16+

Новости партнёров

Lentainform

«Я считаю, нужно расширить отделы по борьбе с этнической преступностью»

18/09/2012

«Я считаю, нужно расширить отделы по борьбе с этнической преступностью»

В начале года руководители Управления Следственного комитета России по СПб заявили о том, что в большинство бандитских нападений в Петербурге совершают этническая преступные группировки. И что более половины изнасилований в городе совершается нелегальными мигрантами.


              Полицейские сводки последних месяцев эту информацию похоже подтверждают: то выходцы из Средней Азии устроили массовую драку,  то выходцы с Кавказа – перестрелку. Насколько велика в Петербурге доля преступления с «национальной окраской»? Об этом Online812 спросил у исполняющего обязанности зам. начальника 20-го отдела ОРЧ 7  Уголовного розыска ГУ МВД РФ по Петербургу и Ленобласти, занимающегося борьбой с этническими преступными группировками, Сергея ИЛЬИНА.

Конкурирующие виды

– Есть ли статистика – какой процент от всех преступлений, зарегистрированных в Петербурге, совершается членами этнических преступных группировок?

– Графу «национальность» отменили несколько лет назад, поэтому данных о том, представитель какой национальности совершил какое преступление, сейчас нет. Но могу сказать, что этнической преступности стало намного больше, чем раньше. Большая часть убийств, грабежей, похищений людей и других тяжких и особо тяжких преступлений в городе – дело рук этнических преступных группировок.

- Говорят,  чуть ли не половина всех изнасилований в Петербурге совершена приезжими?
– Есть такое. Но этим занимается не организованная преступность. Это – бытовые преступления. В основном они совершаются представителями Узбекистана, в том числе на почве злоупотребления спиртными напитками.

- Правда ли, что каждая этническая группировка имеет свою «специализацию»?
– Про грузинские группировки все, наверное, уже знают, что они занимаются кражами из автомобилей. Отслеживают жертвы от банков и торговых центров. Потом либо на светофоре, либо на тихой улице  подъезжают, выбивают окна, забирают крупные суммы и скрываются. Накануне специально угоняют машину либо используют краденые госномера. Преступления совершают очень грамотно, хорошо готовятся. Занимаются также кражами из квартир. Виртуозные карманники.

ОПГ выходцев из Таджикистана и Узбекистана: разбои, грабежи, вымогательства, похищения. Группировки из Дагестана: разбои, грабежи. Также похищения ради выкупа. Наркотики привозят и распространяют из Таджикистана, Азербайджана. Азербайджанские ОПГ также контролируют рынки.

Самыми авторитетными считаются чеченские и дагестанские группировки.  У чеченцев есть очень интеллектуальные злодеи. В преступной иерархии они как бы выше всех остальных.  Азиаты никогда им дорогу не перейдут, боятся.

- Что-то изменилось в карте этнической преступности Петербурга за последние годы?
– Стало больше преступников из Средней Азии – Таджикистана, Узбекистана. В большей степени это связано с тем, что в город прибывает большой приток мигрантов оттуда.

- Конкуренция между ОПГ есть?
– Есть – между дагестанцами и чеченцами по поводу маршруток. В городе, как  вы знаете, работают нелегальные маршруты перевозок, их контролируют эти группировки. Между ними часто  происходят стычки. Были поджоги автотранспорта, перестрелки. В прошлом году весной случилась стрельба в кафе на Васильевском острове. Там у дагестанцев была забита «стрелка» с ингушами. Они делили маршрут на Ваське – от «Ленты» в сторону центра. Дагестанцев пришло много, а ингушей всего трое. Ингуши посмотрели, что тех больше, и отправились домой за оружием. Вернулись в кафе  и с порога стали стрелять. Восемь человек получили ранения. В том числе пассажир проезжавшей мимо машины.  Пуля из «Сайги» пробила дверь автомобиля  и вошла ему в ногу. После расстрела ингуши скрылись, легли на дно. Месяца два мы  их искали. Дальше был суд. Там дагестанцы с ингушами помирились.  «Ерунда, – говорят, – вышла.  Да, эти там были  с оружием, хулиганили. Но не стреляли. Кто стрелял, не помним». В итоге обвиняемые получили условный срок за хулиганство. Работа нами была проведена огромная, а наказание!..  Получается, нашими руками группировки решили свои проблемы.

- Во всем мире растет китайская преступность. Говорят, они очень жестоки к своим: за непослушание могут, например,  голову отрезать. В Петербурге есть китайские ОПГ?
– С китайцами мы ни разу не встречались.  Возможно, это связано с тем, что основным направлением работы подразделения является ликвидация преступных группировок и их лидеров, представляющих наибольшую общественную опасность. С Дальнего Востока приезжали коллеги, рассказывали, что  там в полном объеме  есть данная проблема. Даже в Иркутске. У нас  – нет. Либо они тут в своем кругу «культурно» решают вопросы и до правоохранительных органов это не доходит.

– Сколько всего в Петербурге этнических ОПГ?

– Несколько десятков, наверное. Это количество не постоянно.  Люди уезжают – приезжают, кого-то привлекают к уголовной ответственности, и они по понятным причинам покидают пределы региона. Наибольшее количество преступлений совершается в весенне-летний период. Это связано с сезонным притоком гастарбайтеров, которые массово приезжают в город в марте-апреле и уезжают к ноябрю. Как правило,  основной заработок всех группировок – это сбор дани с соплеменников. Гастарбайтеры работают, их обкладывают «налогом». Часто их просто грабят в день зарплаты.  Пострадавшие  в полицию не идут, потому что у них либо нет регистрации, либо разрешение на работу получено не совсем законным способом. Боятся депортации. Остаются ни с чем и сами начинают грабить.

«Тапочки есть. Заявителей нет»

– Жертвами этнических ОПГ становятся в основном их же земляки?

– В отношении петербуржцев они также совершают грабежи, разбои, похищения, вымогательства. По части похищений прослеживается тенденция возвращения в 90-е годы. Когда кто-то кому-то должен денег, а законным путем получить не может – нанимают этих вот приезжих с юга, мы их зовем «командировочными».  Они приезжают к жертве. Сначала запугивают, затем вывозят в лес, избивают, угрожают…  Мы задержали молдавскую преступную группу,  которая похитила предпринимателя, русского. Вывезли его на дачу под Ивангородом, раздели догола, посадили в подвал. Был октябрь. Без отопления бизнесмен просидел три недели. Сделал себе какую-то одежду из мочалок. Потом похищенного перевезли в Петербург на квартиру и оставили там пристегнутым наручниками к гире под присмотром одного из бандитов. Когда бандит уснул, бизнесмену  удалось отстегнуть наручник. Он выбрался  на улицу и прибежал в отдел милиции. Мы выехали в адрес, задержали одного члена банды, а главарь убежал. Очень осторожный оказался. Сейчас он  объявлен в международный розыск. Недавно Интерпол сообщил, что его обнаружили  в Аргентине. Сейчас прокуратура решает вопрос об  экстрадиции. Остальные 4 члена группировки уже осуждены. Получили сроки в 15, 18 и 9 лет.  А у предпринимателя сейчас все хорошо. Недавно женился, уже ребенок родился.

- Почему, на ваш взгляд, ситуация ухудшается и мы возвращаемся в «лихие 90-е»?
-  Думаю, это связано с тем, что сейчас освобождаются люди, которые сели в 90-е годы, и возвращаются  обратно в «бизнес». Плюс еще –  у приезжих из Закавказья и Средней Азии многие понятия остались на уровне 90-х годов. Они как будто отстают от нас во времени, не знаю уж  – почему.

- В чем трудности раскрытия «этнических» преступлений?
– Главная проблема – с заявителями. Как я уже сказал, мигранты обращаться в органы боятся, так как многие находятся здесь на птичьих правах. Когда мы выявляем преступление,  очень долго приходится работать с самими заявителем. Многие из эпизодов не доходят до суда, потому что потерпевших либо запугивают и они покидают Россию, либо подкупают.  Было много примеров. Задержали таджикскую группу, занимавшуюся похищениями и вымогательствами. Заявитель четко показал на них, опознал. Дошло до суда. А там заявитель говорит:  «Извините, обознался».  Затем он садится в самолет и улетает на родину.  Мы узнаем, что он получил 600 тысяч рублей от представителей той группировки. Всем ее членам дали условный срок, и они вышли на свободу.

В прошлом году в Невском  районе была стрельба между чеченцами и дагестанцами. Там даже заявителей не было. Все убежали. Когда  мы приехали, стояла «Приора» с  пулевыми отверстиями в дверце. И рядом  – тапочки. Кто-то из преступников так быстро убегал, что из тапочек выпрыгнул. 

Второе: у всех этнических группировок  на родине остается часть группы, которая там контролирует ситуацию. И когда здесь заявитель обращается в полицию, идет давление на его родственников, оставшихся на родине. У преступников такой менталитет, что им можно делать здесь  все то, чего на родине нельзя.  Их средний возраст до 30 лет,  Советский Союз они не помнят, и у них совершенно разный образ жизни  «здесь» и «там».  И нельзя сказать, что на родине их за это осуждают.

Членов этнических ОПГ очень сложно ловить. Они никогда не живут по месту регистрации,  постоянно меняют место жительства. Где работают, тоже неизвестно. То есть приехал человек в Петербург – и все, растворился. После задержания они не идут на контакт. Куча доказательств есть, а он говорит: «Все равно – нет, это не я». То есть сидит и ждет, когда кто-то из группировки и родственников поможет ему договориться либо с потерпевшей стороной, либо найдет контакт в правоохранительных органах. 

- В наших отечественных ОПГ нет такой взаимовыручки?
– Нет, конечно. Такой – нет.

Дом отдыха «Кресты»

– Есть ли взаимодействие с правоохранительными органами тех стран, откуда приезжают преступники?

– Есть. Как правило, все те, кто совершает преступления здесь, у себя на родине тоже много чего натворили. Поэтому, когда мы связываемся по какой-то группе, местные милиционеры обычно очень рады, что мы их поймали.

- Преступников экстрадируют на родину отбывать наказание?
– За наши преступления они сидят здесь. Думаю, им у нас даже комфортнее. В «Крестах» сейчас не как в 90-х: сделан ремонт, все красиво. Сидят с комфортом. Бывает, мы кого-то закрываем, потом приезжаем месяца через два, а он потолстел, ходит с книжечкой, грамотный стал. А до этого, знаете,  сидел и только глазами моргал. На него уже приятно стало смотреть! Как будто на отдыхе был.

- Летом на коллегии ГУВД глава питерской полиции Сергей Умнов рассказал, что этнические преступные группировки начали сколачивать банды для совершения разбойных нападений на коттеджи в Ленобласти. Это новый вид грабежей?
– Да. Но благодаря грамотной организации работы, данная «волна» была сбита. Нами была задержана группа уроженцев Таджикистана. Они грабили коттеджи по всей территории Ленинградской области, совершали нападения на работников и сторожей, преимущественно гастарбайтеров, охранявших коттеджи. Знаете, обеспеченные люди нанимают рабочих, которые смотрят за домом, убирают снег и живут в бытовках на территории. Таджики высматривали такие бытовки, ночью заходили и очень жестоко избивали тех, кто там жил. Потом проникали в дом владельцев участка и забирали оттуда все. Мы уже доказали более 10 подобных  эпизодов.

- Зачем преступники нападали на коттеджи с охраной, если  проще обокрасть пустой дом?
– У них такой менталитет.  Нападали таджики.  А потерпевшие все – узбеки. У них определенная конкуренция между собой, по типу – чья раса выше, идет очень давно.

- Глава МВД Владимир Колокольцев в мае заявил, что намерен численно усилить подразделения по борьбе с этническими преступными группировками.  В июле Сергей Умнов назвал борьбу с такими группировками в числе приоритетных задач.  Что уже сделано?
– Я считаю, нужно расширить отделы по борьбе с этнической преступностью. Наладить взаимодействие с подразделениями УФМС, возможно даже создать совместные базы данных на лиц, причастных к криминальной деятельности. Чтобы на основании этой базы принимать решения о целесообразности нахождения того или иного лица на территории России. Нам очень сложно охватить весь регион в целом. Нужно усиливать  отделы по противодействию этнической преступности либо создать целые подразделения. В территориальных отделах также нужны оперативники, которые бы конкретно занимались этнической преступностью.

-  Есть вероятность, что такие решения будут приняты?
– Я уверен, что они будут приняты. Возможно, даже в ближайшее время. Хотелось бы, чтобы был предусмотрен штат аналитических работников. Они необходимы для того, чтобы с наибольшей эффективностью использовать поступающую информацию.

Как в лес за грибами

– Где готовят специалистов по борьбе с этнической преступностью? В Петербургском университете МВД, например?

-  Там – нет. Мы здесь у себя готовим. Кандидатов ищем в других подразделениях. Выбираем лучших – честных и порядочных, самых проверенных и закаленных.  Потому что в нашей работе много соблазнов -  все эти граждане южные очень коварны.  А профессиональные навыки приобретаются только в практической деятельности.

- Говорят, этнические преступные группировки специально внедряют своих людей в правоохранительные органы?
– Да, такое встречается. Неоднократно и к нам в отдел рекомендовали сотрудников, являвшихся выходцами из кавказских и азиатских республик. Сейчас их много работает в отделах полиции Петербурга.  Не просто так все это происходит, сами понимаете. Разумеется, речь идет не обо всех сотрудниках поголовно. Этим ОРЧ собственной безопасности занимается.

- Несколько лет назад был скандал по поводу приема в Петербургский университет МВД. Якобы там среди принятых на первый курс были всего одна или две русские фамилии…
– Нам об этом рассказывали молодые оперативники, которые как раз заканчивали вуз. Очень много было представителей Дагестана. Они так учились, что не могли ни экзамен, ни зачет сдать, вообще – ничего. 

-  Как национальные землячества и диаспоры помогают в борьбе с этнической преступностью?
 - В основном помогают переводчиками. Они также общаются с заявителями, настраивают их на нужный лад, морально поддерживают. В раскрытии иногда способствуют: кого-то найти, получить информацию. Проблем ни с кем никогда не было.

- Расскажите о ваших последних делах.
– Слышали о нападении на Соборную мечеть? В 2010 году оттуда были похищены денежные средства «пожертвования» – миллион четыреста рублей. Зашли люди в масках с электрошокерами, ударили двух бухгалтеров, вскрыли сейф и скрылись. Через год мы задержали группировку, состоящую из уроженцев Татарстана, Карелии и Казахстана. Длительное время они совершали вооруженные разбойные нападения на офисы. В настоящий момент арестовано 9 участников группировки. Им предъявлено обвинение в бандитизме, статья 209-я. У банды изъято несколько единиц огнестрельного оружия, парики, маски, много патронов. Хорошо организовывали свою работу, творчески.

- В конце августа была массовая драка гастарбайтеров у ТРК «Родео-Драйв». Раскрыли?
– Там ситуация почти анекдотичная. Один гражданин Таджикистана дал другому в долг 5 тысяч рублей. Тот вовремя не отдал. Первый взял у него в залог паспорт. Завязался конфликт. Оба позвонили землякам. Встретились у «Родео-Драйва» и началась драка-поножовщина.  Из-за  пяти тысяч рублей одному пробили голову – еле выжил. Другого порезали. В результате  задержали  и привлекли к  ответственности одного участника. Остальные пока бегают. Возможно, что уже уехали.  Цена вопроса – пять тысяч рублей. Какие там понятия и нравы! А лицо города на фоне данных событий теряет свою красоту.

- Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы сократить количество «этнических» преступлений?
– Главная проблема в том, что нет никакого учета  тех, кто приезжает. Миграционная служба ставит на учет лишь малую часть. Нужен обязательный контроль над прибывающими лицами. А то мы ходим, понимаете, как в лес за грибами. А нужно знать, кто, где, когда. Необходимо срочно ужесточить миграционный контроль, а также контроль по месту их пребывания. В том числе – ужесточить наказание за проживание не по месту официальной регистрации.

- По официальным данным, мигрантов в Петербурге примерно 200 тысяч. По неофициальной оценке – до миллиона. Эта оценка близка к истине?
 - Я думаю -  больше, чем миллион. Я бы рекомендовал вместе с обязательным дактилоскопированием мигрантов делать фотографии.  Это вряд ли уменьшит количество преступлений, но польза от этого огромная. Раскрываемость поднимется намного. Мы уже раскрывали преступления по отпечаткам пальцев, которые гастарбайтеры добровольно сдавали при регистрации. Нельзя просто так, бесконтрольно, такую массу народа впускать в страну. Ни к чему хорошему это не приведет. Потому что вал преступлений идет.  И уменьшаться их количество в ближайшее время точно не будет.                    

Беседовала Мария ГОРДЯКОВА, фото veradvokat.altervista.org



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
ГК «Нефтетанк» - мягкие резервуары для хранения нефти и нефтепродуктов от российского производителя