16+

Новости партнёров

Lentainform

Кто будет болеть за «Базель» в Петербурге

14/03/2013

Кто будет болеть за «Базель» в Петербурге

На этой неделе «Зенит» проведет на «Петровском» ответный матч Лиги Европы против «Базеля». Президент швейцарского клуба, известный в стране адвокат Бернхард Хойслер был очень расстроен, что в соперники его команде достались петербуржцы.


         Потому, что будь на месте «Зенита» английский «Ливерпуль», «Базель» смог бы заработать на таком именитом сопернике. Но нашлись и швейцарцы, которые с радостью встретили такой жребий. Только  живут они по большей части в России, как уроженец Базеля Таддео Баттистини, председатель швейцарского клуба в Петербурге.

- Футбол в Швейцарии, я думаю, не вид спорта номер один?
- Да, у нас любят прежде всего горные лыжи, очень популярен хоккей, ваш Вячеслав Быков, еще до того, как стать тренером сборной России, играя в Швейцарии был очень популярен. Теперь во «Фрибурге» выступает его сын, а с недавних пор еще и ваш петербургский хоккеист Максим Сушинский. Но как раз в Базеле на первом месте футбол. В городе 250 тысяч жителей, а стадион на 37 тысяч. Он, конечно, не всегда бывает полон, но если матч против «Цюриха» или другой команды из этого города.

- Разве самые принципиальные матчи не против команд из франкоязычной части Швейцарии?
- Там как раз нет сильных команд. Была шумная история с «Ксамаксом» из Невшателя – команду купил российский бизнесмен из Чечни, обещал Марадону сделать тренером, но в итоге у клуба возникли миллионные долги перед футболистами, он был объявлен банкротом, а сам покровитель угодил в тюрьму. Противостояние же Базеля и Цюриха, это два соседних города, такое же непримиримое, как здесь между Москвой и Петербургом. В этой связи вспоминаю интересный случай – два года назад «Базель» играл в Москве со «Спартаком» и мы с земляками поехали, конечно, поддержать команду. Перед игрой зашли перекусить в бар, а там как раз шла трансляция игравшего в тот же день со швейцарским «Янг Бойзом» «Зенита». Так вот, все москвичи болели за «Янг Бойз», и только мы, швейцарцы – за российский клуб.

- В России многие клубы существуют за государственный счет или имеют покровителей из бизнес-структур, как это происходит в Швейцарии?
- Первый вариант, конечно, исключен, но «Базель» команда не бедная. Ее главный акционер фармацевтическая корпорация «Новартис», а президентом еще в прошлом году была Гизела Ери, которая родом из богатейшей швейцарской семьи. Она вошла в историю как первая женщина-президент в нашем футболе, но теперь решила сосредоточиться исключительно на детско-юношеском футболе, это более благодарная миссия. Тем более что у «Базеля» очень хорошая школа и сегодняшний состав где-то на половину состоит из собственных воспитанников, что по нынешним временам большая редкость. Ведь куда проще купить уже готового игрока на стороне.

- А вообще в Швейцарии страстно болеют?
- Мне как-то кажется, что футбол в Базеле просто повод встретиться, а стадион место, где это можно сделать. Результат и само действо на поле имеют, конечно, значение, но поражение не смертельно. Как-то команда выбыла из суперлиги, и все равно собирался полный стадион, хоть она играла классом ниже. Среди болельщиков «Базеля» всегда было много известных людей. Страстным поклонником «Базеля» был скульптор Жан Тэнгли, известный своими фантастическими машинами и гигантскими саморазрушающимися конструкциями.

А Гизела Ери, которая остается почетным президентом клуба, неравнодушна к искусству и в свое время поддержала создателей знаменитого фильма «Парфюмер» десятью миллионами швейцарских франков. И все таки самый известный болельщик «Базеля» Ханс Гампер. Его уже давно нет в живых, но его история должна быть интересна вам, потому что в России многие  любят «Барселону». Создателем «Бареселоны» был как раз уехавший в конце XIX века в Испанию швейцарец Гампер. На чужбине он так скучал без родной футбольной команды «Базель», что решил организовать новую – дал ей те же сине-красные цвета, аббревиатура названия у обоих клубов абсолютно идентичная – FCB,  она присутствует, как и золотого цвета футбольный мяч, на эмблемах «Базеля» и «Барселона», тоже решенных в одинаковых цветовых гаммах.

- Приходилось слышать и о других фанатах «Базеля», с которыми возникают сложности у полиции.
- Хулиганы тоже есть, воюют между собой поклонники разных клубов. Как-то они целый поезд разнесли – многих арестовали. А несколько лет назад после поражения от «Цюриха» в последнем туре начались такие беспорядки, что полиция была вынуждена для усмирения использовать на стадионе и его окрестностях водометы и слезоточивый газ. Клуб и болельщиков тогда наказали  двумя матчами без зрителей и денежным штрафом. Прямо как с «Зенитом» в прошлом году обошлись.

- Еще скажите, что и расистские настроения среди фанатов «Базеля» имеют место.
- Нет, это у нас прошло лет двадцать назад. Такого, чтобы бананы на поле бросали или улюлюкали уже не бывает.  

- Футболисты ведущих клубов в России люди состоятельные. А что в Швейцарии?
- Мне трудно сравнивать с русскими. Но денег сейчас слишком много в спорте крутится – что здесь, что на Западе. Думаю, это неправильно, когда сплошной бизнес. Кто богаче, тот и выигрывает – за таким футболом следить малоинтересно. Или вот «Арсенал» недавно что-то выиграл, а в составе ни одного англичанина…

- Пресса за футболом и футболистами внимательно следит?
- Собственно за футболом – да. В личную жизнь спортсменов вмешиваться в Швейцарии не особо принято. Такого как в Англии или Франции, где все знают про футболистов – кто? с кем? где? – у нас практически нет.

- Но про «Зенит» в связи с матчем в Базеле много сказок писали. В частности, что на президентском самолете летают.
- «Википедия» порой более надежный источник, чем пресса. Про Россию у нас тоже всякое пишут. Причем те, кто никогда здесь не был и языка не знает. Впрочем, немало русских бывает и в Швейцарии. И мне всегда обидно бывает, что людей интеллигентных, которые ведут себя подобающим образом, не принимают за русских, думают французы или скандинавы какие-нибудь. По тем же, кто с деньгами, сорит ими и думает, что ему все позволено с толстым кошельком, судят о стране и ее людях.

Да, бывает, про Россию муть всякую пишут, но в то же время все знают, что высокопоставленным людям в России можно все – хоть насмерть сбивать людей на дорогах или по-хамски вести себя в самолетах. У нас это невозможно, в Швейцарии все перед законом одинаковы, чувство справедливости велико и прививается с детства.  Живу в Петербурге, тем не менее, уже 18 лет.

-  Как же вас к нам занесло? Шерше ля фам?
- Это здесь ни при чем. Закончив в Базеле школу, не сразу пошел учиться дальше. Это у вас принято ЕГЭ получить и сразу продолжать обучение, а в Европе есть шанс разобраться в себе, понять, что тебе интереснее, в чем ты себя можешь проявить лучше, набираешься жизненного опыта. Я путешествовал какое-то время по миру, а однажды моя школьная преподавательница предложила поехать в Петербург преподавать немецкий язык. Мне здесь с первого дня стало интересно – в середине 90-х это было мало похоже на Европу.

- Вы знали русский?
- Ни слова. Но когда работаешь с детьми 7 – 9 лет, язык совсем не обязателен – стихи, сказки, песенки. В советское время такое представить, чтобы человек без соответствующего образования приехал из Швейцарии и преподавал в обычной общеобразовательной школе, наверное, невозможно. Сейчас тоже возникли бы сложности, а в то время все новое, наоборот, было модно и воспринималось на ура. Вот только жить на те деньги, что платили в школе, было невозможно, и каждое лето я ездил домой зарабатывать. Работая проводником, на почте, официантом,  получал тысяч 10 долларов за три месяца и потом жил на них здесь.

- Вы учили детей немецкому, они вас – русскому?
- Они, кстати, учат лучше, чем взрослые. Когда я с вами разговариваю по-русски и ошибаюсь, вы как воспитанный человек не обратите внимание на мои ошибки, а дети ведет непосредственно. Когда у меня девочка пропускала урок и я ее спрашивал на следующий день: «Почему ты вчера не был в школе?», она мне сразу в ответ: «Я не мальчик. Вы должны говорить «не была в школе»». Потом пошел все-таки учиться в Пединститут на «Русский как иностранный». Думал, что, выучив русский, смогу зарабатывать этим дома, но со временем понял, что очутился в России в уникальное время, когда здесь можно сделать что-то новое. В Швейцарии это уже невозможно – у нас все есть, разве что в информационных технологиях возможен какой-то прогресс. А в России многое в новинку.  Возьмем, скажем, итальянский ресторан на Малой Конюшенной. Он был далеко не самым лучшим, но он был первым и какое-то время единственным в Петербурге, а потому пользовался бешеной популярностью.

- И чем же вы теперь занимаетесь?
- Недвижимостью и приемом туристов. В Швейцарии это было бы сегодня невозможно, а здесь все только начинается. Хотя сейчас все настолько подорожало, что качество жизни не соответствует тем затратам, что необходимы.

- Ну и как туристам в Петербурге, уютно?
- В этом плане в городе много сделано хорошего за последнее время – информационные пункты появились, где можно получить карты и справки – раньше ничего подобного не было, в метро и на улицах латиницей стали писать. Больше гостиниц среднего класса появилось, а не только пять звезд. С обязательной регистрацией проще стало. Раньше каждый, кто больше чем на три дня приезжал, должен был проходить обязательную процедуру. Теперь срок девять дней – уже прогресс. И все равно Петербург мог бы с туризма зарабатывать больше, как Венеция или Рим.

- У вас есть предложения на этот счет?
- А почему бы Петербургу не иметь особый статус? Россия, конечно, не Египет или Турция, но если сделать возможным получение визы непосредственно в аэропорту, сюда бы ехало значительно больше людей. А вы наоборот все усложняете. Вот сейчас ко мне многие хотят приехать в связи с футбольным матчем «Зенита» и «Базеля», так вы не представляете, какие сложности с получением визы. Из Базеля надо отправиться в Берн, подать лично документы в консульстве, хотя раньше сделать это можно было по почте. А затем опять надо ехать туда, чтобы получить все бумагами. Это и расходы дополнительные, и время, с работы надо отпрашиваться. Дорога тоже дорого стоит, никаких лаукост-рейсов у российских компаний не бывает, «Люфтганза» или «Айрфранс» тоже в копеечку обходятся. 

- Тем не менее, швейцарцы к нам приезжают и даже жить здесь остаются. Ваших соотечественников много в Петербурге?
- Думаю, около сотни. Такого землячества, как у немцев или французов, у нас в Петербурге нет, но где-то раз в месяц встречаемся. Было больше швейцарцев, многие перебираются в Москву. Швейцарцы вообще легко интегрируются в России.

- А вы сами так и останетесь у нас жить?
- Вы знаете, представить себя пожилым в России, и в Петербурге в частности, я не могу и не хочу. Это должно быть страшно – в снег и в мороз, в неубранном городе, где не знаешь – под ноги смотреть или на крыши. Слава богу, мне еще только сорок, но понимаю, еще лет десять здесь проживу, и будет уже не вернуться...                

Сергей ЛОПАТЕНОК, фото football.kulichki.net



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве