16+

Новости партнёров

Lentainform

«Попробуйте устроиться без регистрации на работу, или пойти учиться...»

15/01/2013

НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА

Закон об изменении правил регистрации в России не вселяет в меня оптимизм. Это очень похоже на возвращение института прописки. Правда, далеко мы от него и не уходили.


               Люди даже термин «регистрация» часто не знают. И не понимают разницу между регистрацией и пропиской.

Закон «О праве жительства в пределах РФ», отменивший прописку, был подписан 25 июня 1993 года председателем Верховного Совета Российской Федерации Хазбулатовым, то есть еще до вступления в силу новой Конституции. Тогда это было радостным событием.

Вообще законодательство того времени было очень прогрессивным. Было принято много приличных законов, от которых граждане, ныне представляющие власть, с удовольствием бы отказались. Вот они и вносят изменения, перекраивая законодательство под себя. Больше всего меня умиляют комментарии от депутатов Госдумы, которые говорят, что с помощью нового закона можно будет контролировать перемещение человека по стране. Только тотальной слежки нам и не хватало! Именно в этом и заключался смысл прописки – как бы ни перемещался советский человек, он всегда оставлял следы в виде отметки о прописке. И без прописки нельзя было устроится на работу, учёбу и т.п.

И хотя все наши современные законы пока говорят о том, что люди с регистрацией и без нее абсолютно равны, и даже в упомянутом законе «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения» есть норма: «Регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, Конституциями, уставами и законами субъектов Российской Федерации», это не так.

Попробуйте устроиться без регистрации на работу, или пойти учиться. С введением новых правил все возвратиться на круги своя– мы вернемся к тому, от чего пытались уйти. Пока что регистрации имеет уведомительный характер, но это входит в противоречие с тем, что за нарушение правил вводится наказание и не только как за административное правонарушение, но и как за уголовное преступление. Если раньше можно было побороться в случае, когда тебе отказывают в приеме на работу без регистрации, то после принятия закона уже не получится.

Лучше бы у нас не законодательство переписывали, а контролировали исполнение действующего закона. У нас ведь как с теми же бомжами получается – люди потеряли жилье, и им нужны средства, чтобы что-то снимать. Но для устройства на работу часто незаконно требуют регистрацию, которую не получить, не имея жилья. Замкнутый круг.

Часто с этим сталкивается и молодежь, которая в поисках работы перебирается в крупные города. Хозяева квартир не хотят регистрировать своих квартирантов, что толкает их на нарушение законодательства в виде получения поддельных документов при регистрации в другом месте. И мы, вместо того, чтобы этот круг разорвать, ужесточаем наказание. Вместо того чтобы подумать, как облегчить эту ситуацию, наше государство ее усложняет.

Вывод: этот закон вводится для контроля за гражданами. Можно прикрываться благими целями, рассуждая о «резиновых квартирах». Но с ними можно было бороться совсем по-другому. Например, ввести единую норму – ограничить число зарегистрированных людей в квартире квадратными метрами в случае, если это не близкие родственники.  Сейчас этого нет. Если это твоя собственность – регистрируй сколько хочешь, ограничения есть только для жилья, принадлежащего государству.

В президентском Совете по правам человека, в который я вхожу, недавно были серьезные дебаты на заседании, посвящённому проблемам  миграции. Там прозвучало одно любопытное предложение, с которым я не совсем согласна, хотя оно и имеет свои резоны. Идея заключается в том, что когда человек приезжает на какое-то место жительства, его можно регистрировать по адресу, где он получает почту. Например, гражданин в новом для себя городе заводит почтовый ящик в отделении. Так что можно идти и по пути либерализации этой ситуации, чтобы не толкать людей на незаконную регистрацию.

Что касается коммунальных квартир, то имеющаяся у собственника возможность регистрировать у себя неограниченное число гостей, которые постоянно проживают в коммуналках, действительно может нарушать права соседей. Поэтому я и говорю о том, что нужно вводить ограничения по квадратным метрам. Если ты сдаешь свою комнату в аренду, и не платишь налоги с предпринимательской деятельности, то ты уже нарушаешь законодательство. Соседи, которым это не нравится, имеют право нажаловаться в налоговую инспекцию. Но не надо толкать на это людей – если будут нормы, по которым в комнате не смогут поселиться десять жильцов, права соседей не смогут быть нарушены.

Жертвами этого закона могут стать и супруги, один из которых, допустим, зарегистрирован в том же городе в квартире у пожилых родителей. Если это договор социального найма, и родительский дом стоит в очереди на расселение, то да, перерегистрация по реальному месту жительства не желательна. По новому же закону супруг будет нарушать закон, проживая по другому адресу, и подпадать под штрафные санкции. Но собственники не должны переживать за регистрацию в приватизированной квартире, поскольку они остаются собственниками и без регистрации. К тому же наш Жилищный кодекс настолько запутанный, что с очереди могут снять кого угодно.

У меня недавно на приеме был такой случай – жена с маленьким ребенком зарегистрированы в коммуналке, а у мужа есть своя однокомнатная квартира. Так вот ее сняли с очереди, поскольку в пересчете квадратных метров на семью чиновники просуммировали жилье, принадлежащее её мужу, и пришли к выводу, что семья и так живет неплохо. В нашем Жилищном кодексе очень много путаницы из-за того, что сложно соединить советские принципы предоставления жилья и нынешние реалии. Поэтому и возникают проблемы с регистрацией, которая вроде как не нужна, а с другой стороны ты без нее не можешь поучаствовать в госпрограммах по улучшению жилищных условий граждан – единственном на сегодня способе хоть что-то получить от государства.

В том, что закон будет принят в кратчайшие сроки, у меня нет никаких сомнений, хотя бы потому, что его внес Путин. Причем сделают это как с законом против российских сирот, который у меня язык не поворачивается назвать именем несчастного ребенка. Судите сами: закон поступил в Госдуму 9 января, в тот же день был рассмотрен в профильном комитете и принят для предоставления в Совет Госдумы. Срок предоставления отзывов – до 12 февраля, потому что это предмет совместных полномочий субъектов Федерации и Федерации – тут нужно получить одобрение от властей регионов. Так положено по закону. А дальше – дело техники, примут в три касания.                

ранее:

«Наш губернатор интересуется, в основном, церквями, хозяйство его, похоже, не увлекает»
«Никто не сможет принудить меня заниматься имитацией бурной деятельности»
«Я с криком: «Не троньте девочку» бросилась защищать ее своим «мощным» телом»
«Знаю одного депутата, который переписывал в своем кабинете протоколы»
«Главное, чем запомнился Полтавченко – его было не видно и не слышно»
Господин Прохоров хочет стать вторым Жириновским?



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве