16+

Lentainform

«Надо ли тратить все силы и средства на сохранение исторической застройки Петербурга»

20/05/2014

«Надо ли тратить все силы и средства на сохранение исторической застройки Петербурга»

Петербург в 2030 году составит неплохую конкуренцию европейским городам, сюда потянутся работать квалифицированные специалисты из стран Балтии. Такой прогноз сделал Владимир КНЯГИНИН, недавно назначенный на пост главы Центра стратегических разработок.


       – В ближайшее время городу придется пройти через три «развилки», и на каждой – принять решение, как развиваться дальше. Одна из них – уплотнение или расползание города. Ему есть куда расти, в отличие от многих других мегаполисов: это и восток, и северо-запад, но все это с наступлением на природную среду. Акватория тоже предоставляет дополнительные возможности. Посмотрите на американские карты – все берега озер освоены под жилье.

Обычно Россия идет по европейскому, а не американскому пути: или пытается остаться в городских границах, или играет в агломерацию, как  Париж. Проблем тут множество, но их можно решить. В основном они связаны с тем, как использовать прилегающие территории: насколько плотно их можно застраивать. Так что вторая «развилка» – это решение, что делать с имеющейся застройкой, особенно в центре. А третья – как осуществлять демографическую политику. Пока  все предпосылки указывают на то, что население будет медленно, но расти, так что прогноз – 6 миллионов к 2030 году – кажется вполне обоснованным. Но средний возраст жителей еще ближе приблизится к пенсионерскому, и с этим надо что-то решать.

Главные задачи города на ближайшие 15 лет – это состав населения, решение вопроса по поводу новой энергетики и энергосбережения, создание рейтинговых университетов. С вузами все понятно: есть НИУ ИТМО, есть Политех, ЛЭТИ и вузы второго-третьего порядка. На Западе они не слишком популярны. Там вообще про Петербург знают только, что есть Эрмитаж, а спроси насчет интеллектуального вклада – в лучшем случае вспомнят Алферова. Этот пробел надо будет ликвидировать.

Наше наследие – огромный исторический центр – оказалось очень тяжелым. Выбор будущего для старой архитектуры потребует серьезного финансового, организационного интеллектуального напряжений. У исторической застройки есть еще некий запас состояния, который будет истощаться, и в то же время будут все явственней чувствоваться противоречия: так ли нам дорога эта застройка, чтобы тратить все силы и средства на ее сохранение? Я имею в виду, конечно, ординарную застройку, а не исторические памятники. Так что решение придется принимать все равно. В ряде городов с этим решением затянули настолько, что все обернулось трущобизацией. В Брюсселе, например. И до прихода в город больших чиновников из Евросоюза и НАТО все только ветшало. В Америке эту опасность поняли давно, и там возникло движение по спасению даунтаунов. У всех на слуху Детройт, который спасти пока не очень удается, и приезжих встречают страшные картинки высаженных окон. Но город Флинт, которым там неподалеку, выглядит совсем иначе, а ведь ему пророчествовали ту же судьбу.

Придется немало поработать над тем, чтобы расшить проезды по КАД и ЗСД, оборудовать еще несколько вылетных магистралей. Но даже если работа будет идти нынешними темпами, успехи будут. Мы, конечно, можем требовать, чтобы строили еще больше, но и сейчас очевидно, что ситуация меняется на глазах. Да, большое количество хороших дорог будет плодить и автомобилистов, так что широко развивать общественный транспорт нужно уже сейчас. Понадобится федеральное участие, и все, как водится, будет зависеть от согласованности действий и от темпов роста. Так что не берусь предсказать, как будет выглядеть в 2030 году транспортная составляющая.

Конечно, будет прогрессировать агломерация Ленинградской области с Петербургом, особенно на северных границах: в Девяткине и Мурине. Встанет вопрос по территориям, которые в зону притяжения Петербурга не попадают, но тоже имеют потенциал. Скажем, Тихвин находится далеко от Петербурга, зато там – лучший в Европе транспортный машиностроительный завод, который вокруг себя продуктирует неплохую среду. То есть областные города могут быть не только узлами агломерации, но и самостоятельными опорными точками.

Не стоит хоронить заводы и превращать  их в коворкинги. Пример Вены должен быть перед глазами: там тоже в свое время отказались от развития промышленности, рассудив, что город неплохо проживет за счет своего культурного наследия. И просчитались. К 2000 году стало очевидно, что город беднеет, что ему нужны заводы и научные институты.
Эффект колеи работает на нас. Город не должен терять промышленную составляющую, просто промышленность должна быть другой.

Петербург сможет успешно конкурировать в Европе за людей. Пока мы на неплохом месте, по показателю ВВП хорошо, например, смотримся на фоне Балтии. Не уверен, что к нам поедут этнические эстонцы и латыши, но русскоязычные жители этих стран – почему бы и нет?                

Нина АСТАФЬЕВА, фото dp.ru