16+

Новости партнёров

Lentainform

«Патриарх Кирилл – классический «№ 2». Ему обязательно надо с кем-то состязаться»

20/03/2013

«Патриарх Кирилл – классический «№ 2». Ему обязательно надо с кем-то состязаться»

Пока мир с интересом наблюдал за избранием римского папы, в жизни Петербурга произошло событие, незаслуженно обойденное вниманием. 12 марта 2013 года патриарх Кирилл (Гундяев) и его Синод разделили Петербургскую митрополию.


              Что произошло

Начнем с того, что патриарх не случайно назначил Синод на 12 марта – первый день работы конклава, в очередной раз  состязаясь с  римским понтификом. И в очередной раз это оказалась патриарху не под силу. Состязающиеся просто находятся в разных «весовых категориях»: авторитет патриарха, обслуживающего интересы российской политической элиты, несравним с общественным весом главы всех католиков.

Однако событие, случившееся в жизни Петербурга, действительно не рядовое и может иметь серьезные последствия. Что, собственно, произошло? Прибегнем к скучному повествованию, но затем сполна вознаградим читателя блистательной интригой.

Жила-была Петербургская митрополия, правил ей бессменно с 1995 года митрополит Владимир (Котляров), простиравший свою власть не только на город, но и на область, почему-то называемую Ленинградской. Были у него викарные епископы, т.е. зависимые епископы-помощники: Петергофский Маркел (Ветров), Гатчинский Амвросий (Ермаков), Выборгский Назарий (Лавриненко), Лодейнопольский Мстислав (Дячина). Но реальная власть в области принадлежала не им, а благочинным из числа протоиереев, полномочия которых в большинстве случаев совпадали с границами областных районов.

Теперь в городе и области появилось четыре новых, вроде бы самостоятельных, епархии.

Из Всеволожского, Выборгского и Приозерского районов Ленобласти была сформирована Выборгская епархия. Епископом Выборгским стал Игнатий (Пунин), бывший епископ подмосковных Бронниц. А Назарий получил титул «Кронштадский».

В границах Бокситогорского, Волховского, Киришского, Кировского, Лодейнопольского, Подпорожского и Тихвинского районов появилась Тихвинская епархия. Ее возглавил уже упомянутый Мстислав.

Православных Волосовского, Гатчинского, Кингисеппского, Ломоносовского, Лужского, Сланцевского и Тосненского районов объединили в Гатчинскую епархию. Во главе епархии, после рукоположения во епископа, встанет игумен Митрофан (Осяк). Поэтому Амвросий из Гатчинского уже стал Петергофским, а Маркел – из Петергофского Царскосельским.

Санкт-Петербург тоже будет отдельной епархией, власть в которой сохранил митрополит Котляров. Все эти четыре епархии составят Санкт-Петербургскую митрополию, глава которой – все тот же Владимир.

Собственно, Санкт-Петербургская епархия и ранее именовалась митрополией, поскольку ее возглавлял митрополит. Однако титул этот имел исключительно декоративный характер. В истории Древней Церкви митрополией называлась церковная организация в пределах римской провинции. Она состояла из самостоятельных епархий и управлялась синодом – собранием всех епископов. Епископ главного города провинции носил титул митрополита, председательствовал на синоде, но не имел права вмешиваться во внутренние дела других епархий. На Руси эта система не прижилась изначально. Вся Русская церковь являла собой гигантскую митрополию, получившую впоследствии название патриархата.

Зачем произошло

В РПЦ сегодня есть митрополии «1-го и 2-го сорта». Первый сорт или «митрополии на экспорт» – это автономные церкви и митрополичьи округа в бывших советских республиках. Округом управляет полноценный Синод епископов, пусть и зависимый от Москвы. Митрополит также назначается в Москве, однако лишь председательствует в местном Синоде и управляет своей епархией, не вмешиваясь в дела соседей. Как в древности.

Митрополии «2-го сорта» предназначены для внутреннего использования. Они образованы в субъектах Российской Федерации. Здесь нет Синода, а есть лишь архиерейское совещание, существующее ради «координации» деятельности епископов. Митрополит как глава митрополии тоже занят пресловутой «координацией», «по-братски» советует местным епископом, что им делать, и вообще обладает широкими возможностями вмешательства в их жизнь. При этом, согласно Уставу РПЦ, «производство дел Митрополии осуществляется епархиальным управлением епархии, возглавляемой Митрополитом». То есть теми самыми чиновниками, которые и ранее «рулили» делами неразделенной епархии. Таким образом, и в кадровой политике, и в финансовой деятельности новые епископы будут зависеть от митрополита. В результате они оказываются теми же викариями, лишь с более широкими полномочиями, чем-то вроде благочинных в архиерейском сане. Возникает закономерный вопрос: если новые епархии не наделены настоящей самостоятельностью, то к чему вся это бутафория?

Известно, что создание митрополий – особая технология церковной жизни, изобретенная патриархом Кириллом в 2011 году. Сначала, как и многое в патриархе, новая инициатива казалась разумной. Увеличение числа приходов и монастырей требовало большего числа епископов для управления, а умножение епископов делало их ближе к народу. Однако вскорости оказалось, что создание митрополий осуществлялось своеобразно: новым епископам доставались самые депрессивные районы, а новые митрополиты сохраняли за собой прибыльные места.

Постепенно выяснилось, что единственной целью «реформы» было увеличение источников доходов непосредственно для патриарха и патриархии. Если раньше официальные и неофициальные взносы в патриархию делал один архиерей, то теперь их на той же территории становилось несколько. «Платежеспособность» новой епархии никого не интересовала. Все это ложилось грузом на плечи прихожан и церковных «спонсоров».

Естественно, у новых епископов есть некоторые возможности получить «глоток свободы» от митрополичьей власти. Одновременно им придется выстраивать отношения с благочинными, возможно, ломая их сопротивление. Так могут сложиться отношения епископа Гатчинского с Гатчинским благочинным протоиереем Владимиром Фейером, зятем председателя Церковного суда РПЦ митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора (Кириченко). Тому же епископу теоретически может прийти в голову потягаться с Царскосельским благочинным протоиереем Геннадием Зверевым, часть бизнес-проектов которого, в частности, фермерское хозяйство «Софийское» и пансион «Софийская усадьба», расположены на территории Тосненского района.
Впрочем, все эти конфликты чисто умозрительные. Уже сейчас митрополичьи приближенные успокаивает слишком взволнованных: «Не волнуйтесь, все будет по-старому».

Доверенное лицо патриарха

Действительно, новые отношения будут определяться даже не митрополитом, а его окружением, в частности, личным секретарем Георгием Куксевичем. К тому же новые епископы обязаны митрополиту: Мстислав – его бывший келейник и секретарь епархии. Про таких в семинарии говорят, что они на горшок не сходят без благословения митрополита. Игумен Череменецкого монастыря Митрофан пришел в Петербург вслед за митрополитом из Ростова и сразу активно включился в торговлю лампадным маслом и церковным кагором. Новые епископы не из тех, кто будет стремиться к самостоятельности.

За единственным исключением. Это Выборгский епископ Игнатий. Он тоже – из личных секретарей. Но не митрополита, а патриарха, которому он служил верой и правдой с 1990-х гг. еще в Смоленске, где во время учебы в семинарии приобрел трогательное прозвище «Пуфик». Но мягкость эта – только внешняя. В 2008 году в Смоленске, уже будучи епископом и помощником Кирилла, он прославился тем, что писал в прокуратуру на простестантов-методистов, и не без успеха.

Итак, на Северо-Западе появляется доверенное лицо патриарха, которое ни в коем случае не будет «координировать» свою деятельность с Владимиром.  Игнатий сохраняет за собой должность председателя Синодального отдела по делам молодежи, что будет оправдывать его частые поездки в Москву. Знаменательно и то, что он стал Выборгским – именно этот титул носил Кирилл, когда в 1970 – 1980-е годы был ректором Ленинградской духовной академии.

Появление Игнатия на стратегическим важном Выборгском направлении, где сосредоточены таможня на границе с Евросоюзом, «Северный поток» и прочие потоки, лишь подтверждает версию об экономическом содержании митрополичьих реформ. Правда, здесь ему придется столкнуться с могущественным местным благочинным – протоиереем Львом Церпицким, родным братом митрополита Новгородского Льва, с которым Кирилл вместе начинал свою карьеру у митрополита Ленинградского Никодима (Ротова). Впрочем, сам патриарх давно уже сделал выбор между старой никодимовской гвардией  и поколением молодых прагматиков.

Одновременно появление в Петербургской митрополии «патриаршего смотрящего» означает конец митрополита Владимира как самостоятельного игрока на церковном поле. Похож, патриарх устал ждать, когда естественные процессы поставят перед ним вопрос о замещении Петербургской кафедры. Теперь увольнение престарелого клирика на покой кажется уж не столь невероятным. А замена ему, в виде временно управляющего митрополией, уже уготована.

Это временное может весьма затянуться. Сегодня Кириллу не нужен конкурент в Северной столице. Новым лозунгом церковной власти может стать «Две столицы – один патриарх». Все это происходит на фоне разного рода махинаций по наделению Петербурга разного рода «столичными функциями». Не случайно и то, что с 2009 года заседания Синода регулярно проводятся в Петербурге, а в здании на Сенатской площади ремонтируются патриаршие покои. К тому же, прецедент такого совместительства уже создан: будучи патриархом, Кирилл сохранил за собой Калининградскую епархию, чья роль «окна в Европу» во многом аналогична Выборгу.

Хорошо ли это для Петербурга

Остается понять, хорошо ли происходящее для Петербурга. Думаю, что петербуржцы сами способны оценить свои перспективы. На том же Синоде из состава Комиссии по канонизации святых были исключены два профессора Петербургской духовной академии – архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) и протоиерей Георгий Митрофанов, которые проработали в этой комиссии более 20 лет. Для отца Георгия это исключением явилось логическим продолжением патриаршего запрета на общение со СМИ, которому он подвергся в конце 2012 года.

Стоит ли говорить, что решение явилось неожиданностью не только для исключенных, но и для руководства комиссии? Оба петербургских профессора не только имели свое мнение, но и смелость его отстаивать. В результате Петербургские духовные школы никак не представлены в  комиссии. Сегодня интеллектуальное и духовное богатство Петербурга не нужно патриаршей власти. Петербург становится лишь средством ее подпитки.

К тому же Кирилл – классический «№ 2». Ему обязательно надо с кем-то состязаться. Тогда он умен и искрометен. Как только прекращается борьба за власть, жизнь теряет смысл. И патриарх теряет чувство реальности, замыкаясь в кругу интересов своего окружения. Сегодня уже ни для кого не секрет, что протоиерею Георгию Митрофанову запретили общаться с журналистами не из-за его гражданской и церковной позицией, а из-за конкретной фразы, что ему, как и многим в церкви, стыдно за выступления Всеволода Чаплина. Чаплин пожаловался начальнику. Результат известен. Подобным образом «жиличка» патриаршей квартиры в «Дома на набережной» Лидия Леонова решила наказать соседскую семья на 20 миллионов рублей за «нанопыль». И получила полную поддержку патриарха с положительным результатом.

Я не хочу, чтобы в моем городе оказался еще один оторванный от реальности властелин.                

Александр МУСИН, доктор исторических наук, кандидат богословия



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве