16+

Новости партнёров

Lentainform

«Бродский никогда бы в жизни не получил нашу премию, потому что он плохо выступал»

02/11/2012

«Бродский никогда бы в жизни не получил нашу премию, потому что он плохо выступал»

9 ноября в третий раз состоится вручение ежегодной Всероссийской поэтической премии «Послушайте!» имени Велимира Хлебникова. В этом году в жюри вошли музыканты Юрий Шевчук и Олег Гаркуша, актеры Анвар Либабов, Алексей Нилов и Елена Драпеко и многие другие.


                 Президент премии и руководитель Театра Поэтов Владимир АНТИПЕНКО рассказал Online812, чем эта премия отличается от прочих и есть ли перспективы у поэтов в России.

- Чем ваша премия  отличается от прочих литературных премий?
– Это первая альтернативная премия в России – больше публичная, чем литературная, потому что она выдается не только за стихи, которые поэт сочинил, а главным образом  за то,  что автор с этими стихами совершил, за его публичную творческую деятельность, за то, как он проявил себя в обществе.

- То есть мало просто писать стихи?
– Недостаточно, потому что премия должна выяснить, кто в России больше, чем поэт. Другой такой премии нет. Все существующие премии даются именно за произведения, а эта – за дела. Иногда люди присылают просто стихи, без досье, – пусть даже они гениальны, но для стихов есть другие премии.

Маяковский мог бы нашу премию получить, а Мандельштам не мог бы. Бродский никогда бы в жизни не получил нашу премию, потому что он плохо выступал со своими стихами, хотя и обладал харизмой. А умение выступать на публике очень важно. Ведь так и зарождается деятельность: человек выступает, в процессе появляется идея сделать что-то свое, у него появляются единомышленники и так далее. Или из современных вспомним Веру Полозкову – она автоматически должна ее получить, – но ей это не нужно. Премия дает некий карт-бланш молодым авторам, это награда, в том числе и за будущие подвиги.

- А кто выбирает кандидатов в лонг-лист конкурса?
– Есть специальная комиссия. Там  все очень просто, отобрать в лонг-лист несложно, просто нужно оценить адекватность досье: все должно быть указано – и дела, и стихи. И, конечно, поэт должен все-таки быть поэтом. Сколько бы подвигов человек не совершил, если он безграмотный и пишет квадратами, то это неинтересно, скучно – и он отметается.

- Премия общероссийская?
– Да. Сейчас в шорт-листе два поэта из Петербурга,  четверо из Москвы и даже один из Минска. Некоторые из авторов родом из Тамбова, Красноярска и т. д. Это теперь они из Петербурга и Москвы, ибо дела их реализовались именно в столицах. А в лонг-листе вся страна была. По одной из номинаций до 9 ноября «Вконтакте» могут проголосовать простые читатели. Это будет такой приз зрительских симпатий.

- И какие поэтические дела больше и лучше оцениваются жюри?
– Ну, например, есть у нас длинный список кандидатов, и кто-то пишет: я  издал такую-то и такую-то книгу. Это хорошо, конечно. А дальше? Вот если б ты разорвал или сжег ее перед посольством Америки, а это сняли СМИ, о тебе рассказали бы, люди узнали бы, что есть такой безумный поэт, который свой тираж весь сжег. Вот это событие. Она немножко сумасшедшая, эта премия. Но в жюри весьма достойные люди – не только литераторы.

- У вас по правилам в конкурсе участвуют поэты в возрасте от 15 до 30 лет. А если гений появился, но старше – не возьмете?
– Нет, исключений нет. Как показывает практика, именно до 30 лет человек зачинает что-то новое в своей жизни. И эта премия дается за будущие заслуги, которые поэт еще может совершить. Как прогноз на будущее.

- Откуда берутся участники?
– У нас почти нобелевская система. Я могу сам номинировать кого-то как президент премии, даже сразу в шорт-лист внести. Согласится человек участвовать или нет – его дело. В этом году я одного поэта добавил от себя – Арсения Пегаса (Арс Пегас) из Москвы, он был лауреатом в 2010 году, но не победителем. С тех пор за два года он наворотил кучу дел, его трудно не заметить. Но в основном все сами присылают заявки. Человек активный все сам видит и знает, когда премия и где. Ну у нас и рекламы много. В этом году, например, в жюри вошел Юрий Шевчук – эту новость подхватили все СМИ и многие литературные порталы. И информация расползлась. В прошлом году в качестве приза победителю мы назвали улицу в коттеджном поселке его именем – эта новость тоже быстро разошлась. Победителем тогда был поэт Арчет. А западные СМИ перепутали, написали, что петербургскую улицу переименовали. Из-за этой путаницы наша новость вошла и в международные каталоги. Смешно.

- А какой будет главный приз?
– Каждый год призы разные, но с обязательным условием – это что-то материальное, но не имеющее цены. В прошлом году была улица, а сейчас – картинная галерея. Некоторые произведения уже готовы, например, картина Никаса Сафронова. А некоторые еще рисуют специально для победителя. Всего художников 12. Но Алексей Лушников, основатель телеканала «Вот!», уже 2-й год член жюри нашей премии, оказался  художником,  и тоже предоставил свою картину в приз. Поэтому картин будет 13. Самая настоящая картинная галерея получается. Это главный приз.

А еще будет полет на спортивном самолете от журнала «Авоська Style», торжественный проезд победителей с флагом премии по Невскому проспекту с эскортом, серебряные  монеты  от журнала «Золотой Червонец». И триумф-лауреату (главному победителю) будет вручен почетный символ Поэта ХХI века – Настоящий Красный Рупор.

- Издать книгу для поэта – это сейчас, наверное, нелегко сделать?
– Издать книгу сейчас – ничто. Это нужно делать, но это не эпохальное событие. Благодаря интернету все сместилось, поэты возникают спонтанно. Человек вышел в интернет, заявил о себе – и на него весь интернет обратил внимание. И у него 100 тысяч читателей в паблике – это лучше всякой книги. 

- Не кажется ли, что поэтов слишком много развелось?
– Ситуация с поэтами примерно такая. Предположим, 100 тысяч человек пишет стихи. Из них 10 тысяч прочитает эти стихи маме на кухне. Из них уже 1000 пойдет в кафе, прочитает там. Из них всего лишь 100 человек устроят собственную акцию, позовут публику. И только 10 живут жизнью настоящего поэта. Вот из таких, последних, мы выбираем. Сколько таких в России? У нас пишет каждый третий, считайте!

- Так поэзия сейчас востребована?
– Так же, как во все времена. Молодежь сейчас этим особенно увлеклась. Почему-то вдруг это стало модно.

- Читать или сочинять?
– Сочинять. И наш город открыл поэтам настежь двери – в любое кафе можно прийти, сказать: я поэт и хочу прочитать стихи. Тебе назначат время, устроят твой поэтический вечер — только зови друзей. Раньше такого не было.

Ну а поскольку сочиняют молодые ребята, их сверстники их читают. То есть публика тоже в основном молодежь.  Поэзия сейчас сильно омолодилась за счет молодого поколения. И это не необразованные подростки, как думают многие. Многие по два  высших образования имеют к 30 годам. Просто они пишут иначе – я могу думать, что он не читал Пушкина. А он читал, просто он так выражается, он свою психомоторику, заложенную в звуке, образах, выдает.

- И какое направление в поэзии сейчас в моде?
– Направления придумывают либо в заявительной форме, как футуристы, например, либо потом, когда поэты помирают, выясняется: ой, вы знаете, это был золотой век. Поэт должен думать так: я царь людей, я так считаю и так делаю. Только в такой форме можно отвечать на вопрос о направлениях.

- То есть поэзия не умерла.
– Ничего не умерло. Поэзия – это такой бурьян, поле, на котором все есть, и сорняки, и орхидеи. Смотришь на него, и кажется: нету растений, не видно! Они есть, но время придет с серпом и кого не нужно уберет.

Сейчас исследователь поэзии видит то, что на поверхности, сидит в своем болоте и не видит дальше своего носа или не хочет видеть. Вот критик Топоров, которого я уважаю, не все видит. Просто потому, что не может один человек объять все это поле.

- Вы сотрудничаете с другими конкурсами?
– Сотрудничают либо единомышленники по вкусам, либо в организационных целях – например, чтобы вместе поехать на фестиваль. Сейчас Театр Поэтов ни с кем не сотрудничает по простой причине – нам  никто не нужен. Так, как делаем перформансы мы, никто не делает. Мы ведь основали Театр Поэтов и премию, потому что нам было скучно от того, что есть. Найдем таких же, как мы, – будем аплодировать. Но объединяться не будем.

- Вы сами каких современных поэтов читаете?
– Я фанат Солы Моновой. Еще Стефания Данилова – гениальный поэт, очень молодая, 18 лет, поэтому стихи очень разные… со временем она отсеет все ненужное.  Есть еще Мария Агапова – настоящий мастер, Тибул Камчатский. Владимир Антипенко тоже ничего, у него со звуком много экспериментов!

Справка

В шорт-лист премии в этом году семь человек: Арс Пегас, Андрей Орловский, Михаил Безликий, Семен Исаев, Надия Дарийчук, Саша Бес(t), Стефания Данилова. Вручение премии состоится 9 ноября 2012 года в Гостином дворе («Гостинка ART») в 19.00, вход свободный. Церемония пройдет при поддержке Комитета по молодежной политике Смольного.

Цитаты

Кое-что из творчества вышедших в финал конкурсантов.

Арс Пегас. 24 года

Современная поэзия

моя любовь подобна ночному метрополитену,
моя любовь подобна связке сухарей,
моя любовь подобна Питеру Пену,
моя любовь употребляет ямб и хорей,
моя любовь постоянно то смеется, то плачет,
моя любовь – и сперматозоид, и яйцеклетка…
ты спросишь меня: «что это за чушь собачья?!» -
это современная поэзия, детка.

Михаил Безликий, 25 лет

Аптека


авонекс бактрим велмен
гастал депин екокс жанин
занифед интал климен
ластет маннит окситоцин

Семен Исаев. 22 года

Одиночество (отрывок)


Одиночка. Ночка. Одиночество.
В сумрачном преддверии седин
Страшное сбывается пророчество:
Я умру – один.

Стефания Данилова. 18 лет

Королева моих френдзон (отрывок)

Я – стакан, и буря не устаканится
у меня внутри. Сигарета тянется,
продырявливая озон.                     

Анастасия ДМИТРИЕВА, фото из архива премии «Послушайте!». 2011 год




Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
Поразите гостей и оставьте впечатление на долгие годы - Организация праздников в Москве

‡агрузка...