16+

Новости партнёров

Блоги > АЛЕКСЕЙ ГУСЕВ

Какие права нарушил фильм «Околофутбола» - человека или зрителя

09/10/2013

АЛЕКСЕЙ ГУСЕВ

На церемонии закрытия Санкт-Петербургского кинофестиваля случился скандал, благодаря которому многие жители Санкт-Петербурга вскоре узнали, что Санкт-Петербургский кинофестиваль существует и вот как раз закрылся.


           Выйдя на сцену, председатель жюри Сергей Бодров-старший объявил, что члены жюри приняли решение не обсуждать российскую конкурсную картину «Околофутбола», так как «позиция авторов идет вразрез с современными европейскими представлениями о гуманистических ценностях и правах человека».

Один из моих коллег, изумляясь этому необычайному происшествию, не иначе как сгоряча назвал жюри «авторитетнейшим»; да и то сказать, - режиссерский, к примеру, цех был представлен в нем виднейшими деятелями латвийской и швейцарской кинематографий. Однако не существует авторитета, который не был бы вмиг, раз и навсегда, разрушен подобной формулировкой. Право, такую степень непрофессионализма не каждый день встретишь.

Какое, простите, дело фестивальному жюри до гуманистических ценностей и прав человека, и уж тем более - до современных европейских о них представлений? Ему вроде бы оплачивали экспертную оценку кинопроизведений, а не чтение в душах. И платежные ведомости выписывала дирекция, а не Гаагский трибунал, делегировавший своих доверенных лиц, чтобы выяснить - все ли в порядке у кинорежиссеров с представлениями о гуманистических ценностях? не отклонились ли невзначай от курса?.. Не говоря уже о том, что такие жёсткие критерии не выдержал бы ни «Безумный Пьеро», ни «Догвиль», — да и «Гражданин Кейн», надо думать, оказался бы не более чем сомнителен.

Чтобы оценить всю феерическую абсурдность произошедшего, собственно, сам фильм смотреть было необязательно. Но я, на свою беду, еще и посмотрел.

Мне не раз выпадало участвовать в работе разных фестивальных жюри, - но должен признаться: вердикт, оглашенный досточтимым председателем, выказывает такую изумительную проницательность, с которой сталкиваться не доводилось и вряд ли доведется. Вообразите себе, например, литературный конкурс, на который приходит следующее стихотворение: «карова синий цвет и жызнь… убей скотину!! :(». Наверное, можно представить, что кто-нибудь из организаторов искренне восхитится лаконизмом и мощью текста. Кто-то выскажется в том смысле, что, мол, шестистопник нынче редок, особенно с женским окончанием. Один задумчиво помянет Раймона Кено, другой Пиндара, третий обогатит свою четырехтомную антологию творчества шизофреников новым экземпляром. Опасно напрягши воображение, можно даже представить предельно невменяемый случай - когда этот текст в конкурсе победит. Но решительно невозможно представить себе жюри, которое возьмется вычитать из этой нескладушки «позицию авторов» и проанализировать её на предмет, скажем, прав человека.

Казус в том, что фильм Антона Борматова «Околофутбола» по своей безграмотности и нескладности стоит приведенного примера. Нельзя обнаружить позицию авторов белиберды. Даже «Майн Кампф» был написан из рук вон плохо, но хотя бы с запятыми.

Имя Антона Борматова стало известно в кинокругах три года назад, когда оно появилось в титрах фильма «Чужая». Это был хороший фильм: с чутьем, с тонкостью, с умом даже. Ходили, однако, упорные слухи, что молодой дебютант тут ни при чем, что он - лишь подставное лицо для бывалого синефила Эрнста, которому самому в режиссерах светиться несподручно и западло, а вспомнить молодость тянет, - хотя бы для того, чтобы с этой молодостью расквитаться. Ходили, впрочем, и другие слухи, - будто первые слухи запустил сам Эрнст, для какой-то совсем уж мудрёной рекламной интриги. Верны ли эти вторые слухи, впрочем, неважно; первые, похоже, были верны. Настолько разучиться профессии всего за три года нельзя даже на очень сильных препаратах. Да и не в фамилиях дело; просто-напросто фильмы «Чужая» и «Околофутбола», вопреки прокатной документации, делали совершенно разные люди, кто бы они ни были. Один умел снимать кино, другой - нет.

Титры фильма «Околофутбола» вообще диво дивное. Например, там четыре сценариста и еще, отдельно, один какой-то автор «идеи», обозначенный инициалами латиницей. Можно, конечно, залезть в Яндекс и разузнать, кто он такой, — вот только непонятно, что потом с этой информацией делать. Потому что непонятно, что здесь, собственно, может подразумеваться под «идеей». История о футбольных бандах, которые дрались друг с другом, а потом плечом к плечу стали биться с ОМОНом? История о футбольных бандах, которые дрались друг с другом? История о футбольных бандах? Если скорее последнее, то в чем идея - в материале? Так это не называется идеей. А если скорее первое, то что здесь делали еще четыре сценариста?

Впрочем, что они здесь делали, неясно и без всех этих оговорок. Две сюжетных линии: мелодраматическая (девушка влюбилась в соратника своего жениха) и детективная (кто стучит ментам?); обе проведены лениво, «в лоб», в каждой по три простейших поворота, и в обеих третьи, финальные повороты сделаны столь неряшливо, что и заметны-то не сразу. Есть сквозная тема: на протяжении всего фильма многолюбивая девица бродит по экрану и всех спрашивает «почему они дерутся?».

Вопрос хороший, на нем и впрямь можно весь фильм построить, - но спрошенные отделываются туманными отговорками, а сценарий и до того не снисходит. Дерутся, и все; такой вот, стало быть, феномен. Можно было бы оправдать количество сценаристов работой по воспроизведению подлинного фанатского языка, - но, во-первых, это всё равно не он, а во-вторых, на такую работу достаточно отрядить одного, с фольклористской жилкой. Трое, как ни крути, остаются - отвечать за примитивность драматургии, в которой еще и полно школьных ошибок. Живо вспоминается советский шлягер «На тебе сошелся клином белый свет», где в каждом куплете первая строчка повторялась трижды, рифмуясь с оставшейся последней, - и написан этот изобретательный текст был в соавторстве.

Но что там четыре сценариста, когда режиссеров монтажа здесь целых пять - с тем же дитем без глазу в итоге. В одной из первых же сцен главный герой заходит за своим другом, который уже ждет его у ворот гаража; коротко здороваются, вместе уходят. Ни один киновед ни в жизнь не угадает, сколькими кадрами решена эта сцена, занимающая секунд пять. Четырьмя. Должно быть одним, при наличии хитрого режиссерского замысла - двумя; но тут их четыре, с неожиданных углов снятые и очень напористо смонтированные. Вершиной монтажной мысли становятся эпизоды стычек между бандами, решенные быстрым, как бы стробоскопическим миганием изображения. В последний раз этот прием применяли, кажется, в «Чапаеве», на правах аватизма немой эпохи. И хотелось бы поставить на нем гриф «вспоминая классику», да не выйдет: киноязык тут вообще ни при чем. Нормальная, простая, упоительная глупость. Без грифов.

Стандартная отмазка от подобных претензий гласит: «это чтобы передать» - плюс какое-нибудь убедительное слово: «эмоцию», «энергию», «атмосферу». Но читатели вот, вероятно, не знают, да и не надо им, а любой кинематографист обязан знать: такой монтаж может передать «эмоцию» или «энергию» лишь при съемке ручной камерой. Для сравнения можно вспомнить, например, «Кровавое воскресенье» Пола Гринграсса, где тоже воссоздано столкновение с полицией (ирландских мятежников) - и где рваный монтаж аккуратно и сполна отрабатывает все требуемые функции. Где персонажи, даже в пылу схватки, остаются персонажами, с биографиями и характерами, - а не тупым разъяренным стадом, чьей тупостью и яростью, не особо даже трудясь это скрывать, единственно упивается режиссер со своей монтажной бригадой. (Чтобы не быть голословным: если цель показать стадо, то, во-первых, весь сценарий строится иначе, а во-вторых, тут в качестве образчика можно указать на «Магнитные бури» Абдрашитова.)

Образцов-то много, есть у кого учиться, - особенно когда ставишь столь нехитрые задачи, как в фильме Борматова; не «Заводной апельсин», чай. Но надо признать: рекомендовать авторам фильма «Околофутбола» в качестве учебных пособий фильмы Гринграсса или Абдрашитова - все равно что подсовывать задачник Фихтенгольца второклашке. Тут надо с азов начинать. Дать изучить работы пионеров кинематографа, а затем строго спросить изученный материал. «Прибытие поезда». «Тилли в пансионе». «Антошу корсет погубил». Жи-ши пиши с буквой и. Околофутбола пишется раздельно.             

Ранее:

«Трудно быть богом» - это Герман не про себя, ему бы было нетрудно»
«Сергей Лозница - один из самых вежливых людей, которых я встречал. Такие в дискуссии с дураками не вступают»
Cтоит ли идти в кино на «Газетчика»?
Стоит ли идти в кино смотреть на молодого гея и кучу призраков
Идти ли в кино на фильм «Президент Линкольн: Охотник на вампиров»



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве