16+

Новости партнёров

Lentainform

Почему полицейские-садисты сидят под домашним арестом, а Pussy Riot за решеткой

21/03/2012

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Изучавшим Достоевского гражданам проблемы преступления и наказания не должны казаться слишком сложными. Как известно, даже если с одной стороны - глупая, бессмысленная, ничтожная, злая и никому не нужная старушонка с деньгами, а с другой - пропадающие без денег молодые силы, готовые отдать себя служению человечеству, то убивать старушонку все равно нельзя. Потому что нехорошо это.


             Тем более удивительно, что и отечественные судьи, и отечественные преступники, и не менее отечественные зрители, проходившие Достоевского еще в школе, не могут прийти к полному согласию относительно адекватности наказаний имеющимся проступкам. Может, потому, что Достоевский объяснил все только про бессмысленных, но денежных старушек, а менее кровавые деяния оставил без специального рассмотрения.

Вот, например, история с Pussy Riot – уже вторую неделю обсуждают, что делать с девушками, которые что-то там спели в храме Христа Спасителя. Спели, но что особенно ужасно – сделали это, повернувшись спиной к алтарю.

После такого кощунства одни требуют максимально наказания – от публичной порки до порки плюс семь лет общего режима. Другие удивляются – чего ж так жестоко, вот в Казани хорошо аттестованные полицейские засунули в мужика бутылку шампанского, и сидят только под домашним арестом.

А удивляться нечему. Еще Ницше все объяснил.

В свое время Ницше задумался, почему не самые тяжкие преступления вызывают у наблюдателей ужас и крики о необходимости срочного восстановления смертной казни, а более серьезные проступки  не возбуждают ничего, кроме скуки.

Ницше все выяснил: наказание прямо соразмеряется с той степенью удивления, которую поступок подсудимого по своей непостижимости вызывает в зрителях.

То есть засовывание в мужика бутылки шампанского у большинства никакого удивления не вызывает – у нас это обычное дело. А вот пение в храме спиной к алтарю -  это большая невидаль. Такого действительно еще у нас не было. Поэтому за пение наказание должно быть большим, чем за бутылку в попе с последующим летальным исходом. Вот тут какая логика.

Второе наблюдение Ницше относительно распределения наказаний. Обычно рецидивистов, то есть людей, совершавших нечто дурное десятки раз, по разным уголовным кодексам ожидает большая кара, нежели тех, кто вел до этого жизнь праведника. Хотя как раз общество такого ужесточения наказания для рецидивистов не требует. 

По мнению Ницше, привычка, наоборот, должна уменьшать вину и делать извинительным преступление – так как преступнику трудно противиться образовавшейся в нем склонности. И напротив – примерная жизнь, которая представляет столь разительный контраст с преступлением, должна, по Ницше, увеличивать наказание.

Таким образом, в случае с Pussy Riot следует разобраться, были ли они праведниками в прошлой жизни. Для них лучше – если не были. И их защитникам не стоит приводить аргументы, что все девушки, как одна, примерные прихожанки и добродетельные матери – это только усилит ожесточенность их противников.                    

ранее:

Что Путин должен сказать народу, а народ Путину
13 признаков, по которым мы можем определить гениальность президента Медведева
Сколько процентов правильно будет набрать Путину 4 марта?
Как правильно агитировать за кандидата в президенты
Почему 5 лет назад в нечестность выборов верили больше, а на улицы никто не выходил
Путин не последовал советам Хань Фэя. И теперь пожинает плоды...



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве