16+

Lentainform

Петербурженка шесть лет боролась со строгими воспитательницами детского сада

29/03/2012

Петербурженка шесть лет боролась со строгими воспитательницами детского сада

Шесть лет Ольга Лобанова пытается привлечь воспитателя детского сада к ответственности за «непедагогические» методы работы с ее сыном. В далеком 2005 году произошло событие, которое навсегда перевернуло жизнь ее семьи.


                      Малышам в детсаду капали в глаза лекарство — да так, что 4-летний Владик пришел домой заплаканным, с нервным тиком на лице. Потом у ребенка начала дергаться голова, он стал бояться одиночества и темноты. В конце концов сын рассказал маме, как воспитатель укладывает его спать в туалет «с крысами»…

После этого у Ольги Лобановой с детским садом началась настоящая война длиной в шесть лет. За это время Ольга чуть не лишилась мужа, которого хотели упечь за решетку, добилась возбуждения уголовного дела в отношении воспитательниц, успела сама стать юристом и даже… поймать за руку Валентину Матвиенко.

После садика — нервный тик

— Владик был дитя любви. Мы с мужем Виктором его очень хотели. Хоть я и родила поздно, в 38 лет, — рассказывает Ольга. — С самого рождения оберегала здоровье малыша. На УЗИ мне сказали, что у него будут проблемы с почками. При рождении это подтвердилось. И мы его лечили: с самого первого дня рождения пылинки с него сдували. Слава богу, никаких других болезней или психических патологий у него не было.

Ольга Лобанова работала строителем, Виктор Курьянович — сантехником. Владик ходил в детский садик № 42, что на улице Стойкости, еще с ясельной группы. Рос нормальным здоровым ребенком и ничем не отличался от других детей.

— В 2004 году я стала замечать, что он почти ничего не рассказывает про садик, стал каким-то тревожным, замкнутым, — вспоминает Ольга. — Воспитатели встретят нас у сада, улыбнутся, заберут детей и двери закроют — а что там, за дверьми?

7 ноября 2005 года Владик пришел из садика весь в слезах.

— Я взглянула на сына и испугалась… У него был нервный тик, он без остановки зажимал глаза, — говорит Ольга.

Как оказалось, в детсаду в этот день произошло маленькое ЧП. В группу приняли девочку с явными признаками конъюнктивита. Чтобы другие дети не заразились, воспитатель Надежда Хазунова вместе с медсестрой приняли решение закапать всем в глаза «альбуцид». По словам нянечки, Натальи Чурсановой, которые она потом скажет на следствии, «закапывание глаз происходило с применением физической силы, сопровождалось криками и плачем детей», а «после этой процедуры у Владика Курьяновича стали ярко выраженно дергаться глаза».

— Тик у ребенка не проходил, через несколько дней у него уже начала дергаться голова, как у ненормального… Вы можете представить, каково это — когда твой здоровый малыш вдруг начинает дергаться как нервнобольной? Я поседела за неделю! — еле сдерживает слезы Ольга. — Естественно, муж пошел в садик разбираться.

В детском саду между папой и воспитателями с медсестрой произошел конфликт. Перед родителем не только не извинились. Видимо, в садике решили, что лучшая защита — нападение. Разгневанного папу вытолкали из садика, а после обвинили в том, что он якобы душил воспитательницу и хотел ее убить. Причем уголовное дело возбудили вмиг — без единого медицинского документа, подтверждающего факт «удушения», Виктора обвинили в покушении на убийство! Над ним нависла угроза сесть за решетку на целых 15 лет.

«Я поджидала Матвиенко на улице»

— Дело возбудили в рекордные сроки, — говорит Виктор. — Наверное, потому, что материалом сначала занимался участковый — папа ребенка из параллельной группы в саду.

Медсестра, утверждавшая, что ее пытались убить, тем не менее, не предоставила ни одного свидетельства того, что ее действительно душили — ни фотографий синяков, ни справки из больницы. Получается, только по словам сотрудниц детсада в отношении мужчины возбудили уголовное дело по тяжкой статье.

— Это был кошмар — с одной стороны, я бегала по больницам и лечила сына, с другой — ходила с мужем по допросам, по судам. На работе сначала терпели его регулярные отлучки, а потом попросили написать заявление об увольнении, — вспоминает Ольга.

Пока мужа судили, женщина билась, чтобы попасть на прием к лучшим докторам города. Однажды от соседки она услышала, что район собирается навестить тогдашний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко.

— Я поджидала ее на улице, когда она вышла вместе с главой администрации. Встала у нее на пути и взмолилась — «помогите!». Объяснила ей и про детсад, и про болезнь. Валентине Ивановне некуда было деваться — она на глазах у всех дала поручение главе администрации помочь нам. Владика устроили в Центр восстановительного лечения детей что на проспекте Стачек, — рассказывает Ольга.

Между тем в судебном заседании обвинение в «покушении на убийство» разваливалось. Гособвинитель был вынужден переквалифицировать действия Виктора на «совершение насильственных действий, причинивших физическую боль» (116 УК РФ). Но поскольку это уже уголовное дело частного обвинения, оно должно возбуждаться только по заявлению потерпевшей. Однако медсестра вдруг передумала обвинять Виктора. Уголовное дело были вынуждены прекратить.

Детские кроватки ставили в туалете!

Маленького Владика после всего случившегося перевели в другой садик.

— Он воспринял новость очень радостно. Воодушевился и проговорился: «Мама, а я там не буду больше спать с крысами?» У меня сердце упало: «Сынок, с какими крысами?» — говорит Ольга.

Владик рассказал шокирующие вещи. Оказывается, воспитатели частенько перетаскивали раскладушки малышей, которым не спится, из общей комнаты в туалет или коридор. Дети, однажды увидев в туалете крыс, очень боялись спать там. Владик ночевал в туалете часто… Другого мальчика из группы, по словам Владика, воспитатели один раз привязали к стулу скотчем.

— Конечно, я тут же пошла в прокуратуру! Это было в сентябре 2006 года, — говорит Ольга.

В возбуждении уголовного дела ей отказали. Она могла со спокойной совестью сказать: «сделала все, что могла». Но Ольга решила воевать до последнего.

— Такие воспитатели не должны работать с детьми, — уверена она.

К этому времени Ольга уже понимала, что надеяться лучше всего на собственные силы.

— Я решила поступить на юридический факультет — чтобы защищать себя, нужно быть подкованным и владеть информацией, — говорит Ольга. — Да и на адвокатов уходило много средств…

Мама Владика добилась проверки детсада Комитетом по образованию. Чиновники выяснили, что воспитатель Надежда Хазунова действительно «выкладывала детей на дневной сон за пределы группы». По результатам проверки по факту выявленных нарушений на нее наложили дисциплинарное взыскание.

Неуемная энергия Ольги заставила государственную машину все-таки работать, а не чеканить отписки. В конце концов, спустя три года, было возбуждено и уголовное дело. Воспитателей Надежду Хазунову и Ирину Пайтян подозревают в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести. Остальные сотрудники детсада не дали показаний против коллег. Не стала молчать лишь помощница воспитателей, нянечка Наталья Чурсанова. Как следует из ее показаний, данных следователю, «обеими воспитателями применялись жесткие методы воспитания к детям: укладывание на дневной сон вне помещения группы: в туалете, коридоре, окрики, демонстративное выставление из группы». А однажды, по словам нянечки, она увидела, как один мальчик был привязан к стулу! На ее замечание воспитатель Ирина Пайтян якобы ответила: «Он учится развязывать узелки».

После этих показаний, по словам нянечки, «отношения с администрацией детского сада у нее испортились», и она «вынуждена была уволиться, не выдержав давления».

Каждый родитель должен стать юристом

— Мой сын до сих пор лечится от последствий той травмы. Но чтобы доказать причинно-следственную связь между его болезнью и действиями воспитателей, пришлось добиться назначения экспертизы в Научном центре социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского в Москве, — говорит Ольга. — Эксперты установили, что до инцидента у Владика проблем с психикой не было и что между действиями воспитателя и болезнью сына есть связь!

Пока длилось это утомительное расследование, срок давности для привлечения воспитателей к уголовной ответственности благополучно закончился. 26-летняя Надежда Хазунова, судя по ее показаниям, не считает себя виновной: просто Владик был очень непослушным мальчиком и мешал другим детям спать, и она ставила раскладушку подальше от остальных ребятишек. А одного, тоже особо непослушного мальчика, укладывала спать в таких условиях даже с согласия его бабушки!

Впрочем и она, и Ирина Пайтян готовы прекратить это дело «по нереабилитирующим основаниям». То есть без оправдательного приговора. Но Ольга Лобанова с этим не согласна.

— Сейчас дело находится в следственном управлении Кировского района, его приостанавливали 11 раз! Может, его намеренно затягивали, чтобы вышел срок давности? Но я считаю, что когда ребенку причинено психическое расстройство — это тяжкий вред здоровью, а вовсе не средний! А значит — уйти от наказания из-за сроков давности воспитатели не смогут.

Сейчас уголовное дело вновь приостановлено. Но Ольга не собирается останавливаться. Она опять обжаловала постановление.

— В этом году я получаю диплом юриста. И готова помогать всем мамочкам, которые попадают в сложные ситуации и не знают, как отстоять права своего ребенка, — говорит Ольга. — Я буду защищать своего сына сколько потребуется и никогда не опущу руки. Следователь делает на меня запрос в психдиспансер — не ненормальная ли я после стольких лет продолжать эту борьбу? Нет, я нормальная. Просто я — мать.                     

Александра СТАЛЬНОВА, фото sakhalife.ru