16+

Новости партнёров

Lentainform

Что будет с петербургским мясокомбинатом, когда его начнут застраивать жильем

27/03/2012

Что будет с петербургским мясокомбинатом, когда его начнут застраивать жильем

Кроме территории бывшего молочного комбината на Московском проспекте, которую уже начали застраивать*, в Петербурге есть не менее важная промышленная территория - бывшего мясокомбината им. Кирова. На его месте тоже собираются развернуть напряженное жилищное строительство, а ряд его зданий, как и в случае с молочным комбинатом, являются памятниками архитектуры. И они в любой момент могут быть утрачены.


                     Архитектурный троцкизм

Мясокомбинат в Московском районе (Московское шоссе, 13), носивший имя С. М. Кирова, был построен в 1930 – 1933 гг. на краю Ленинграда, в районе Средней Рогатки по типу Чикагских боен, как и остальные восемь мясокомбинатов, которые строили по СССР. Площадь территории, которую занял мясокомбинат, – 100 га. Руководителем коллектива архитекторов являлся Ной Абрамович Троцкий (1895 – 1940), классик советского конструктивизма. Соответственно мясокомбинат является памятником этого стиля и одновременно эпохи индустриализации в СССР.

В соответствии с производственным циклом была выстроена цепь отдельных сооружений мясокомбината, объединенных в единую систему не только технологически, но и композиционно. Холодильно-колбасный цех, лайфстаг (предубойного содержания скота), фабрикатов и утилизации соединены надземными переходами. Здание ТЭЦ выполнено из железобетонных складчатых стен. Большинство объемов сооружений – прямоугольные.

Доминантой комплекса является 9-этажный холодильно-колбасный цех с 42-метровой (9-этажной) водонапорной башней (ТЭЦ еще не вступила в строй, а вода была нужна для технических нужд), включавшей также административные помещения. Аналогичная башня Троцкого сделана доминантой Кировского райсовета. В сентябре 1941 г. мясокомбинат был эвакуирован на Выборгскую сторону, а здесь была вторая линия обороны. Когда командующим фронтом стал Л. А. Говоров, он на башне организовал артиллерийский пункт корректировки огня. До Пулковской горы отсюда всего 3 км.

На территории комбината стоит памятник С. М. Кирову работы скульптора Н. В. Томского (открыт 21 марта 1937 г.). Прямоугольный пьедестал из серого гранита украшен горельефами, тематическим связанными с работой комбината, строительство которого Киров курировал лично. Один из горельефов – «Киров в компрессорном цеху». Мясокомбинат был любимым объектом Кирова, во время объездов предприятий он его посещал обязательно. С того места, на котором стоит памятник, Киров в один из своих последних приездов в бинокль осматривал здание завода первичной переработки скота. Должны были поставить оконные рамы, и Киров проверял, привезли ли рамы в соответствии с его указанием. Киров контролировал каждый гвоздь.

Кстати, этот памятник Кирову первоначально предназначался для установки на площади Стачек, но не понравился первому секретарю обкома и горкома А. А. Жданову. Якобы сомнительной показалась поза: «Он что, анекдоты на охоте рассказывает? (Киров был заядлым охотником). Это не руководитель». В итоге памятник оказался на закрытой территории мясокомбината. Сейчас он является памятником монументального искусства федерального значения вместе с двумя скульптурами быков работы В. И. Демут-Малиновского, созданными в 1827 г. и перенесенными сюда с Московского пр. в 1936 году.

В приказе КГИОП от 20 февраля 2001 г. мясокомбинат с оградой и теплоэлектроцентралью включен в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность». Его состояние определено как хорошее, чего сейчас уже никак не скажешь. Кстати, в этот же список включены жилые дома мясокомбината по Московскому шоссе (1936 – 1941). За истекшие 11 лет этот статус не изменился.

Состояние, в котором сейчас находятся архитектурные памятники, плачевно, что видно по водонапорной башне, в окнах которой выбиты стекла. Очевидно, КГИОП о башне Троцкого совсем забыл, как забыл он и о скульптурах быков, которым в этом году исполняется ровно 185 лет. Поверхность скульптур покрыта в ряде мест трещинами, куда попадает вода, что, естественно, способствует активному разрушению.

Для нас с фотокорреспондентом Лидией Верещагиной экскурсию по территории комбината и музею провела его заведующая Алла Кожевникова. И мы осмотрели исторические артефакты в виде знамен, винтажные вещи вроде настольных статуэток Кирова и старинных пишущих машинок, а также фрагмент кабинета первого директора комбината Алексеева. Реликвии советского времени тщательно сохранены.

Чтобы у нас все было, а нам ничего за это не было

На поверхности сюжета о постсоветской судьбе мясокомбината лежит его «захват кавказцами» (так об этом писали в СМИ и в интернете). Однако более внимательное изучение показывает, что деградация производства началась с 1992 года, с деятельности администрации А. Собчака.

Рассказывает главный инженер Н. П. Слюсаренко: «Собчака повесить надо за одно мужское дело на ель и всё… Вы, корреспонденты, сейчас начали ходить, разбираться. А когда 1992 год был, никто не приходил. Приходила сюда Салье. Так вот Салье приходила, она меня 10 раз снимала с работы. Вот мы работали, Романов сделал так, что 70% скота для комбината давала Ленинградская область. Наши свиньи прекрасного качества, и мы ели то, что надо. А что сделали Ельцин, Собчак? Им НАТО разгрузил все свои склады, на которых мясо лежало четыре года. Нам привозили это мясо сюда, мы из этого мяса делали колбасу по цене 2 руб. за килограмм. И у нас стояла очередь на километр, кооперативы брали, 5, 10, 100 кг. Городу нужны были быстро деньги, чтобы выплатить пенсионерам.

Я с Собчаком не говорил, я Салье говорил: колхозы же мы загробили, у меня в актовом зале сидят председатели колхозов, человек 50, и все они просят: возьми мясо на убой. А я отвечаю: я не могу взять, мне запрещено, меня снимают с работы и так. Мне 170 вагонов пригнали мороженого мяса, чтоб я брал и делал колбасу. На вас наплевали, идите туда, разбирайтесь, почему так. И их угробили. Они потом сами начали бить, на дорогах продавать, часть подохла… Как они могут бить, если я бил 3500 свиней, мог за сутки убить, а крупного рогатого скота 1000 голов, а они могут 2 – 3 головы, ну 10, и то не могут убить. И их бросили, и все это полетело».

Потом наступил 1996 год и новый период –  деятельности губернатора В. Яковлева. Рассказывает главный инженер Н. П. Слюсаренко: «На выборах (губернатора Петербурга в 199наш генеральный директор все-таки занял позицию поддержки Собчака, мы проплачивали избирательные участки (? – М.З.). И мы проплачивали, конечно, за Собчака, все-таки за Собчака, потому что про Яковлева говорили, что он связан с криминальными структурами. А наши криминальные структуры здесь каждый день появлялись, Костя-Могила и другие, они все хотели нас прибрать к рукам. Здесь такое было, это не передать вам. И мы на Яковлева не дали денег.

И Яковлев, когда стал мэром, он, по слухам, сразу сказал, что этого предприятия не будет. И все перенесли на «Парнас». А на «Парнасе» бандиты работали тамбовские, я вам официально заявляю, все они руководили, и они сюда приезжали на машинах, у нас уже развал, они приезжали на машинах, чтобы производить дележ, решать, как забирать, что… А нам чтобы перейти на «Парнас». И где сейчас этот «Парнас»? «Парнаса» нету.

А наше предприятие сейчас даже за счет аренды существует. Я всех пенсионеров держу, никто не помирает, осталось 500 человек, было 6000. Теперь здесь 200 арендаторов, они тоже работают, кормят свои семьи. Все питерские, все работают. Мы работаем на город. Люди получают зарплаты, не выходят на забастовки.

У нас специалисты были, они ушли в «Ленту», в мясные отделы и в рыбные. Они ушли мастерами, руководителями. Во всех «Лентах» наши люди работают».

Экономическая деятельность «Самсона» в период правления губернатора Яковлева,  в двух словах  была, по словам Н. П. Слюсаренко, такой: «Если бы был честный рынок, Москва никогда бы нас не выбила, а так они построили торговые точки: «Карусель», «Метро»… Туда мы войти не можем. Потому что для того, чтобы нам войти в эти торговые предприятия, нам надо за каждый вид продукции платить по 10 000 долларов. Это официально делается, все знают. Что такое вид? Колбасы мы делаем 110 видов. Откуда мы можем такие деньги взять? В сутки комбинат вырабатывал 300 т колбасы, но продавать было негде».

Что же из-за границы мясо выгоднее везти? – спрашиваю.

«Дайте мне метр границы, и я стану большим человеком. Были времена – сейчас я не знаю, я уже отошел от мяса, я только арендой занимаюсь – когда посчитали, сколько завезено печенки, то оказалось, что ее в мире столько не может существовать. Допустим идет филейная вырезка, а завезена печенкой. На контейнере написано: печень, таможенный сбор мизерный, а везут вырезку… Всё мясо завозят из-за границы, все стада погробили в 1992 году. Вы думаете, восстановить легко? Поля проданы…»

Петербургские быки проти волков из Ичкерийского леса

Во времена В. А. Яковлева мясокомбинатом путем приобретения акций в 1998 г. завладел Московский индустриальный банк, кстати, нынче располагающийся в построенном в 1935 г. здании дирекции комбината. Акции продал банку последний директор Ю. Савельев и исчез (ходят слухи, у него в Дрездене недвижимость). А в 2000 г. комбинат стал банкротом.

Владеет сейчас Московским индустриальным банком семья Арсамаковых во главе с президентом банка Абубакаром Арсамаковым (род. 1956), у которого 24,47% акций банка, житель Чеченской Республики Ахмад Каримов контролирует 19,72% акций, Нурди Солцаев - 11,72%, Малика Абубакирова - 4,84%, Махмуд Курбанов - 4,71%, инвестиционный фонд Firebird - 3,70%. Это и есть те люди, которым принадлежит теперь территория примерно в 100 га и памятники архитектуры Петербурга.

В комическую историю борьбы чеченских кланов, которая совершалась в лихие нулевые (в 2006 – 2009 гг.) за эти 100 га ленинградско-петербургской земли я вдаваться не буду, это совсем скучная тема, меня интересует только одно: что здесь будут строить и по каким проектам? И сохранятся ли при этом памятники архитектуры? Я не против строительства, но проект должен быть документом публичным, его должна видеть и обсудить и заинтересованная общественность, и Градостроительный совет Петербурга.

Сейчас жилищное строительство уже разворачивается: с противоположной от главного входа южной стороны мы обнаружили складированную опалубку для литья междуэтажных перекрытий. Сама территория для начала работ готова – когда комбинат работал, здесь, в загонах, проводили предсмертные дни (часы) своей жизни коровки и свинки, поскольку сразу весь скот цеха комбината переработать не могли. Теперь это просто гигантский пустырь.

Итак, опалубку завезли, а про проект, про высотность, про планировку на территории 100 га не слышно ничего. Все остается тайной. И от уровня культуры инвестора, баланса между его уровнем культуры и его уровнем алчности напрямую зависит, будут ли сохранены памятники архитектуры конструктивизма. Понятно, что в них можно устроить и стильный бизнес-центр, и музейное пространство, но гораздо выгоднее уничтожить и все застроить бесстильными остекленными коробками, какие уже сейчас можно наблюдать на Московском шоссе на его четной стороне.

Тайной остается и договор между инвестором и Петербургом: есть ли он вообще, а если есть, то внесено ли в него обременение, включающее сохранение и реставрацию памятников. К числу охраняемых объектов отнесены ограда со стороны Московского шоссе, ТЭЦ, памятник Кирову и быки 1827 года рождения. 

Современное типовое строительство, которое осуществляют, практически не глядя на то место, куда его внедряют, стилистически никак не сочетается с индивидуальной архитектурой, с чем-то необычным. Вписать в проект все существующие сегодня предметы охраны, включая башню Троцкого и «Мироныча» – это трудно для сотрудников архитектурных отделов строительных фирм, и компьютерных программ, заменяющих чертежников. Я вообще не вижу, кто мог бы предложить решение для этой территории сегодня в Петербурге и потому полагаю, что вновь выявленные объекты в конец концов уйдут в небытие.

Понятно, что город будет подчиняться инвесторам, если будет и дальше сидеть без авторитетного главного архитектора с правами и обязанностями и без Градостроительного совета с правом решающего голоса, если и впредь  Комитет по градостроительству и архитектуре будет работать как Комитет по земельным ресурсам, а КГИОП безразлично наблюдать.

Не интересует тема мясокомбината им. Кирова и ВООПИиК вкупе с «Живым городом». Если от ВООПИиКа я ничего и не ждал, ибо этот клуб пикейных жилетов в целом безразличен к судьбе городской исторической архитектуры, а больше озабочен демонстрацией лояльности по отношению к властям и постоянством приглашений в Смольный на бессмысленные заседания, то от «Живого города» еще можно было ожидать какой-то активности. Но, видимо, властям удалось ее либо погасить, либо направить по ложному руслу. С детьми это легко.                         

* См. предыдущую статью на эту тему

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве