16+

Новости партнёров

Lentainform

Почему в Петербурге так много левых

02/04/2014

Почему в Петербурге так много левых

В сентябре в Петербурге пройдут муниципальные выборы. Политические движения уже мобилизуют активистов, создают коалиции и начинают вести борьбу за голоса избирателей. «Город 812» уже разбирался в том, что собой представляют либералы и националисты в Петербурге, теперь пришло время посмотреть на левый фланг.


                Больше всего левый сектор петербургской политики напоминает одеяло из разноцветных кусочков. Правда, иногда приходится размышлять – относится то или иное движение к левому крылу или нет.

С одной стороны, в городе есть системные левые партии – в петербургский ЗакС входят люди из «Справедливой России» и КПРФ, у них в сумме (если приплюсовать еще депутатов от «Яблока», которые по многим вопросам занимают схожие позиции)  мест больше, чем у «Единой России». Лидер петербургских справедливороссов Оксана Дмитриева – популярный в городе политик. То есть, в теории, у легализованных левых все неплохо.

Но это только кажется. И между партиями и внутри партий много разногласий. Скажем, у  петербургских коммунистов проблемы: недавно  13 членов Центрального районного отделения КПРФ перешли в новую партию «Коммунисты России» (ее отделение в Петербурге возглавляет Сергей Малинкович, прославившийся своими яркими, но странными высказываниями). А до этого из КПРФ исключили активного депутата ЗакСа Ирину Комолову – за критику федерального руководства компартии и вступление в независимую коммунистическую организацию «Аврора».

Трем партиям – «Яблоку», КПРФ и «Справедливой России» – удалось в феврале прийти к соглашению о единой стратегии на муниципальных выборах и создании коалиции.  Горком КПРФ долго не хотел подписывать этот документ, прозванный «пактом о ненападении», опасаясь оказаться младшим партнером по отношению к «Справедливой России» (у нее больше популярных политиков). Однако из итогового текста соглашения пропал самый важный пункт – о неконкуренции между кандидатами партии на одних и тех же участках.

С другой стороны, в городе полно несистемных левых организаций, часто очень малочисленных. Одни организации объединяются в коалиции, другие, наоборот, ни с кем не хотят объединяться. Почти все эти движения напряженно относятся к деятельности системных левых.

Среди несистемных левых больше всего разных мастей коммунистов и социалистов. Из наиболее известных – РКРП-КПСС (Российская коммунистическая рабочая партия, объединяет вокруг себя пенсионеров и людей предпенсионного возраста), «Коммунисты России», петербургское отделение которой возглавляет Сергей Малинкович – создатель организации «Коммунисты Петербурга и Ленобласти», сайт которой известен своеобразным юмором (вроде новости об отделении двух хуторов от Эстонии и провозглашении Эстонской СССР – к тексту прилагались фотографии, на которых был запечатлен сам Малинкович со своими знакомыми на даче в Ленинградской области). Можно ожидать, что Малинкович и управляемое им отделение размером в 500 человек (большинство из которых состоят также в КПРФ) и дальше будут радовать горожан своеобразными заявлениями и участвовать в выборах. Федеральные «Коммунисты России» приняли участие в различных региональных выборах прошедшей осенью, но особых успехов нигде не добились (кроме Хакасии, где удалось получить 2 места в региональном парламенте).

Довольно часто напоминает о себе и партия Рот Фронт, чьим неформальным лидером является депутат областного ЗакСа от «Справедливой России» Алексей Этманов, известный прежде всего как бывший председатель профсоюза завода «Форд», организатор большого количества забастовок.

Среди социалистов выделяется петербургское отделение РСД – Российское социалистическое движение, оно декларирует  борьбу за права рабочих и создание независимых профсоюзов. Активисты РСД активно поддерживали забастовку рабочих завода «Антолин» осенью 2013-го, выступали против реформы РАН, проводили акции в поддержку осужденных по «болотному делу».

Активна и «Федерация социалистов», возглавляемая Кириллом Васильевым, целью которой, по ее собственным заявлениям, «является переустройство общественной системы на принципах социальной справедливости, свободы и солидарности…». На практике это выражается в поддержке забастовок, выступлениях против «Единой России» и клерикализации общества.

Еще есть профсоюзы – МПРА (Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация», ее лидер – Алексей Этманов) и «Новые профсоюзы».

Радикальное крыло левых сил в Петербурге представляет «Автономное действие» – объединение анархо-коммунистов. Они проводят акции прямого действия вроде протестного перекрытия дорог или сжигания покрышек. Летом прошлого года движение пережило раскол, отколовшаяся часть стала называться «Автономное действие/Социал-революционное».

Активны и «Левый фронт», сильно пострадавший после начала «болотного дела», и лимоновская «Другая Россия». Работает и такая странная организация, как «Суть времени», – движение, основанное политиком и театральным режиссером Сергеем Кургиняном, его целью является восстановление СССР версии 2.0 с учетом прошлых ошибок и в союзе с РПЦ.

Все это многообразие сильно сбивает с толку неподготовленного человека. Но все перечисленные  организации (а также множество не упомянутых) стараются сотрудничать между собой, принимая участие в важных для всех левых партий мероприятиях – вроде первомайских и ноябрьских демонстраций, маршей против приватизации (последний прошел 15 февраля 2014 года) и маршей «Антикапитализм». Далеко не все из них планируют принять участие в муниципальных выборах – по разным причинам.

Но голосование в Петербурге всегда довольно протестное. Поэтому у левых партий есть шанс заручиться поддержкой избирателя. В конце концов, разве Петербург – не город трех революций?

Иван ОВСЯННИКОВ, активист Российского социалистического движения

–  Насколько левые движения в Петербурге разобщены?
– Спад протестной волны 2011-12 годов отразился на оппозиционном движении в целом. Естественно, не лучшим образом. Обострились внутренние конфликты, дискуссии, чувствуется некоторая деморализация. Российские левые – не исключение. Что касается Питера, то, на мой взгляд, левое сообщество здесь пережило спад протестов куда лучше, чем, например, москвичи. Возможно, потому что события в Питере были менее масштабны и пик массовой активности был пройден раньше. Что касается сплоченности, то в Петербурге (если не считать КПРФ и «Справедливую Россию», которые существуют в своем мире системной политики) есть несколько левых организаций, которые достаточно тесно друг с другом взаимодействуют. По крайней мере, РСД стремится со всеми поддерживать корректные и конструктивные отношения, а по большей – дружеские и товарищеские.

Мы находимся в жесткой оппозиции ко всем системным партиям, включая КПРФ и эсеров. А из действующих депутатов ЗакСа поддерживаем Ирину Комолову и находимся в самых лучших отношениях с коммунистическим движением «Аврора», в которое она входит.

– По-моему, у левых главная проблема  –  отсутствие  ярких лидеров.
– Я бы не согласился с тем, что у левых в Петербурге совершенно отсутствуют яркие персоны. Есть Комолова, есть председатель профсоюза МПРА Алексей Этманов. Можно назвать и многих других. Проблема, мне кажется, состоит в том, что мы нередко сталкиваемся с двойной цензурой – со стороны как официозных, так и либеральных СМИ. Кроме того, политическая культура таких антиавторитарных левых групп, как РСД или анархисты, не ориентирована на выпячивание фигур «вождей». К сожалению, общественное мнение и СМИ воспринимают политику как поле деятельности харизматических лидеров, героев. Это опасная, антидемократическая, логика.

– Какие левые движения в Петербурге наиболее сильны ?
– Оппозиционные организации у нас вообще не отличаются многочисленностью. Я думаю, что в определенных кругах – субкультурно-молодежных – сильны позиции автономов, которые, правда, недавно раскололись на две группы. В других кругах довольно сильно влияние РКРП/Рот Фронта. Это, в основном, люди уже почтенного возраста, но очень убежденные и активные. Наша организация по своему составу сегодня скорее интеллигентская, чего мы вовсе не стесняемся, но и не воспринимаем как должное. Вокруг профсоюзов, таких как МПРА и Новопроф, сейчас концентрируется особая лево-профсоюзная среда. 

-  Примет ли РСД участие в муниципальных выборах?
– Мы серьезно обсуждали этот вопрос. Звучали голоса «за» и «против», и в итоге мы решили не принимать в них участие. Возобладало мнение более радикально настроенных товарищей, считающих, что сейчас не время для электорально-реформистской политики. К тому же, реальные возможности мундепов малы. На мой взгляд, участие в выборах могло бы представлять интерес лишь с агитационной точки зрения.

Евгений ВАЛИКОВ, активист СК «Аврора»:

– Проблемы левого движения типичны: частичная ортодоксальность, сектантство, сложность левых идей для их упрощенной подачи людям.
Левое современное движение – коллективистское, а не лидерское. Поэтому стоит смотреть на то, какая организация из левых наиболее популярна в городе. Пока это РСД. Из людей – самая известная депутат-коммунист ЗакСа Ирина Комолова. Если не рассматривать КПРФ и «Левый Фронт» как левые структуры, то самыми популярными остаются РСД, АВРОРА-МОК и Рот Фронт. Именно у этих структур наибольшие перспективы для объединения и совместной борьбы за левую повестку.

Сегодня лево-либеральная оппозиция объединилась в коалиции для совместной борьбы за муниципалитеты. Например, в Петергофе мы будем бороться большой командой из общественников, левых и либеральных партий и движений, объединившихся в независимый общественный совет. Думаю, на муниципальном уровне это возможно, так как идеологических конфликтов здесь меньше возникает.

Цифры

По данным ВЦИОМ, общероссийский уровень поддержки КПРФ – около 9,5%, «Справедливой России» – 3,5%. На последних выборах в Законодательное собрание СПб условно левые партии получили 49,95 % голосов («Справедливая Россия» – 23,34%, КПРФ – 13,88%, «Яблоко» – 12,73%).                 

Егор СЕННИКОВ




Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
‡агрузка...