16+

Новости партнёров

Lentainform

Должны ли культурные люди склонять Купчино?

05/04/2012

ГЛЕБ СТАШКОВ

Хорошо, знаете ли, быть купчинским журналистом. Очень уж у нас власть отзывчивая. Две недели назад я предложил переименовать улицы Белы Куна и Олеко Дундича. И что б вы думали? На сайте районной администрации повесили опрос: надо ли их переименовывать?


                      Правда, большинство считает, что не надо. Так ведь известно, какое у нас большинство. Понаехали всякие. Одни, знаете ли, из Купчина в Кремль переезжают, а другие, значится, наоборот.

А прошлым летом купчинский пресс-секретарь написал в Твиттере отзыв на мой текст. У нас в Купчине, знаете ли, все в Твиттер пишут. Понаедут – и давай в Твиттер писать. В общем, обвинил меня пресс-секретарь, что я склоняю слово «Купчино». Нельзя, мол, писать «в Купчине», а нужно, дескать, «в Купчино».

И на сайте журнала все тоже, знаете ли, меня в этом обвиняют. Серость, говорят, безмозглая. Не иначе, говорят, как приезжий. И очень мне, знаете ли, обидно. Оно, конечно, я приезжий. Приехал в Купчино с Петроградской стороны. Но мне тогда еще года не было. И с тех пор я вполне обрусел и окупчинился. 

Да я, честно говоря, Купчино и не склоняю. Это корректор склоняет. Корректоры, знаете ли, тоже люди с гонором. Понаедут в редакцию – и давай склонять чего ни попадя.

Но так, видимо, наш корректор задел нашу районную администрацию, что на прошлой неделе она собрала ученый консилиум. И «с помощью специалистов чиновники выяснили, что название района Купчино в русском языке не склоняется». Потому как «историки говорят, что название Купчино идет от финноязычных названий».

Ну, мало ли что историки говорят. Я, знаете ли, тоже историк. Стал выяснять. Оказывается, согласно шведской переписи 1619 года, в деревне Kuptzinoua By проживали четыре облагаемых налогом хозяина, трое из которых – Иван Кузмин, Прошка Лефонтьев и Симан Абрахамов – были православными. Очень интересная информация. «Четыре облагаемых налогом». То есть проживали и необлагаемые налогом. То есть это шведы сюда нелегальных мигрантов запустили.

Но, по правде сказать, нет у меня доверия к этой переписи. Откуда, скажите, в XVII веке мог взяться Симан Абрахамов? Да еще православный. И что это за название – Куптциноуа. Это какое-то индейское название. Выходит, здесь каманчи жили. Или могикане какие-нибудь. И Симан Абрахамов – последний из могикан. Не считая Прошки Лефонтьева.

А по версии ученого Мызникова, kypsi на древнефинском означало «заяц». Красивая версия. Получается, Заячий остров – это Купчино. И, как говорится,

Здесь в  КупчинО
Нам суждено
В Европу прорубить окно.


Правда, на современном финском заяц будет jänis. На kypsi не больно-то похоже. Видимо, финские зайцы с древних времен сильно эволюционировали. 

Конечно, если Купчино – название иностранное, то базара нет. Не склоняется. Не говорим же мы: в Сан-Марине, из Сан-Марина. Но, как заметил в интернете один колпинский патриот, Колпино – это вам не Сан-Марино. А уж Купчино, поверьте, тем более. И не Сан-Марино, и не Рио-де-Жанейро. И сдается мне, что слово «Купчино» – отечественного производства.

Если верить авторитетному товарищу Розенталю, русские названия на «-ино» должны склоняться. «Недаром помнит вся Россия про день Бородина», – уверял поэт Лермонтов.

И ведь не помнит ни хрена
Про день, мать вашу, КупчинА, –

добавлю я от себя.

Впрочем, упомянутый колпинский патриот дает другой вариант: «Недаром помнит вся Россия про день Бородина и оборону Колпина!» И в подтверждение свой «склонистской» теории приводит следующие строки:

Мы под Колпином скопом стоим.
Артиллерия бьет по своим.


Не очень, знаете ли, убедительно. Может, лучше нам забыть про эту оборону Колпина? Ограничиться днем Бородина. Там артиллерия по своим вроде не лупила.

Коли вспомнили Лермонтова, грех забыть про Пушкина. Тому, знаете, хорошо писалось в Болдине. Впрочем, Пушкин всерьез доказывал, что по-русски нужно говорить «цыганы» и «татаре», а не «цыгане» и «татары». И поэма у него, знаете ли, «Цыганы» называется, а не «Цыгане». Пушкин-то, честно говоря, тоже был из гастарбайтеров.

И вообще в те времена ревнителем русского языка считался не Пушкин, а адмирал Шишков. Который нападал на Карамзина, употребившего слово «человечнее». Этак, по мнению адмирала, станут говорить «моя лошадь лошадинее твоей, моя корова коровее твоей». А еще у Пушкина был друг – князь Вяземский. Тоже кое-какие стишки пописывал. И прямо наизнанку его выворачивало от слов «бездарность» и «талантливый». Эти, говорит, словечки от лабазников пошли. А я сего-то сомневаюсь. Стоит, знаете ли, лабазник в картузе и рассуждает:

– А Пушкин-то талантливый, сукин сын. А Вяземский, прямо скажем-с, бездарность. 

Вернемся в Купчино. Борцы за чистоту языка и противники перемен – это как раз «склонисты». Живущие в Купчине, а не в Купчино. Не склонять – мода последних лет. Раньше склоняли. А теперь, видишь ли, испытывают от этого дискомфорт. Понаехали – и дискомфорт испытывают.

Когда я работал литредактором в спортивной газете, один хоккейный корреспондент испытывал дискомфорт от названия уфимского клуба «Салават Юлаев». И писал так: СКА играет с «Салаватом Юлаев». Я объяснял, что Салават Юлаев – это не фунт стерлингов. Что салават – это не единица измерения неких юлаев. Корреспондент спорил. А потом ушел на телеканал СТО, где говорит, что «Зенит» играет с «Крылья Советами». 

А раньше люди были культурные и даже слова такого не знали – дискомфорт. И не звОнили. И даже не звонИли. И вообще по телефону не разговаривали. «Сейчас говорил в телефон с Л. Толстым», – пишет Чехов в дневнике.

Очень, знаете ли, возвышенно звучит и благородно. Ну представьте себе Чехова, который достает в маршрутке мобильник и начинает орать:

– Але, але, Толстой? Это Чехов звОнит!

Да Толстой сразу бы отрезал:
– Иди в ж..., Чехов.

Между прочим, тогдашние культурные люди склоняли мужские фамилии на «-ко». Возьмите любые воспоминания. У Родзянки. К Родзянке. От Родзянки. И ведь не про кого-нибудь пишут. Про спикера Государственной думы.

Так что прошу передать и районной администрации, и губернатору Полтавченке: склоняли Купчино, склоняем и склонять будем. А коли язык не повернется или рука не поднимется, так корректор поправит.

О том, что о Купчине думают филологи, можно узнать здесь.

Еще про филологию: я, короче, типа такая иду

Стою в очереди. За мной – три девушки лет по пятнадцать. Послушал их две минуты. Требую ввести поправки в Уголовный, Административный и прочие кодексы.

Публичное употребление выражений:

«Я, такая, говорю, а он, такой, смотрит» – штраф в размере 10 МРОТ.

«Я, типа, такая, иду, а он, типа, такой, смотрит» – 15 суток административного ареста.

«Я, короче, иду, а он, короче, смотрит» – до 3 лет лишения свободы.

«Я, короче, такая, иду, а он, короче, такой, смотрит» – до 5 лет лишения свободы.

«Я, короче, типа, такая, иду, а он, типа, такой, короче, смотрит» – до 10 лет лишения свободы.

«Прикинь, я, короче, типа, такая, иду, а он, типа, такой, короче, смотрит» – до 20 лет лишения свободы.

«Короче, прикинь, я, короче, типа, такая, иду, а он, типа, такой, короче, смотрит» – пожизненное заключение.

«Писец, короче. Прикинь, я, короче, типа, такая, иду, а он, типа, такой, короче, смотрит» – смертная казнь.                      

ранее:

«Я составил инструкцию: как создать политическую партию»
Какие улицы в Петербурге обязательно надо переименовать
«И с чего это Путин взял, что чудо-богатыри мечтали умереть?»
Почему в России обязательно надо ввести школьную форму
198 американских способов сделать нашу революцию
Зачем Станислав Говорухин назвал интеллигенцию нехорошим словом



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве