16+

Lentainform

Кто из петербуржцев не вернется в свои дома после реконструкции зданий

19/09/2013

Кто из петербуржцев не вернется в свои дома после реконструкции зданий

Смольный представил-таки общественности долгожданный проекта закона о сохранении исторического центра. Общественность была возмущена до глубины души.


    Авторы закона очевидно ошиблись с его названием, но, даже если бы они назвали его правильно, принципиально это ничего бы не изменило. Поскольку закон не гарантирует жителям, выселенным из ремонтируемых домов в центре, возвращение в них обратно.Речь идет о проекте федерального закона «О сохранении исторического центра Петербурга и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Для воплощения своих планов спасения центра Смольный должен в первую очередь определиться, как выселять жителей ремонтируемых домов. Поскольку вопросы жилья и собственности регулируются федеральным законодательством, они стали главной темой этого законопроекта.

Механизм будет выглядеть следующим образом: городские власти проводят обследование дома. Если выясняется, что он требует капремонта или реконструкции, об этом уведомляют собственников. Которые должны в 15-дневный срок провести собрание и принять решение о ремонте дома за свой счет. Если они этого не делают, дом будет ремонтироваться за счет городского бюджета. При этом жильцам предложат либо переселиться в маневренный фонд и после ремонта вернуться обратно, либо компенсируют – деньгами или натурой. Однако первый вариант возможен только в том случае, если собственник квартиры или члены его семьи в ней прописаны. Как решаются вопросы с нанимателями и собственниками коммерческой недвижимости, в законе вообще не сказано.

Правда, этот механизм не распространяется на жителей домов, которые признаны подлежащими сносу. На них, как явствует из текста закона, не распространяется вообще никакой механизм – дом вместе со всеми квартирами изымается в госсобственность. Согласно Жилищному кодексу, за свои квартиры собственники должны получить рыночную компенсацию (с учетом, разумеется, аварийного состояния их имущества), но в смольнинском законе ничего об этом не говорится.

Но даже если собственник соглашается выехать в маневренный фонд и ждать ремонта родных пенатов, совсем не факт, что он туда вернется. Если в процессе капремонта изменится планировка и площадь его бывшей квартира увеличится, дополнительные метры придется выкупать по рыночной стоимости. А нет денег – нет квартиры, есть только компенсация.

Строго говоря, эти нормы не являются более жесткими, чем те, которые прописаны в Жилищном кодексе в отношении жителей аварийных домов (принудительный снос и выкуп по рыночной цене). Но и не более мягкими. То есть говорить, что Смольный воплощает в жизнь свое многократно повторенное, в том числе и Георгием Полтавченко, обещание никого из центра насильно не выселять, не приходится.
Кроме детального описания судьбы выселяемых граждан в законопроекте больше практически ничего нет. При большом желании между строк можно, правда, найти несколько любопытных пунктов. Например, Смольный хочет отменить действие санитарно-эпидемических норм при ремонте памятников. Что логично, поскольку редкое старое здание соответствует всем современным требованиям по инсоляции пр, но явно недостаточно. Потому что, во-первых, распространяется только на памятники, а во-вторых, не отменяется действие других нормативов. Которым, например, не удовлетворяет ни одна подворотня, куда не  сможет въехать пожарная машина.

Другая достойная новость: в законопроекте говорится, что федеральный бюджет финансирует ремонт зданий исторического центра, находящихся в федеральной собственности. Если этим финансовое участие Федерации и ограничится, то программу можно смело объявлять бесперспективной прямо сейчас. Потому что в бюджете города денег на масштабные сносы и стройки явно не найдется.
В среду этот законопроект обсуждался Советом по культурному наследию. Советники, не найдя в нем ничего, кроме детального описания сносов и выселений, были вне себя от возмущения. Зампред совета Михаил Мильчик заявил, что подсчитал употребление слов в документе: «реставрация» там упоминается один раз, а «снос» – восемь. Археолог Олег Иоаннесян сравнил смольнинский план сохранения центра с планом «Барбаросса». Депутат Максим Резник вспомнил Оруэлла: «Война – это мир, снос – это сохранение». В итоге поддержала инициативу властей только бывшая начальница КГИОПа Вера Дементьева.

Возможно, если бы Смольный назвал свой законопроект как-нибудь вроде «О решении имущественных вопросов при реализации программы сохранения...», это спасло бы чиновников от столь ярких филиппик. Но не от критики по существу, поскольку имущественные вопросы решаются явно не в пользу жителей исторического центра.

Представлявший законопроект глава Комитета по экономической политике Анатолий Котов обещал учесть критику. Совет по культурному наследию образовал специальную рабочую группу для корректировки смольнинской инициативы.         

фото strana.ru

Антон МУХИН