16+

Новости партнёров

Lentainform

«Сейчас люди вообще непонятно как живут, а власть борется с художниками, музыкантами и галеристами»

04/10/2012

ДМИТРИЙ ШАГИН

Ситуация с петербуржцами, собирающими подписи против проведения выставки Icons, организованной Маратом Гельманом, напоминает мне давнишнюю историю советского времени, когда люди говорили о Пастернаке: «Сами мы книжку этого антисоветчика не читали, но гневно осуждаем и просим строго наказать».


                  Я не знаю, что за выставка Icons, не видел ни одной работы. Видимо, возмущенной общественности не нравится название. Так было и с выставкой художницы Евгении Мальцевой «Духовная брань» на «Винзаводе». Тогда люди, прочитавшие слово «брань», решили, что это значит «сквернословие», «нецензурное оскорбление». На самом деле художница имела в виду «брань» как «духовное борение». Это древнее слово, которое, как я понял, отражало ее духовные поиски. Реакция на открытие выставки довольно острая получилась — какие-то казаки заблокировали вход, были стычки. Это довольно странно. Как мне кажется, для того чтобы иметь свое мнение, нужно не только заглавие прочитать, но и посетить эту выставку, посмотреть, что хочет сказать автор.

Так что разгневанным петербуржцам нужно попытаться понять, что хотел сказать Марат Гельман. Насколько я понимаю, Icons — это вообще изображение, а вовсе не иконы. Я знаком с Маратом, делал с ним выставки. Мне кажется, что он вполне здравомыслящий человек, и едва ли он делает что-то, чтобы кого-то оскорбить. Да, он любит острые злободневные темы. Но я не думаю, что Гельман призывает молиться на те иконы, которые собирается привести. Это просто живопись с духовными поисками, как и в случае с Мальцевой. Вообще очень загадочная история, когда на выставки современных художников приходят люди, которые не очень-то любят в галереи и музеи ходить. Они узнали, что есть такая жареная тема, и решили прийти и устроить погром.

В прессе я уже прочитал целую дискуссию о том, какой Гельман нехороший. Если это так оскорбительно, то впору ставить вопрос о том, имеет ли смысл у нас в городе показывать выставки актуального искусства. Если в Петербурге современное искусство вызывает такую неприязнь, то пусть депутаты Заксобрания примут закон, по которому у нас можно выставлять только произведения классического искусства.

Я думаю, что выставка Icons — это не страшно. Пускай люди посмотрят фотографии в интернете, успокоятся, ничего такого в этом нет. Иначе логично ставить вопрос — является ли всяческое изображение чего-либо связанного с религией, если это не на доске и не выполнено в манере иконописи, кощунством и богохульством? В таком случае всю классическую живопись, основанную на евангельских сюжетах, надо из Эрмитажа изымать.

Мне кажется, что к искусству надо относиться бережнее. Художника обидеть легко, но что будет потом? Как поменяется наша жизнь? Не стоит выступать против, если вы не видели картины. А Марату Гельману, можно предложить подумать о смене названия, раз оно так уж возмущает отдельных петербуржцев.

Можно было бы увязать это желание запрещать с советским временем, когда нам, неофициальным художникам, нельзя было выставлять картины с антисоветской агитацией, религиозной пропагандой и порнографией. Я уверен, что у Гельмана ничего такого нет. Мне кажется, все, что сейчас происходит – это холодная гражданская война, которая идет за умы людей, за то, чтобы что-то запретить, кого-то посадить. Сам пример того, что на фоне штрафов и условных наказаний преступникам девушкам из Pussy Riot дали реальный срок, разжигает рознь. Я очень надеюсь, что предстоящий суд все же их оправдает и выпустит, потому что иначе ситуация становится тупиковой. Рок-музыка и актуальное искусство (в том числе акционизм) — это всегда протест. Это искусство все равно будет развиваться, а казаки будут приходить и громить выставки. Бесконечная история... Кто прав, а кто виноват? Все судят по-своему. Если конфликт будет раздуваться, то брат пойдет на брата. Кстати, это уже практически происходит. Недавно был концерт в поддержку политзаключенных, и там выступал Глеб Самойлов из «Агаты Кристи». Я спросил у музыкантов, где его брат. Оказалось, что Вадим занимается официальной и приемлемой в Москве музыкой, а Глеб наоборот ходит на все митинги. Вот вам и пример.

Еще одно наблюдение с того концерта – когда я шел в «ГлавClub», меня удивило, что весь квартал был оцеплен. Стояли автозаки, ОМОН, и я шел сквозь строй вооруженных людей. Навстречу штук восемь полковников попалось. Я такого никогда не видел, было ощущение, что город на военном положении. Хотя это был всего лишь клуб, даже не стадион, а на концерте не было призывов к свержению существующего строя, просто люди просили отпустить политзаключенных. Был Юра Шевчук, «Телевизор», Глеб Самойлов, я выступал — люди все безобидные. И против нас были брошены войска. Люди, которые шли на концерт, чувствовали, будто идут на что-то незаконное.

Мы на грани гражданской войны. И это, к сожалению, такая история, которая фактически зашла в тупик. Наращивая взаимные обвинения можно только отравлять все. Страшно смотреть телевизор, который все время показывает горы трупов, пьяных милиционеров, священников на дорогих иномарках, и то, какие нехорошие «кощуницы» Pussy Riot. Настолько нагнетается ситуация в стране, что выход только один — единовременно прекратить дискуссии на тему того, кто прав, а кто виноват, и всем извиниться друг перед другом. Кстати участницы панк-группы извинились на суде перед теми, кто был в храме, за этическую ошибку. А им ответили — «мы не верим», как по Станиславскому. Так вот, если люди перестанут считать себя истиной в последней инстанции, и задумаются, что это наша страна и наш мир, то можно надеяться на лучшее. Поэтому мой призыв — пока не поздно опамятоваться, отпустить невинно осужденных, прекратить запрещать выставки, арестовывать протестующих  и т. д. Надо перестать разжигать рознь и неприязнь. Это самое важное на сегодня. Сейчас люди вообще непонятно как живут, а власть борется с художниками, музыкантами и галеристами. Проблем других у нас нет?

Что касается закона о защите чувств верующих, то здесь все сложно. Дело в том, что религия – это такая тонкая материя, что человека верующего ничем нельзя оскорбить. В храме я видел и бесноватых, и блюющих пьяных. Но я понимаю, что общество — больное. Почему это должно оскорблять мои чувства? Это как прийти в больницу, и увидеть человека, харкающего кровью, и возмутиться. Церковь — это особое место для молитвы, туда приходят разные  люди, у некоторых проблемы с душой, они переживают и каются. Там всякое происходит, и священники многое видели. А все эти законы идиотические еще больше умножают грех и вражду.

На этом я с вами прощаюсь. Желаю всем добра, терпения и любви.                    

ранее:

«В советские времена Pussy Riot бы не сидели. Их просто выгнали бы из комсомола и института»
 



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве