16+

Новости партнёров

Lentainform

Что должны осознать элиты, чтобы Петербург не превратился в каменные джунгли

28/06/2013

Что должны осознать элиты, чтобы Петербург не превратился в каменные джунгли

Смольный подписал соглашение с некой «Гильдией Стратегов», возглавляемой академиком Владимиром Квинтом, – эта организация должна помочь городу составить новую стратегию развития Петербурга. Online812 спросил у экспертов, что должно быть в этой стратегии написано.


             Что такое настоящий комфорт

Когда Петербург сравнивают с крупными городами Европы, чаще всего говорят, что мы не дотягиваем до них по уровню комфорта. А если этот уровень подтянуть, то все будет хорошо. Но эксперты считают, что комфорт – не главное.

Под комфортом обычно понимают элементарное удобство городской среды – садики, больницы, магазины, скамейки, парки, отремонтированные фасады и так далее – говорит руководитель проектного направления Фонда «ЦСР Северо-Запад» Наталия Андреева.  Однако такая трактовка – слишком бытовая.

Комфорт в широком смысле основывается на двух базовых условиях. Первое – состояние экономики. «Если вы – депрессивный Детройт, никакая городская среда вас не спасет, – объясняет Андреева. – Можно красить фасады, открывать парки, но это не решит проблему преступности, закрытых заводов и миграции».

Второе – гармоничное распределение инвестиций по городу. «Сейчас часто говорят о необходимости формирования в Петербурге новых зон роста. И тут нужны конкретные требования, где какие инвестиции в первую очередь нужно размещать. Ключевым понятием становится «умная специализация» территории, которая определяет требования к инвестициям. Ведь комфорт – это в первую очередь деятельностное разнообразие.  Если я не могу в этом городе заниматься тем, что мне интересно, зачем мне этот город, даже если там есть садики, больницы, кофейни?».

Петербург – он для кого?

Успех развития Петербурга – в интернационализации города, считает архитектор Данияр Юсупов: «Когда мы говорим о том, в каком городе хочется жить, то важно определить: кому? Если мы говорим: «нам» – то запускается процесс некоего социального замыкания. В итоге мы добьемся того, что комфортно будет только нам – и никому больше.  Надо помнить, что в формировании городской среды участвуют не только жители. Это не город для жителей, это город для деятельности. Такой подход подразумевает, что комфортно должно быть не только тем, кто уже в городе живет, но и тем, кто в нем может жить. Например, у нас есть университет, куда приезжают учиться иностранцы – и важно сделать так, чтобы они оставались здесь и именно здесь создавали свои проекты».

Самое успешное развитие Петербурга было в тех фазах, когда он был интернациональным городом. Можно выделить два таких периода,  говорит Юсупов.  Первый – после его основания, в XVIII веке, когда к развитию города привлекались специалисты со всего мира. Второй – во второй половине XIX века, в период правления Александра III. По мнению Юсупова, назревал еще третий период, во времена Собчака, однако он прервался.

«Сейчас у нас очень любят вспоминать о комфорте, обращаясь к людям как к электорату: ну чего же вам не хватает? Жители говорят: у нас все есть, дайте нам то же, но другого качества. Интернационализация Петербурга означает, что в него со всего мира могли бы приезжать люди и начинать свои проекты.  В конце концов, Нобели развернулись именно в Петербурге. Такое понимание комфорта более широкое, не замыкающееся на жителях».

По мнению Юсупова, первым шагом к широкому комфорту должно стать создание реальной стратегической программы развития Петербурга. «Пока происходит только брендирование города, в ходе которого все сводится к развитию туризма. Петербург остается только городом-музеем. Это неплохо. Но получается, что он, сохраняя свою форму, теряет содержание, выраженное в разнообразии деятельности».

При создании стратегии Юсупов предлагает опираться на подход, который он называет massive change, – создание  направленного потока решений. «Например, его можно было бы применить в вопросе восстановления библиотечной сети, – говорит Юсупов, – сейчас никаких конструктивных мер в этом направлении не принимается. Да, происходит некое хипстерское обновление – библиотеки становятся «интересненьким» местом, где можно провести досуг. Но у библиотек куда больший потенциал и совсем другие функции. На развитие именно этого потенциала и должен быть направлен этот поток решений. Любая идея в городе должна быть адресной».

Надо ли будить спальные районы?

Около 70% территории Петербурга – спальные районы, их и надо развивать в первую очередь. Сейчас эти районы объединяет ряд деструктивных характеристик,  отмечает краевед Денис Шаляпин: «Спальный район ассоциируется с постелью. Единственное место, куда можно пойти, это торговый центр. Для остального надо выезжать в центр».

Решить эту проблему Шаляпин предлагает путем развития зон, которые потенциально могли бы использоваться как рекреационные: «Например, в Купчине у пересечения улиц Софийской и Димитрова есть площадка радиоцентра. В советское время там глушили вражеские голоса. И это единственное в городе место, где со времен ВОВ сохранились долговременные огневые точки и коммуникации – рвы, землянки, склады. Нигде в городе ничего подобного больше нет. Здесь можно было бы создать исторически-рекреационный памятник с элементами паркового дизайна. А на территории купчинских карьеров, прилегающей к этому радиоцентру, можно было бы сделать парк – но не академический, а такой, где людям позволят жарить шашлыки».

«Если называть нецентральные районы города спальными, они такими и будут», – говорит Данияр Юсупов. Выходом должно стать формирование новой полицентричной модели, выделение в городе нескольких активных зон со своими функциями.

Что должны осознать элиты?

Необходимость полицентризма, выделения новых функциональных центров подчеркивает и  главный архитектор ОАО «НИИП Градостроительства» Сергей Митягин: «Когда в 90-х говорили о новом генплане, наш институт сделал предложение о лучевой структуре города, но наше предложение не приняли — сказали, город все равно будет развиваться равномерно во все стороны. Последствия этого равномерного развития мы сейчас наблюдаем -  все застраивается 30-этажными домами. Возникает среда, в которой нормальному человеку жить  не хочется, потому что это коммерческая среда на продажу. А могли бы использовать новые территории под малогабаритное жилье вместо того, чтобы повторять Гражданку и Девяткино».

Полицентризм Сергей Митягин видит так: «Надо вдоль КАД формировать центры притяжения, от которых смогут развиваться индустриальные или интеллектуальные районы, где будет сбалансировано развитие жилой и нежилой среды».

Жители сами могли бы формировать городскую среду, говорит заместитель председателя Комитета по градостроительству и архитектуре Смольного Виктор Полищук, – такая схема работает в Нидерландах: «кто-то хочет хай-тек архитектуру, кому-то важно содержать собак – и именно из этих запросов люди выбирают себе жилье».

Полищук согласен с тезисом Данияра Юсупова о необходимости проектирования будущего. По его словам, именно так Петербург всегда и развивался: «Планы по развитию инфраструктуры, которые заложены в нынешнем генплане, были еще в генплане 1948 года. Орловский тоннель, дублер Московского проспекта, пробивка Измайловского, Адмиралтейский мост – все это было внесено в генплан через четыре года  после снятия блокады! И тогда понимали перспективы развития города».

Сейчас, говорит Полищук, одного понимания недостаточно. «В Петербурге сейчас строительство стадионов оказывается невозможным, потому что под ними земля – в частной собственности! На бывших стадионах «Красного Выборжца», «Красного Знамени», «Арсенал» строят жилые комплексы. Где спортивная элита, которая скажет: это недопустимо!» Ощущение, что инвесторы, застраивающие город, не связывают свою жизнь с ним».

В 90-е годы стратегический план, объединивший усилия власти и инвесторов, помог вывести из кризиса Барселону, а потом и другие города Европы, рассказывает Полищук: «В Барселоне была безработица, дефицит бюджета, высокая преступность – а в итоге они выиграли право на Олимпиаду». Стратегический план помог элитам осознать, что все они находятся в одной лодке и договориться о совместном развитии. Проблема Петербурга, по мнению Полищука, аналогична – крупные игроки, занимая территории под строительство в гонке за прибылью, рискуют вскоре оказаться на грани кризиса.                 

Анастасия ДМИТРИЕВА





‡агрузка...