16+

Новости партнёров

Lentainform

Новый муфтий Петербурга: «Наверное, вы сами хотите, чтобы в городе все было спокойно».

21/02/2013

Новый муфтий Петербурга: «Наверное, вы сами хотите, чтобы в городе все было спокойно».

Равиль Пончаев, сын Жафяра Пончаева, на днях был утвержден новым муфтием Петербурга. Свое первое интервью в новой должности он дал Online812. В виду особой важности слов духовного лица, приводим интервью без редакторских правок.


          – Вы стали новым муфтием Петербурга. Изменится ли как-то ваша политика в отношении мусульманского сообщества  Петербурга?
- Вопрос некорректный абсолютно. Измениться или не измениться вы уже ставите как-то непонятно... Изменения – в зависимости от изменений времени. А так за 36 лет, которые за этот период муфтий проводил... Вы знаете, в религии конкуренции нету. То, что происходит в Санкт-Петербурге, даже берем 2007 год...  Открылись много религиозных организаций, которые не касаются Санкт-Петербургского муфтията. И вот, последние события, которые происходили в Апрашке... Это молельная комната к нам никакого отношения не имеет. Что касается нашей проповедческой деятельности, она направлена на мир, дружбу, благополучие. И ни в коем случае – не политизация религии. Нам это не надо.

- Как вы считаете, нужно ли строить новые мечети в Петербурге и нужна ли своя мечеть в Ленобласти?
- Что касается мечетей Ленобласти – планируется. Именно нашей организацией. Сейчас пока вопрос решается. Когда решится, вы сами увидите и услышите. А что касается Санкт-Петербурга, вопрос стоит в чем: если вопрос будних дней, то на сегодняшний момент – достаточно. Потому что, если посмотреть на полуденную молитву, там собирается не больше 40 – 50 человек в Соборной мечети. Что касается пятничных намазов – она вмещает. А касательно праздничных намазов – хоть 20, хоть 30 построй – все равно не хватит. Вопрос не в строительстве этих мечетей. Вопрос их содержания. В смысле финансирования. Потому что религиозная организация – это не коммерческая организация. Есть и коммунальные расходы, есть и электричество... их много.

Создать религиозную организацию – это самое легкое. А кто будет ее финансировать? Если будет идти финансирование из-за рубежа, то соответственно, и идеология из-за рубежа будет. А это нам надо? Это раскачивать ситуацию в деструктивном положении. Это нам надо? Наверное, вы сами хотите, чтобы в Санкт-Петербурге все было спокойно. Мы тоже этого хотим. Вот, традиционный ислам этого хочет. Чтобы между нациями были нормальные отношения. Дружно жили. И между конфессиями дружно жили. Потому что мы живем в общей семье, в общем доме. И не хотелось бы, чтобы в этом общем доме были какие-то раздоры и шатания.

- А из каких средств  финансируются Соборная и Квартальная мечети, а также ваша зарплата?
- Есть люди, это вот, с давних времен... Финансируется бизнесменами.

- Нужен ли петербургским мусульманам единый лидер, к которому бы прислушивались все мусульмане Петербурга?
- На сегодняшний день говорить о том, что в регионе что твориться..  По всей стране непонятная ситуация..

- Нужен ли лидер среди мусульман?
-  Есть такой лидер!

- Кто?
- Это Духовное управление. Оно же не сегодня создавалось. Мечеть существует больше ста лет. А до этого люди тоже работали... Верующие же – они не сегодня появились. Даже, вот, если историю поднять, то с начала основания Санкт-Петербурга, татарская слобода недалеко от мечети была. Они же были – татары, которые приезжали со всех регионов Российской империи. Сегодня есть Центральное духовное управление мусульман России. Оно находится в Уфе. Оно было создано в  1789 году по указу Екатерины Второй. И вот эти вот организации, которые вот сейчас, мы относимся туда. Есть организации, которые после распада Союза. Эти организации откололись, и не просто так, а после открытия посольства Саудовской Аравии. У нас же не было раньше дипломатических отношений. И если лидер такой нужен, который обучался за рубежом, уходя отсюда в 15 – 17 лет, и пробыв там 10 лет, молодой человек. И возвращается сюда, у него мышление наше будет или ихнее?

- Но ведь ваш брат родной тоже за рубежом учился?
- Мой брат за рубежом учился, да. И посмотрел, как ведутся дела. Потом он ушел оттуда...

- А что делать с теми мусульманами, которые молятся в Апраксином дворе, в других молельных домах, которых много в Петербурге?
- Я говорю о том, что вот, мои приходы... Я их понимаю.  А что касается – открыли религиозные организации, и руководство идет из других регионов... Это их организации. А вот этот вопрос — не ко мне. Почему в 2007 году за полгода было открыто  5 или 6 религиозных организаций? И потом, говоря о деструктивизме... Петербургский джамаат впервые появился в 2007 году, когда попытка покушения на государственного деятеля, на губернатора Санкт-Петербурга была. И в этот же период открываются, штампуются религиозные организации. Вот для чего? Это – вопрос не мне.

- Но их же оправдали тогда
- Ну… Одного-то ищут, по-моему.

- По вашей оценке, сколько мусульман в Петербурге?
-  При переписи такого не было

-  А по вашей оценке, сколько?
- Где-то в районе 600 – 700 тысяч.

- Это включая мигрантов и приезжих?
- Это включая приезжих из регионов России.

- Плюс сколько-то дают мигранты?
-  Да. Но тоже вопрос уже не духовенству.

- А какая часть этих мусульман, по вашей оценке, посещают ваши приходы и поддерживают Духовное управление мусульман?
-  Я не знаю. Вы опять провокационные вопросы задаете. Мы же не смотрим, кто нас поддерживает или не поддерживает. Вопрос стоит -  насколько ведется проповедческая деятельность, в каком русле. Вот мы говорим «традиционный ислам». Понятно. И если религиозная организация работает из других регионов, мне это надо? Если религиозная организация открывается только из-за того, чтобы финансировалась откуда-то – нам это не надо.                  

Мария ГОРДЯКОВА, фото religion.russiaregionpress.ru





‡агрузка...