16+

Новости партнёров

Lentainform

Что такое «экономическая нерентабельность» в российской медицине

22/05/2014

Что такое «экономическая нерентабельность» в российской медицине

Врач-кардиолог Алексей Эрлих рассказал о случаях, когда чиновники препятствуют работе больниц. Так, например, однажды бригадам «Скорой помощи» дали негласное указание не возить пациентов в одну из больниц Москвы. Врачи опасаются, что скоро ее закроют за «неэффективность» и «нерентабельность».


          Что-то странное происходит последнее время со здравоохранением. Не буду приводить разные примеры административной несостоятельности, неудобства, примеры нехватки кадров, нехватки медикаментов, случаи, когда из-за невозможности получить адекватную помощь с московских поликлиниках/больницах, люди вынуждены идти в частные. Этих примеров масса – даже сильно искать не надо.

Помимо явных случаев слабого администрирования, есть еще истории, которые не "выплыли" наружу. Например, "казус 11й больницы". Врачи этого стационара немало удивлены, почему их стационар, готовый работать на полную мощь, готовый принимать пациентов, стоит почти пустой. Оказывается, согласно устному распоряжению кого-то из начальников, "Скорым" запретили возить туда пациентов. Все идет к тому, что скоро больницу признают неэффективной и нерентабельной. Вслед за этим – закрытие.

Кстати, это вообще стало чиновничьим тренером нового времени – оценивать качество работы больниц/поликлиник по экономическим (не медицинским!!!) показателям. Забывая, что больница не завод, не производство, они не обращают внимание на медицинские потребности и задачи, но считают деньги. И вот к чему это приводит.

Вчера было объявлено о закрытии отделения трансплантологии 7й городской больницы,  а все трансплантаций в Москве будут делать в НИИ им. Склифосовского. Заместитель руководителя Департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун объяснил произошедшее экономической нерентабельностью.

- Высокие технологии, без которых невозможно развитие трансплантологии, трудно развивать во многих стационарах. Данное решение позволит нам сконцентрировать все ресурсы по данному виду медицинской помощи в одном учреждении, а высвободившиеся средства вложить в другие,  не менее важные проекты. Например, в создание отделений паллиативной помощи в городских стационарах, — отметил Алексей Хрипун.

Дескать, содержание этого отделения обходится городской казне в 160 млн рублей. Кстати, обустройство деревьев в горшках на Тверской улице стоит городу 269 млн рублей. А отделение 7й больницы делает всего 100 пересадок в год (я бы сказал, целых 100). Но у московских чиновников другая статистика (мало связанная с потребностями москвичей): «В 2013 году в НИИ Склифосовского выполнена 91 трансплантация почки, в ГКБ №7 – всего 47, – говорит Алексей Хрипун, заместитель руководителя департамента здравоохранения Москвы. – В то же время Склиф может выполнять до 300 операций в год, его ресурсы это позволяют".

"Может выполнять", говорит чиновник. Так почему же не выполняет? И какие гарантии, что с закрытием отделения в 7й больнице число трансплантаций в Склифе резко вырастет.  Кажется, что никаких. Кстати, 100 операций в год для одного отделения трансплантологии – это почти полная загрузка с учетом выходных, праздников, дней санобработки операционной, и проч. Можно со мной поспорить и сказать, что мол больных нет, поэтому и отделение нерентабельно, не заполнено. Но почему-то в России в 2009 году было сделано 820 трансплантаций почки, а в США в 2008 – более 15 тысяч. Версия, что у нас меньше болеют не принимается.

Болеют не меньше, но вот только наши чиновники, пытаясь управлять медициной с позиций экономической целесообразности, порой забывают о том, что медицина существует для пациентов. И это, как кажется, очень скоро станет большим крахом московской медицины.          

echo.msk.ru, фото orelsreda.ru





‡агрузка...