16+

Новости партнёров

Lentainform

«Этнические» школы в Петербурге есть. Но их скрывают

15/04/2014

Прокуратура Красногвардейского района проверила школы и нашла там незаконных учеников-мигрантов. За это классные руководители нарушителей, а также администрация образовательных учреждений получили выговоры. Много ли в Петербурге школьников-мигрантов и как часто они нарушают закон? – выяснял «Город 812».


           Как понять, кто сел за парту

В Прокуратуре Петербурга утверждают, что  количество нарушений, связанных с незаконным обучением в школах детей-мигрантов, ежегодно снижается. При этом количество самих детей-мигрантов в городе растет.

– В 2013 году при проверке государственных дошкольных и общеобразовательных учреждений выявлено 124 нарушения миграционного законодательства. Больше всего их обнаружено в Приморском, Красносельском, Пушкинском, Красногвардейском и Василеостровском районах, – говорит начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Прокуратуры Петербурга Ольга Качанова.

По ее словам, в предыдущие годы подобные проблемы наблюдались практически во всех  учреждениях, где учились иностранные дети. Количество таких нарушений доходило до полутысячи в год.

– Порой родители – не граждане РФ – при устройстве ребенка в школу вместо  документов приносили  бледную ксерокопию непонятно чего. Нечитаемую и без перевода на русский язык. И кто потом сел за парту? Как у китайцев: похож, вроде, а он это или не он? Неизвестно,  – рассказывает Ольга Качанова.

Такая трудная ситуация сложилась в городе потому, что не было единого стандарта – какие именно документы должны предоставлять мигранты в школы. Учебным заведениям разрешалось самим устанавливать их перечень. Но сегодня, уверяют в прокуратуре, положение дел изменилась. Потому что власти города – даже раньше, чем это было сделано на федеральном уровне,  – составили и утвердили полный список документов, необходимых для устройства в школу или детсад иностранных детей. Список состоит всего из трех пунктов: документ, удостоверяющий личность заявителя (родителя); свидетельство о рождении ребенка; документ, подтверждающий право заявителя находиться на территории РФ. Все бумаги должны быть переведены на русский язык и заверены. Школы могут добавить к этому списку и другие документы – например, медкарту.

С тех пор миграционная обстановка  в школах стала исправляться, и этот вопрос больше не тревожит прокуратуру. По словам Ольги Качановой, в ближайшие месяцы плановых  проверок соблюдения миграционного законодательства в общеобразовательных заведениях не будет. Теперь прокуратура начнет проверять  средние учреждения профессионального образования.

Испорченные показатели

Миграционная ситуация в школах тревожит педагогов.  В городе сегодня обучаются почти 8,4 тысячи  детей-иностранцев (всего школьников в Петербурге 370 тысяч). Это всего 2,3 процента. Но проблемы, тем не менее, возникают.

– Школы задыхаются от  проблем, которые связаны с такими детьми. Например, когда такие детки не знают русского языка, они не могут успевать на одном уровне с нашими ребятами. И получается, что если учитель объективно  их оценивает, то в классе будет низкий процент успеваемости. Который напрямую влияет на зарплату педагога – в меньшую сторону, естественно. Иногда нужно такого ребенка оставить на второй год. И школе это также портит показатели, – говорит координатор движения «Гражданин учитель»  педагог Татьяна Иванова.

По словам другого педагога,  волонтера общественной организации «Дети Петербурга» Галины Культиасовой, бывали случаи, когда в школах 12-летним мигрантам предлагали учиться во втором классе, потому что они почти не говорили по-русски. Нередко детей- инофонов по той же причине отправляют в коррекционные школы.

– В этой ситуации крайними оказываются все. Учителя. Потому что на них ложится дополнительная нагрузка. Сами дети-мигранты. Потому что им трудно учиться и их часто травят. Их одноклассники. Потому что из-за плохо понимающих по-русски замедляется обучение остальных.  Основная проблема в том, что ситуация изменилась – в городе появились мигранты, а в системе образования никто ничего не  собирается менять.  В представлении властей, видимо,  все иностранные дети прибывают в Петербург строго к началу учебного года и  идут только в первые классы. А то, что они приезжают сюда не всегда в сентябре, и не в первый класс, и не знают языка.... Это не учитывается. Система школьного образования не гибкая, она вообще не сильно изменилась с 50-60-х годов прошлого века. Ну, появились компьютеры, а по ментальности она та же самая, что и полвека назад, – говорит Галина Культиасова.

По ее мнению, необходимо  открывать государственные курсы или предшколы, где бы детей-мигрантов специально  готовили и адаптировали к  учебе в обычных школах.

– Но  никаких бесплатных  курсов русского языка в городе нет! Ни для взрослых, ни для детей. Повесили плакаты, сделали рекламу, но курсы так и не открыли. Программа «Толерантность» не  помогает решению проблемы. По-моему, это вообще какое-то фейковое изобретение. Да, волонтеры ведут работу по обучению мигрантов русскому языку, но это единичные случаи. Органы образования  выпустили буквари для детей-инофонов.  Но кто и как по ним заниматься будет? Нет никакого механизма. И буквари просто  лежат в библиотеках. В 2014 году на обучение русскому языку детей-инофонов в бюджете запланировано 5,2 миллиона рублей, то есть, получается, где-то по 300 тысяч на район. Это зарплата одного учителя за год! Немного. В некоторых школах и правда открывают какие-то курсы – но только для своих учеников! В других районах деньги идут на всякие национальные праздники, а о реальной ассимиляции детей-инофонов никто не думает. Денег на учебные пособия на 2014 год не выделяется вообще, а на обучение взрослых город  дает всего 1,8 миллиона рублей. Это примерно по 100 тысяч на район. То есть это группа на 6 часов обучения в неделю. Или три группы по 2 часа. На весь район! И всё, – горячится волонтер Галина Культиасова.

Маленький Советский Союз

Миграционные проблемы волнуют родителей. В первую очередь тех, чьи дети оказываются в одном классе с плохо говорящими по-русски  иностранцами.  Родители жалуются, что в некоторых школах уже формируются целые классы «по этническому принципу». В начале февраля депутаты петербургского парламента направили губернатору Полтавченко обращение, в котором попросили проверить, есть ли в городских школах  подобные классы. Как  рассказал «Городу 812» один из авторов обращения депутат Владимир Дмитриев, на днях из Смольного пришел ответ.

– Пишут, что такого учета не ведется, потому что классы по национальному признаку не формируются, – разводит руками депутат.

В Комитете по образованию также категорически отрицают, что в городе есть этнические школы или классы.

– Это противоречит нашей политике! Наш город многоконфессионален и поликультурен, и такого в принципе быть не может! – утверждают в комитете.

Как выяснил «Город 812», такие классы в Петербурге все же есть. В Комитете по образованию о них  знают. Но почему-то скрывают.

Одна из подобных «этнических» школ расположена в Адмиралтейском районе, неподалеку от Мариинского театра. Директор этого учебного заведения Астгик Кочарян не скрывает, что в некоторых классах армянских детей учится больше, чем русских. И даже объясняет, почему.

– Была такая задумка, чтобы, по просьбе армянской общины, выделить школу, где могли бы учиться армянские дети. В этом году у нас в первом классе 80% инофонов – в основном, из Армении. Остальные русские, – объяснила директор.

По данным администрации Адмиралтейского района, в этой школе 53% учеников  – мигранты. Больше  всего в ней  учится армян – 34 человека, узбеков – 22, киргизов – 19. Есть также представители  Таджикистана, Кореи, Азербайджана, Молдавии, Украины. Всего в школе 190 детей. Рейтинг по  результатам ЕГЭ у нее ниже среднего, и по многим предметам она находится на последних местах в районе.

По словам Астгик  Кочарян,  проблем с обучением у армянских детей в этой школе нет.

– А у других детей – проблемы большие! Потому что если они не владеют русским  языком, значит, не владеют ключом, который открывает двери в науку.  Потому что Армения – одна  из тех республик, где  остался русский язык. Его там даже не  называют иностранным. Иностранные языки для жителей Армении – это английский, французский, испанский. А русский официально  не государственный, но он остался там как второй язык. Поэтому, в отличие от других республик, армянские дети быстро адаптируются и быстро одолевают языковой барьер. Но  мы всем детям стараемся всячески помочь, адаптировать их, натаскивать. Понимаете, это очень сложно. Усилия наших учителей – это вообще подвиг.   У нас есть программа «Сказка как адаптация детей-мигрантов в изучении русского языка». Там используются все русские сказки: «Колобок»,  «Сказка о спящей красавице», пушкинские сказки. Есть тренажеры для изучения русского языка. Я думаю, довольно много всего для инофонов, – говорит директор  Кочарян.

По ее словам, в школе никогда не бывает конфликтов на национальной почве. Это заслуга учителей.

– У нас коллектив такой добродушный, компетентный, профессиональный. И они не замечают, что там разные сидят дети. Что дети... я не хочу говорить этого слова… другого цвета, другого вероисповедания и так далее. Что у кого-то глаза такие огромные, а  у кого-то...  Просто они смотрят на детей как на детей. И всё. У нас тут маленький Советский Союз. Я этим горжусь. У нас нет никаких проблем. Школа вообще окружена заботой, теплотой – и со стороны районной администрации, и отдела образования, и Комитета по образованию, и вообще город очень хорошо к нам относится!  У нас почти  все классы оснащены техникой. Отремонтирован фасад. Каждый год ремонтируется где-то. У нас все прекрасно. Чего еще желать?  Вот только учеников мало. Побольше хотелось бы, – вздыхает Астгик Кочарян.

Школу, которую она возглавляет, власти часто приводят в пример как образец  передовой работы с детьми-мигрантами. В родительских отзывах об этой школе в Интернете можно прочитать, что армянская речь там слышится едва ли не чаще русской, не только со стороны детей, но и взрослых.

Туда-сюда

По словам специалиста отдела образования Адмиралтейского района Ларисы Тепляковой, в районе всегда селилось много мигрантов. Так как здесь расположены Сенной и Троицкий рынки,  плюс – много коммуналок и дешевых комнат, сдающихся в аренду. Соответственно, в школах района всегда было много учеников, для которых русский язык не является родным.   Но в последние годы наметилась тенденция к снижению инофонов в школах. 

– Сейчас в других районах мигрантов и, соответственно, их детей стало гораздо больше. А  у нас в течение последних пяти лет их количество практически не увеличивается. Сегодня в районе учатся 12 800 школьников. Инофонов – 820 человек, из них мигрантов – 559, – говорит Лариса Теплякова.
Работа с детьми гастарбайтеров в Адмиралтейском районе ведется с 2001 года. Поэтому опыт накопился уже большой.

– При поступлении ребенка в школу оценивается его уровень по разным предметам – так как программы в разных государствах разные, а также знание русского языка. Учитель перед началом учебного года всегда проводит родительское собрание. И если уже на собрании видно, что у родителей есть языковая проблема, то, очевидно, что и у ребенка она тоже есть. С такими родителями и их детьми ведется работа. Во-первых, в рамках программы «Толерантность» нам выделяются средства на обучение русскому языку как неродному. Во-вторых, у нас в районе есть собственный  проект – «От толерантности к поликультурности». Он направлен на воспитание общероссийской гражданской идентичности, на воспитание юного петербуржца. Параллельно в тех школах, где обучается наибольшее количество мигрантов,  создаются разновозрастные группы по изучению русского  языка.  Кроме того, там проводится обучение правилам жизни в  условиях мегаполиса  и приобщение к ценностям петербургской культуры. Начиная  с того, как вести себя на улице, в метро, правила дорожного движения. Детям объясняют, например, что в метро нужно пройти в середину вагона,  а не стоять у входа, чтобы не создавать препятствия другим пассажирам.  Что там нельзя ставить вещи на сиденье, нельзя сидеть, развалившись, и  так далее.

Занятия проходят в игровой форме, ребята сами разыгрывают сценки. Перед тем как рассказать  про Эрмитаж, некоторым детям сначала приходится объяснять, что такое музей. Что такое картина и что такое скульптура… Взрослым тоже иногда приходится объяснять. Поэтому для родителей детей-мигрантов в школах проводятся отдельные родительские собрания, где объясняется роль семьи в адаптации к условиям жизни в мегаполисе.  Создавались даже отдельные группы по изучению русского языка для родителей.  Мамочки учились, – рассказывает Лариса Теплякова.

По ее словам, денег, которые выделяет город на работу с детьми-мигрантами, школам хватает. Основную проблему она видит в трудностях с продлением регистрации иностранных учеников.

Потому что легально работающим мигрантам регистрацию дают на год, а их детям – только на 90 дней. Это означает, что каждые три месяца ребенка нужно вывозить из России, а потом снова ввозить, чтобы оформить ему новую регистрацию.

– В Конвенции о правах ребенка говорится, что все дети, независимо от гражданства, должны иметь право на образование, но наше миграционное законодательство  все-таки приоритетнее. Поэтому при поступлении в школу ребенка-мигранта его родители подписывают со школой договор, согласно которому они обязуются вовремя продлевать регистрацию, – объясняет специалист РОНО.

Списки учеников-мигрантов директор школы отправляет в УФМС. При этом контролировать законность пребывания в России этих учеников тоже должен директор. То есть следить, не закончилась ли у школьников-мигрантов  регистрация. А если закончилась – направлять уведомление родителям. Если они проигнорируют предупреждение,  директор школы должен доложить о нарушении в УФМС.

– Школы фактически  превратились в филиал УФМС. Но нельзя из образовательного учреждения делать какой-то карательный институт! Это противоречит его основам.  Задача школы – не следить за регистрацией, а обучать, – говорит Галина Культиасова.

Что при этом нужно делать с незаконными учениками,  в законодательстве четко не прописано. По словам Галины Культиасовой, их  выгоняют из школ –  в никуда.

Лариса Теплякова говорит, что детей-мигрантов не исключают, а просто прекращается договор между школой и родителями, и те сами забирают ребенка.

– Нигде не предусмотрено, чтобы детей, у которых закончился срок регистрации, исключали из школы, – утверждают в прокуратуре.

Миграционные правила в этом вопросе очень хитрые. Как объяснили «Городу 812» в прокуратуре города, если у обоих родителей-мигрантов есть годовое разрешение на работу, то их ребенок  может находиться в городе целый год (по заявлению родителей ему продлевается регистрация). А если, к примеру, у папы-гастарбайтера такое разрешение есть, а у мамы ребенка, приехавшей с ним, нет, то она вместе с ребенком должна каждые 90 дней выезжать из России.

- Школы никто не наказывает за то, что у них учатся дети без регистрации. Школы наказывают за то, что они не сообщили в УФМС о том, что у такого-то ребенка истекла регистрация, – объяснила миграционно-педагогические тонкости представитель прокуратуры города Ольга Качанова.

По ее словам, жалобы граждан на этнические классы в ведомство не поступали.

- Прямого запрета на создание  таких классов нет. Но исходя из того, что говорил президент о недопустимости появления анклавов, все-таки необходима ассимиляция таких детей. А ассимиляция возможна, если они будут рассредоточены, а не замкнуты в своем социуме. Но мы не видим возможности воздействовать на эту ситуацию мерами прокурорского реагирования, – констатировали в горпрокуратуре.                   

Мария ГОРДЯКОВА



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru
Купить биткоин и лайткоин, лучший кошелек и биржа на Coinsbank.com