16+

Lentainform

«Пушкин и депутат Анденко не отвечают за свою матерщину, а мы, журналисты, как всегда, крайние»

30/01/2013

ГЛЕБ СТАШКОВ

Есть в Госдуме такой депутат – Вяткин. Он депутат от Челябинска. Челябинские мужики настолько суровы, что именно Вяткин разработал закон о запрете мата в СМИ.


             Между первым и вторым чтениями он провел «круглый стол». На котором сообщил, что запипикивание матерных слов или замена их многоточием не спасет СМИ от ответственности.

– К этому вопросу нельзя подойти формально, – говорит суровый челябинский депутат. – Оскорбить человека можно, заменив буквы точками.

Депутатствующие борцы с матерщиной обычно ссылаются на передачи «Дом-2» и Comedy Club. Видимо, они наиболее популярны в этих кругах. И депутат Вяткин боится, что в этих передачах его могут нецензурно оскорбить. Мне кажется, депутат зря опасается. Для Comedy Club он слишком унылый, а если он собирается на кастинг в «Дом-2», так, в конце концов, никто не заставляет.

А еще мне кажется, что борец с многоточиями не предусмотрел всех возможностей великого и могучего русского языка. Оскорбить можно и безо всяких многоточий. Например, с помощью легко угадываемой рифмы.

Скажем, так:
Вяткин, как ни голосуй,
Все равно получишь приз.

Или так:
Сидят депутаты в Охотном ряду
А не пойти ли им дружно в отпуск?

Поэтому я бы – на всякий случай – запретил использование таких провокационных слов, как «суй», «буй», «звезда», «борозда» или «прядь». Перебдеть, как говорится, лучше, чем недобдеть.

Кроме того, депутаты запретили цитаты из литературных произведений, где содержится нецензурная лексика. Возникает вопрос: как быть с цитатами из произведений самих депутатов?

В декабре вице-спикер петербургского Заксобрания и руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Анденко ругался матом с председательской трибуны. Сказал не вполне матерное слово «сука» и вполне матерное слово, рифмующееся со словом «прядь».
Депутат Анденко никак не наказан. А телеканалу, который решил бы показать выступление вице-спикера, пришлось бы теперь заплатить штраф. То есть Александр Сергеевич Пушкин или Сергей Анатольевич Анденко никак не отвечают за свою матерщину, а мы, журналисты, как всегда, крайние.

А теперь – совсем удивительное. Заранее прошу простить за убогость стиля, но Российская академия образования на основе новых образовательных стандартов, разработанных Министерством образования, составила методичку «Русский язык и литература. Примерные программы среднего (полного) общего образования» (М., 2013).

РАО рекомендует включить в обязательную программу по литературе «Generation «П»» Виктора Пелевина. Книгу, в которой неоднократно встречаются матерные слова.
Пока я искал их, чтобы процитировать, у меня пропало желание их цитировать. Я прозрел. Я увидел движущие механизмы запретительной кампании.

Для тех, кто уже отучился в школе и не изучал Пелевина, поясняю. Герой книги узнает, что никаких политиков в действительности не существует. Существуют только их 3D-изображения. Для президента – качественное, по новейшим технологиям. А для депутатов «два типа бывает – бобок и полубобок. Видишь, ртом шевелит и глазами? Значит, полубобок. А вон тот, который спит над газетой, – это бобок. Такой вообще на винчестер влазит».

Разумеется, бобки и полубобки не могут самостоятельно проводить какую-либо политику. Это делают телевизионщики. Которых политика не интересует. Их интересует телевизионный рейтинг, от которого зависит стоимость минуты рекламного времени.
Теперь давайте разбираться. Рейтинг «Дома-2» явно упал в связи с уходом Ксении Собчак. Чтобы его повысить, бобки и полубобки изображают борьбу с матерщиной.
Приковывают внимание к потускневшей программе. Рейтинг, а вместе с ним и стоимость минуты рекламы, растет.

То же самое и с антитабачным законом. С запретом на пропаганду курения. Ни бобки, ни полубобки курить не могут. Им вообще до сигарет дела нет. Какое электромагнитной волне может быть дело до сигарет?

Но телевизионщики не могут бесконечно показывать мультфильм «Ну, погоди!». Он надоел и рейтинга не делает. Другое дело, если показать мультфильм «Ну, погоди!», где волк будет не курить вредный «Беломор», а жевать полезный сельдерей. А Шерлок Холмс будет держать в руке не трубку, а, предположим, портрет Путина. Рейтинг обеспечен.

Абсурд? Да ладно вам. В Госдуме будут рассматривать закон о запрете пропаганды гомосексуализма. Все – за, один Жириновский против. Штрафы за гей-пропаганду будут способствовать ее усилению, говорит Жириновский. Вы понимаете? Единственный, кто говорит здравую мысль, – это Жириновский. И это уже не абсурд. Это диагноз.                      

ранее:
Как я из ксенофоба превратился в толеранта
«Я, наверное, выгляжу, как лох...»
«Путин внешне стал мягче, и народ тут же осмелел»
«Мой двор – это точка, где слились воедино дороги и дураки»
«Педагоги школы № 695 оказались не только остроумнее, но и гомофобнее депутата Милонова»