16+

Новости партнёров

Lentainform

Какими постройками и проектами гордятся петербургские архитекторы?

28/09/2012

Какими постройками и проектами гордятся петербургские архитекторы?

Ежегодная выставка «Архитектон», которую организует Санкт-Петербургский союз архитекторов, - это инструмент, с помощью которого удобно получать более или менее объективную информацию о том, что происходит внутри архитектурного сообщества Петербурга.


              Скажем, газета «Архитектурный Петербург», которую издает Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга, для получения объективной информации не годится, поскольку гудит на одной ноте – непрестанного ликования и самолюбования. Любовь архитекторов к самим себе – главная и постоянная тема газеты. При этом никого не волнует, что потоки слов, извергаемые архитекторами, контрастируют с результатами деятельности, наблюдаемыми на улицах города.

«Архитектон-2012» – одиннадцатый по счету. Если предыдущий, о котором я писал год назад, свидетельствовал об угасании архитектурной активности, то нынешний подает сигнал о некотором оживлении. Для сравнения: в 2011 году на выставке экспонировалось 11 построек и 15 проектов, в 2012-м – 15 построек (маловато) и 24 проекта. Относительно небольшого числа построек следует сказать, что, во-первых, строят сейчас, действительно, меньше, чем в прежние годы, но главное, что атака на архитектурную корпорацию, активно ведущаяся с 2004 – 2005 гг., все-таки принесла некоторые результаты. Проявляются они, в частности, в том, что многие архитекторы стесняются выставлять плоды своей деятельности, стыдятся того вреда, который они нанесли Петербургу. Можно, например, только приветствовать отсутствие на выставке С. Гайковича, Р. Даянова, Е. Подгорнова, М. Рейнберга и Н. Явейна.

Выставка состоит из трех разделов: «Постройки», «Проекты», «Дипломные работы» (которые я не рассматриваю ввиду незначительности).

Постройки

Тройку, условно говоря, победителей я сформировал без труда: 1) А. Головин, А. Шретер. Частная резиденция (дислокация засекречена); 2) М. Мамошин. Жилой дом «Таврический» на пр. Чернышевского, 4; 3) А. Кицула. Бизнес-центр «Сенатор» на Большом пр. В.О., 80.

К частной резиденции у меня претензий нет. Отдельно стоящие низкие здания, вписываемые не в архитектурную среду, а в «воздух», у наших архитекторов получаются почти всегда неплохо. Как я полагаю, уровень их мастерства как раз и предполагает создание частных домов-коттеджей, а пускать их в городскую среду, как показывает практика, опасно для среды.

Не могу сказать, что №№ 2 и 3 меня целиком устраивают, но относительно прочих они выглядят в том архитектурном контексте, в который помещены, сравнительно лучше. Оба здания выполнены в стиле ретро: Кицула сделал «классику», Мамошин – «северный модерн» (дом 6 на пр. Чернышевского – это модерн), при этом оба сделали достаточно отличий от стилевых оригиналов, чтобы можно было увидеть одно – двухвековую дистанцию. В общем это, видимо, единственно возможный путь внедрения в историческую среду Петербурга – изнутри исторических стилей. В лучшем положении был Мамошин – рядом не было памятников. В то же время его здание задумано правильно, а выполнено грубо. Видно, что это не ручная работа, а машинная. Видимо, с модерном компьютерные программы состыковались плохо, и фасад не получился цельным.


Какими постройками и проектами гордятся петербургские архитекторы?

Жилой дом на пр. Чернышевского, 4, архитектор А. Мамошин


Какими постройками и проектами гордятся петербургские архитекторы?

Бизнес-центр на Большом пр. В.О., 80. Архитектор А. Кицула

О проекте Александра Кицулы. Рядом с новым «Сенатором» находится памятник архитектуры местного значения  – дом А. А. Еремеевой (Большой пр., 82), построенный в 1902 – 1903 гг. Исходя из этого новое здание должно было быть скромнее памятника, однако это условие вошло в противоречие с вечным заказом инвесторов – сделать здание таким, чтобы оно выделялось на общем фоне. Именно с учетом этой противоречивой ситуации архитекторы и нарисовали фасад: с одной стороны, сделан размашистый восьмиколонный портик (усиленный четырьямя пилястрами, по две с каждой стороны),

Наконец, рядом с домом-памятником начала ХХ в. было бы логичнее поставить здание, стилистика которого (с явной отсылкой к классицизму) не была бы исторически гораздо старше памятника, намекая на то, что памятник – это новостройка. Но именно такой подтекст в проекте и заложен. Отдаленное сходство с Сенатом К. Росси не случайно – Сенат рифмуется с «Сенатором», игру слов Кицула претворил в архитектуре.

Не могу также не напомнить, что на кровле здания есть еще мансарда, представляющая собой 6-й этаж, алогичный при наличии классического аттика и фронтона. Правда, на той фотографии, которая представлена на выставке, мансарды не видно. В беседе со мной А. Кицула заверил, что с Большого проспекта мансарда не будет видна. Правда, добавил он, заказчик пытается сейчас самостоятельно надстроить мансарду еще какими-то «теплицами», так что здание будет расти вверх вслед за алчностью владельцев бизнес-центра. Кроме того, на выставочной фотографии не виден уродливый остекленный дворовый флигель высотой в 8 этажей, который выше основного здания на два этажа. Так что у бизнес-центра по проекту А. Кицулы есть свои существенные недостатки.

Но остальные здания, выставленные на конкурс, еще хуже. Например, «Галерея» (Лиговский пр., 30) мастерской В. Григорьева. Принципиальная трудность, с которой проектировщики не справились, – поставить дом размером с квартал. Действительно, размеры гигантские: длина по фронту почти 250 м, площадь застройки 32536 кв. м – больше трех гектаров. Раньше здесь стояло 10 разнообразных по высоте и стилю домов.

В экспликации к проекту указано: «Архитектурное решение фасадов здания является следствием сложного компромисса…, заключающегося в увязке современной функции торгово-развлекательного комплекса и беспрецедентной для центра Петербурга полезной площади и протяженности с контекстом окружения, представляющего собой разнохарактерную историческую застройку XIX – начала ХХ вв.». Да, проблема описана верно, однако архитекторы не нашли ее удовлетворительного решения, беспрецедентная полезная площадь – более 19 гектаров (192 035 кв. м) превратили здание в гигантский сарай, вытянутый вдоль Лиговского пр., и все ухищрения как-то украсить и разнообразить фасадную стенку длиной 250 м и высотой 23,5 м не помогли. Сарай остается сараем, несмотря на «классическое трехчастное деление фасадов по высоте» и статичные статуи.

Не лучше выглядит административное здание ОАО «АК Транснефть» на Арсенальной наб., спроектированное мастерской М. Мамошина. Здание абсолютно безлико, фасад невыразителен, а пакость заключена в том, что советский архитектор Н. Баранов проектировал площадь Ленина и набережную в едином стиле, раньше здесь была школа, входившая в ансамбль, и теперь это ансамблевое единство стиля бессмысленно, непонятно во имя чего нарушено. «Транснефть» могла располагаться где угодно – хоть в Купчине, хоть в Девяткине, хоть у платформы «Навалочная», и нет оправдания тем, кто потрафил тщеславию «транснефтяников».

Также нельзя не сказать об административно-деловом центре в Певческом пер. (д. 12) на Петроградской стороне (проект ООО ТМ «Спарк», архитектор В. Орлов). Это 10-этажное здание современного «стеклянного» стиля. В пояснительной записке указано, что поставлено оно на месте ветхих 2 – 3 этажных фабричных корпусов XIX в. На самом деле здесь была не фабрика, а Электромеханический завод, корпуса были не ветхие – видимо, поэтому летом 2008 г. их поторопились снести еще до согласования проекта. Как писала «Фонтанка.ру» 16 февраля 2009 г., «администрация Петроградского района согласовывала проект в ноябре 2008 года — к тому времени существующие здания были уже снесены. 14 ноября 2008 года — в разгар работы над Правилами землепользования и застройки – ставит свою подпись и Александр Викторов, занимающий в то время пост председателя КГА. Таким образом десятиэтажный дом, втиснутый между трехэтажными зданиями, получает право на существование – причем через четыре месяца после начала строительных работ». Тогда, в 2009 г., вокруг этого проекта кипел громкий скандал.

Собственно говоря, главное уже сказано: дом высотой в 10 этажей втиснут в малоэтажную застройку. Типичный пример уничтожения стиля исторического центра. Зато на  участок площадью 0,22 га поместили 1,19 га полезной площади – коэффициент использования территории (КИТ) составляет 54 091 кв. м/га – рекорд, которому могут позавидовать все, включая В. Григорьева.

Вот об этом и думали архитекторы, о КИТе, а не о том, как вписать здание в архитектурное окружение. Такие проекты надо не на конкурсы выставлять, а направлять прямо в трибунал.

Об остальных проектах говорить нечего, это жилые дома вне центра, которые по традиции строят без общего плана застройки района, по «пятнам». Цель простая – чем больше метров квадратных на гектаре территории, тем лучше. Это надо отправлять не на архитектурный конкурс, а на соревнование по полезному метражу. Победитель определяется с помощью арифмометра. Скажем, комплекс жилых домов на Богатырском пр., 22, 24, 26 (ЛенНИИпроект, мастерская № 6, руководитель М. Сарри) имеет по фасаду длину 500 м. Высота тоже соответственная. Аналогичен по гигантским размерам комплекс жилых зданий на пересечении ул. Типанова и пр. Космонавтов (архитектурно-проектная фирма «Ретро», руководитель К. Петров, архитектор В. Горбунов). Эти сооружения к архитектуре отношения практически не имеют.  

Как и пятиэтажный жилой комплекс «Диадема» (Крестовский остров, Константиновский пр., 21), спроектированный Ю. Земцовым и М. Кондиайном. Ничего оригинального нет, фасад – простой остекленный каркас, «Диадема» тоже не для архитектурного конкурса, а для соревнования в способности добыть «пятно» застройки практически в заповеднике: «Предметом особой гордости жилого комплекса Diadema Club House станет то, что он находится в поистине уникальной части Крестовского острова… Роскошь и элегантность его расположения позволяют по праву считать его лучшим предложением на рынке элитной недвижимости».

Проекты

В этом разделе тоже есть, как я считаю, три лидирующих проекта. Я отобрал их по принципу соответствия стилю окружающих зданий.

Это, во-первых, жилой дом 9 на Малом пр. В.О. (Ю. Земцов и М. Кондиайн), во-вторых, дом «Победа» (ул. Победы, 5, недалеко от Парка Победы на Московском пр.) по проекту мастерской Е. Герасимова, в-третьих, здание, выходящее фасадами на Литейный пр. (д. 26 – рядом с «домом Мурузи»), Артиллерийский пер. и ул. Короленко (руководитель С. Савин, главный архитектор проекта Е. Вяльцева).


Какими постройками и проектами гордятся петербургские архитекторы?

Стилизация под классику на Литейном, 26

Все три здания – стилизации: «Победа» – под «сталинский ампир», дом на Литейном – под «классику», может быть, местами излишне пышную (колонны, ризалиты и проч.), дом на Малом пр. – под доминирующую вокруг эклектику доходных домов.

Опять-таки когда наши архитекторы занимаются стилизациями, а не формируют здание на основе достижений современной промышленности стройматериалов с готовыми фасадами, остеклениями, эркерами и т.п., получается гораздо удачнее. То ли на оригинальное творчество они не способны, то ли в плотной исторической среде собственное творчество просто не годится, уничтожая архитектурный контекст. Ю. Земцов, например, после провальных и скандальных дома 60 на Шпалерной ул. и «Стокманна» на углу Невского пр. и ул. Восстания пошел по пути откровенной и героической мимикрии. 

Ничего плохого не могу сказать про проект автотранспортного предприятия для Сестрорецка (архитектурная студия «ТСК-плюс», А. Титов и др.) в форме трапеции, поставленной малым основанием вниз.

Прочие проекты заметно хуже. Скажем, Е. Герасимов плюс к «Победе» представил еще дом на наб. Мойки, 102 – на месте детского сада у Поцелуева моста. Я уже писал и могу лишь повторить: по рисунку фасада здание выглядит недурно, однако 5 высоких этажей плюс мансарда с аттиком, да еще размах по фасаду от пер. Матвеева до наб. Крюкова канала – все это вместе прозводит впечатление слона в посудной лавке. 

Проект бизнес-центра на Б. Сампсониевском пр., 28, к. 2 возле здания завода «Мезон», разработанный в мастерской А. Столярчука, – это такое же безобразие, как его «Пик» на Сенной пл. Четыре семиэтажных здания, стоящих в линию вдоль проспекта, повернутые к нему сплошным остеклением, – это надо вообще не понимать, что такое архитектурное проектирование. Впрочем, с учетом того, что Столярчук всю жизнь проектировал «Ленты», это не так уж и удивительно.

Архитектурная фабрика С. Орешкина на этот раз наряду с двумя гигантскими параллепипедами (один – Российский центр науки и культуры в Кабуле, другой – онкоцентр для Пскова) и столь же маловыразительным домом-башней (Краснопутиловская ул., 113, к. 1) предожила и некий «изыск» – жилой дом  (ул. Чапаева, 16). Высота 7 – 10 этажей, 130 квартир, часть здания выполнена уступами для лучшей инсоляции… Дело только в том, что помимо воли Орешкина и его группы здание оказалось пародией на модерн с фасадом, который загроможден разного рода оборудованием: балконами, выступами, эркерами, террасами.

Особо стоит сказать о работе ООО «СУАР.Т» (мастерская А. Супоницкого) -  реконструкции Сенной пл. Проект порочен в принципе, поскольку предполагает и восстановление Спасской церкви, и сохранение «Пика», и еще строительство здания перед ним. Церковь оказывается придвинутой вплотную к фасадам окружающих зданий, все размещено в уродливой тесноте и надежде на то, что Бог – фраер и будет доволен и таким вариантом.

Таким образом, в разделе «Постройки» 3 приличных противостоят 12 «неприличным», в разделе «Проекты» на 4 приличных приходится 20 неприличных. Если за приличный дать 5 баллов, а за неприличный – 1, то в «Постройках средний балл будет 1,8; в «Проектах» – 1,7. Такова «средняя температура по больнице».                   

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве