16+

Новости партнёров

Lentainform

За что нынешняя власть не любит Герцена

05/04/2012

В апреле 2012 года, как по заказу, сошлись два контрастных по историческому смыслу юбилея: 6 апреля – 200-летие Герцена, 14 апреля – 150-летие Столыпина.


                    Герцен и Столыпин

Герцен - демократ, диссидент и лишенный Николаем I российского гражданства политэмигрант, проторивший дорогу в Лондон потомкам и издававший там неподцензурную прессу, которую нелегально доставляли и читали в России, в том числе и в Зимнем дворце. Крупнейший русский политический писатель XIX века.

И Столыпин - саратовский губернатор, прославившийся потом как министр внутренних дел, подавивший революцию 1905 – 1907 гг., о котором С. Ю. Витте писал так, словно предвидел, что будет в XXI веке: «В своем беспутном управлении Столыпин не придерживался никаких принципов, он развратил Россию, окончательно развратил русскую администрацию, совершенно уничтожил самостоятельность суда <…>. Столыпин развратил прессу, развратил многие слои общества, наконец, он развратил и уничтожил всякое достоинство Государственной думы, обратив ее в свой департамент».

Один «развернул революционную агитацию», бил в колокол, ненавидел монархию и полицейский режим в Российской империи за подавление личности и свободы; другой у всех колоколов повырывал языки, проявив себя специалистом по разгонам Думы, и пытался установить порядок, свойства которого уточняются прилагательным «столыпинский». С таким же прилагательным остался в истории «столыпинский галстук», а сам Столыпин – с приложением «вешатель», хотя за время столыпинской диктатуры было вынесено всего 5 тысяч смертных приговоров, а казнено и того меньше – около 3500 человек (не считая расстрелов без суда после подавления вооруженного восстания), что на фоне ГУЛАГа вообще не звучит.

И, вероятно, именно по этой причине, т.е. в контексте всей российской истории ХХ века, Столыпин оказался идеалом, идеалом борьбы с признаками массовой революционности, а у него обнаружились посмертные любовники. Настолько страстные, что в 2008 году была учреждена медаль Столыпина П. А. (постановление правительства от 26.05.2008 № 388) и подписан указ президента (10.05.2010 № 565) о государственном праздновании 150-летия: оргкомитет, памятник в Москве (17.07.2011 Путин предложил членам правительства «сделать добровольные пожертвования на создание памятника великому реформатору, далее будет открыт счет для перечисления средств граждан на возведение монумента»), фильм Никиты Михалкова «Столыпин. Выстрел в Россию» (парафраз известного выражения: «Целились в коммунизм, а попали в Россию») и т.д. и т.п. Субъектам Федерации и органам местного самоуправления рекомендовано придумать собственные столыпинские мероприятия. Кто-то, наверное, соорудит игрушечную виселицу и символически повесит оппозиционера.

Только люди, лишенные исторических ассоциаций, не приемлющие политическую свободу и демократию как таковую, могли придумать всю эту суету, поднятую на государственный уровень. Суету, основанную на идеализации фигуры Столыпина, человека, полагавшегося на силу. Даже наделение крестьян личной земельной собственностью проводилось средствами полицейской диктатуры. Была пущена в ход 1445-я статья уложения об уголовных наказаниях, каравшая каторгой за сопротивление в получении земельных наделов («отрубов»). Так что любовь к Столыпину – это диагноз.

Любопытно, что подготовлены мероприятия и к 200-летнему юбилею Герцена: вечер в Доме-музее в Москве и международная конференция в Институте философии РАН, предусмотрительно назначенная на 20 июня 2012 года – чтобы, не дай бог, не столкнуть публично и громко лбами Столыпина с Герценом, призывы к свободе и упорную деятельность по ее подавлению. Но совершенно очевидно, что Герцен не пользуется государственной симпатией. И потому невозможно даже представить медаль Герцена А. И., указ президента о праздновании в Российской Федерации 200-летия со дня рождения Герцена или Путина, который в складчину со со своими министрами ставит памятник Герцену.

За что власть не любит Герцена

Историческую роль Герцена в развитии российского свободомыслия охарактеризовал (и верно охарактеризовал) Ленин: «Как декабристы разбудили Герцена, так Герцен и его “Колокол” помогли пробуждению разночинцев…» («Из прошлого рабочей печати в России», 1906). Потом эта формула: «Декабристы разбудили Герцена» будет повторена в статье «Памяти Герцена», написанной к 100-летию. Кстати, есть подозрение, что именно Герцен первым стал употреблять слово «декабрист», во всяком случае, самое раннее (бесспорно датируемое) употребление этого слова обнаружено в дневнике Герцена 1842 г. 

Пробуждение общества от спячки, внушение идеи неправильно устроенной социальной действительности, сама идея постоянной критики власти вызывает, я думаю, сегодняшнее неприятие Герцена. Поэтому о Герцене стараются просто забыть вместе с фразой о том, что «Герцен развернул революционную агитацию». Сейчас настойчиво компрометируется само понятие революции, внушается эквивалентность понятий «революция», с одной стороны, и «преступление» - с другой. Любой политический протест именуется криминальным. Поэтому в терминах сегодняшнего политического словаря Герцен, мечтавший о «поражении петербургской империи», – снова государственный преступник.

Консерватизм власти, проявлявшийся еще в период социализма в виде борьбы с любыми посягательствами на незыблемость режима и потому не допускавший каких-то вольностей в обращении с символами революционно-демократической традиции, намеков на связь с современностью, боявшийся даже научных исследований на эти темы (хотя с ними и приходилось мириться), после ликвидации социализма победил окончательно. Прошла нужда терпеть диссидентов вроде Герцена и Чернышевского или цареубийц вроде Желябова и Каляева и двусмысленные исследования о них.

Зачистку политической территории от «бунташных» символов можно считать одной из форм фальсификации истории и антиисторизма. История для Путина и его сторонников представляет собой набор моделей и фамилий, которыми можно произвольно манипулировать, которые можно произвольным образом возвращать, подновлять, менять и реактуализировать, после чего ставить себе на службу. 

Острота реакции власти на критику обусловлена исключительно страхом – тем, что власть лучше всех понимает: «стены ее (России. – М. З.) тюрьмы – из дерева; возведенные грубой силой, они дрогнут при первом же ударе» (Герцен А. И. О развитии революционных идей в России).

Открытое письмо А. Герцена В. Путину

Иной раз возникает ощущение, что Герцен через лондонскую русскоязычную газету «Колокол» обращается прямо к Путину в жанре открытого письма: «Для вас русский народ преимущественно народ православный, т. е. наиболее христианский, наиближайший к веси небесной. Для нас русский народ преимущественно социальный…» (Герцен А. И. Письма к противнику. Письмо первое, 1864).

«Русский крестьянин суеверен, но равнодушен к религии, которая для него, впрочем, является непроницаемой тайной. Он для очистки совести точно соблюдает все внешние обряды культа; он идет в воскресенье к обедне, чтобы шесть дней больше не думать о церкви. Священников он презирает как тунеядцев, как людей алчных, живущих на его счет. Героем всех народных непристойностей, всех уличных песенок, предметом насмешки и презрения всегда являются поп и дьякон или их жены. Множество пословиц свидетельствует о безразличии русских к религии <…>. Кюстин рассказывает, что один ямщик, шутя защищавший свою склонность к мелким кражам, говорил: “С этим уж человек родится, и если Христос не воровал – то только потому, что ему мешали раны на руках”» (Герцен А. И. Россия, 1849).

«Что, собственно, вас сконфузило и испугало? Что студенты стали делать сходки, посылать депутатов к начальству, говорить речи? Отчего же студентам не делать сходки? Зачем молчание монастыря, передней или фрунта? Больных в комнате не было, а была горячая молодежь, которой разрешили немного погромче говорить. Зачем вы и ваши друзья принесли на эти весенние праздники угрюмую фигуру недовольных учителей, монахов на пирушке? Зачем вы видели в этом естественном взрыве молодых сил один беспорядок и нарушение строя <…>? Зачем в языке, который обращался к молодежи, был слышен клерикальный и начальнический тон? Одно мягкое братское слово могло сделать больше впечатления, чем томы черствых проповедей. Вы оскорбили молодежь безучастием и порицанием в минуты дорогие для нее. Чему же дивиться, что и та часть ее, которая слушала вас прежде, отстранилась и ускользнула от вас?» (Герцен А. И. Письма к противнику. Письмо второе, 1864).

Цитат можно привести много. В терминах исторического материализма, перед которым, согласно Ленину, остановился Герцен, можно сказать, что сейчас в России искусственно поддерживается противоречие между производительными силами и производственными отношениями, которое давит и не дает развиваться производительным силам. То, что при этом медленно назревает, из истмата хорошо известно. А власть лишь искусственно сдерживает естественное развитие общественного сознания, направляя его даже не в сторону, а вспять. Отсюда Столыпин и другие символы.

Сионист Герцен

За Герценом числят еще один грех, о котором много писал В. В. Розанов в 1915 г. – в ту пору, когда его антисемитизм достиг кульминации.

«Сведение, услышанное мною весною 1914 г. от проф. Владимира Ивановича Герье, жена коего -  урожденная Станкевич, а потому он близко мог знать весь кружок Станкевича и в составе его Герцена – что мать Герцена была еврейка. Герье прибавил к этому: “Герцен был удивительно талантлив; но, конечно, все черты его – характера и таланта, и вся роль его – чисто и типично еврейские”. Удивительно, что это как-то скрыто в литературе. А между тем в этом все объяснение Герцена с его “шумливой общественностью”…» (Вешние воды. 1915).

Доподлинно национальность матери Герцена, Генриетты-Вильгельмины-Луизы Гааг из Штутгарта, неизвестна, но через связь с евреями сразу объясняется, почему Герцен не любил самодержавие, ругал Николая I и правительство, а потом отказался возвращаться в Россию по требованию Николая I. Наконец, известно, что отстоять недвижимость от ареста Герцену помог не кто иной, как барон Джеймс Ротшильд, купивший у Герцена ценные бумаги, а потом потребовавший у России их выкупить. Последовал отказ, после чего Ротшильд связался с Николаем I через минфин и пригрозил в случае неоплаты бойкотом со стороны международных финансовых организаций в то время, когда Россия добивается нового займа. Тут и выяснилось, кто круче: международный финансовый царь или император России.

В связи с этой историей какую только ахинею не прочтешь в интернете: «Отрекшийся от России, Герцен принял активное участие в формировании идеологии сионизма. Сионизм был бы создан и без Герцена, но именно благодаря такому “талантливому” проводнику в России долгие годы скрытый сионизм приравнивался к синониму “общественного прогресса”».

Диссидент, сионист и враг России Герцен, который получил помощь из-за границы, – здесь были налицо признаки состава преступления, предусмотренного ст. 70 УК РСФСР: агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти, совершенная с использованием денежных средств или иных материальных ценностей, полученных от иностранных организаций или лиц, действующих в интересах этих организаций. По существу, именно в составе преступления по ст. 70, часть 2 все время обвиняют нынешних оппозиционеров, в том же виновен и оппозиционер Герцен, и не важно, что ст. 70 давно не действует, а Герцен умер в 1870 году.

Надеяться на государственное празднование 200-летнего юбилея сиониста Герцена не приходится.                           

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве