонт казарм, с такой точкой зрения, естественно, не согласны.

В ответ на запрос думского депутата-эсера от Петербурга Дмитрия Ушакова Минкульт подтвердил, что 14 и 17 февраля имели место случаи «повреждения и изменения состояния сохранности двух предметов в процессе подготовки к перемещению в новое здание». Неофициально информация об этом циркулировала давно: в Петербурге масса ревнителей морской истории, которые так или иначе соприкасаются с Военно-морским музеем изнутри. И, как настоящие ревнители, остро все переживают. Еще до ответа Минкульта в интернете появились фотографии уничтоженного экспоната, явно сделанные кем-то из сотрудников либо музея, либо компании, занимающейся переездом.

Главная потеря – носовая фигура клипера «Витязь», выполненная из гипса самим Петром Клодтом. Она разбита о каменные ступени лестницы. Кроме того, поврежден механизм наводки 45-мм пушки времен Великой Отечественной войны.

«Витязь» разбитый
«Витязь» разбитый
«Витязь» целый
«Витязь» целый

Контракт на перевозку экспонатов стоимостью 966 миллионов рублей был заключен Минобороны по итогам конкурса с фирмой «Невисс-комплекс». Он предполагает, что переезд начнется в декабре 2010-го и закончится в декабре 2011-го. Однако до сих пор большинство экспонатов в упакованном виде находятся в старом здании на Стрелке Васильевского острова. Скептически настроенная общественность указывает, что у этой компании-перевозчика нет опыта подобного рода работ, и высказывает предположение, что конкурс проводился без должной прозрачности. В ответе Минкульта на депутатский запрос, однако, говорится, что «подготовка к перемещению музейных предметов и транспортировка осуществляется в установленном порядке»

Также Минкульт сообщает, что «в настоящее время в установленном порядке решается вопрос о возмещении материального ущерба со стороны ООО «Невисс-комплекс» совместно со страховой компанией». Название страховой компании не указывается. Вместе с тем источники в музее уверяют, что страховщик, название которого они тоже не знают, отказывается признавать выводы экспертизы о величине ущерба и предлагает провести новую.

Не менее, чем вопрос уничтожения экспонатов, околомузейную общественность волнуют и слухи о возможности воровства музейных ценностей. Эта возможность напрямую зависит от того, велик ли процент неучтенных экспонатов. Тут мнения расходятся. Одни считают, что неучтенки много, другие говорят, что если и есть, то чуть-чуть.

«Давно, еще при советской власти, был приказ об уничтожении 900 самурайских мечей, попавших в музей после победы над Японией, поскольку считалось, что они не имеют ценности для истории советского флота, – рассказал «Городу» один из хорошо знакомых с музеем источников, – акт об уничтожении был, но сколько их удалось сохранить – неизвестно. Такие вещи, конечно, могут быть украдены. Но их немного – я думаю, неучтенными могут быть десятки предметов (всего в музее 700 000 единиц хранения. – А. М.) Можно украсть модели, подменив одну другой. Особенно если модель не атрибутирована – просто парусник без названия. Я знаю, немцы очень интересовались своими моделями, которые были вывезены из Германии после войны. Но дорогие экземпляры, которые можно выгодно продать западным коллекционерам, всем известны – их не подменишь. А те, которые можно подменить, никому не нужны. Можно украсть неучтенные чертежи какой-нибудь гайки от броненосца – их в свое время пачками в музейной котельной сжигали. Но это тоже не продашь. Вот что имеет смысл воровать – так это старинные награды из драгметаллов, золотое наградное оружие, серебряные братины и т. д. Их можно подменять подделками и выносить. Но все это довольно сложно – гораздо проще воровать деньги, выделенные на переезд музея».

Люди, знакомые с ситуацией, говорят, что переезжать в здание Крюковских казарм, ремонт которых официально закончен еще в 2010 году, музей просто не может. По итогам общения с несколькими экспертами картина выглядит следующим образом. В Крюковских казармах отопление осуществляется с помощью теплого пола, в котором проложены трубки с горячей водой. «Если ставить туда тяжелые экспонаты, пол будет прогибаться, трубки могут полопаться, и тогда все затопит, – делится своими опасениями один из источников, – к тому же в ряде случаев в пол необходимо что-то ввинчивать». Стены в музее обшиты гипроком, который находится на большом расстоянии от кирпичной кладки, так что на них невозможно закрепить никакие тяжелые экспонаты. Крыша атриума, где тоже находится экспозиция, течет. Также источники утверждают, что здание не оборудовано сигнализацией и разрешения на ввод его в эксплуатацию не дано.

К сожалению, директор Военно-морского музея Андрей Лялин не нашел возможности объяснить «Городу» свою точку зрения по поводу уничтожения носовой фигуры, срывов сроков переезда, подготовленности здания Крюковских казарм и т.д.

Пресс-служба компании «Интарсия», которая по заказу Комитета по строительству осуществляла ремонт здания, всю вышеприведенную информацию категорически опровергает. По ее утверждению, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию дано в 2010 году. Обнаруженные при этом замечания были устранены или «перенесены на технологически удобное время».

В «Интарсии» уверяют, что ставить радиаторы отопления под окнами нельзя, так как помещение будет прогреваться неравномерно, что губительно влияло на сами экспонаты. «Вода в системе отопления, смонтированной в полу, несжимаема, и продавить  трубки практически невозможно, – говорят в «Интарсии». – К тому же данные трубки залиты в бетонную стяжку, которая выдерживает нагрузки в соответствии с техническим заданием музея. Необходимость вкручивания шурупов в пол не была заявлена в техническом задании. Стены из гипрока выполнены только в главном зале музея. В остальных залах стены оштукатурены и на них можно монтировать все, что необходимо. Система сигнализаций полностью смонтирована и работоспособна. Протечки крыши атриума были вызваны трещинами на стеклах. Данные стекла заменены».

По поводу грибка в компании заявили, что он проник внутрь на всю толщину стен и «выход грибковых и соляных отложений» будет происходить несколько лет. «Работы по устранению грибковых поражений относятся к гарантийным, и они проводятся. Однако у нас вызывает опасение, что в настоящее время пользователь устанавливает в здании температурно-влажностный режим, аналогичный режиму в старом здании музея (влажность – 85% , температура – 12° C), то есть снижает температуру и повышает влажность в помещениях, что неизбежно влечет за собой образование новых грибковых поражений на стенах».

Со своей стороны, «Интарсия» заявляет, что «между датой сдачи объекта и датой подписания договора на обслуживание здания эксплуатирующей организацией прошел год. Столь длительное отсутствие на объекте эксплуатирующей организации… не может положительно сказаться на состоянии самого здания». При этом там подчеркивают, что «все это время здание активно использовалось пользователем для проведения мероприятий государственного уровня и различных выставок. В свете вышеизложенного вызывает недоумение позиция пользователя о невозможности перемещения экспонатов в новое здание: ведь в здании уже выставлялись не менее значимые экспонаты». 

Вместе с тем главный вопрос – обоснованности самого переезда – пока остается за кадром. Как известно из истории, музей решили выселить, так как в рамках превращения Петербурга во вторую столицу на Стрелке хотели открыть нефтяную биржу. Со временем бессмысленной этой затеи стала очевидна даже ее авторам, но музею в Бирже уже не удержаться: миллиард, выделенный на переезд, просто невозможно не освоить. В своем запросе в Минобороны, которому подчиняется Военно-морской музей, депутат Ушаков спрашивает, не считает ли министерство целесообразным сохранить за музеем оба здания – старое и новое. Министерство пока не ответило.                  

Антон МУХИН, фото allbeton.ru



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве