16+

Новости партнёров

Lentainform

«Мы призываем конкурентов к миру»

25/08/2014

«Мы призываем конкурентов к миру»

7 августа Холдинг «Теплоком» распространил открытое письмо от лица гендиректора, обращенное к участникам рынка энергосбережения, с призывом о прекращении конкурентных войн. Призыв был подкреплен отзывом судебного иска к ЗАО «Термотроник» о защите интеллектуальной собственности, который «Теплоком» подал два года назад.


        Гендиректор холдинга Андрей ЛИПАТОВ рассказал «Городу 812», что подтолкнуло его к таким шагам.

- А в чем суть вашего иска к «Термотронику»?
– Компания «Термотроник» образовалась из части бывших сотрудников «Теплокома», которые занимались разработкой продуктов нашего холдинга. Для нас стало неожиданностью, когда эти же сотрудники предложили решения, разработанные в стенах «Теплокома», для своей новой компании. Мы провели независимые экспертизы решений, которые были заложены в продукт компании «Термотроник», и выяснили, что что эти решения соответствуют нашим патентам. Холдинг «Теплоком» ежегодно тратит около 100-150 млн рублей (в прошлом году — 130 млн) на разработку продукта. И конечно, просто так передать конечный продукт, который был создан нами, третьей стороне, для нас было бы недопустимо. Мы письменно излагали свою позицию «Термотронику» до подачи искового заявления: если вы позиционируете себя как компания, которая занимается разработками профессионально, то разработайте свой продукт самостоятельно так, чтоб он не соответствовал нашему патенту.

Сегодня компания «Термотроник» заявляет, что уже появился новый продукт, который больше не соответствует нашему патенту. Но прошло три года! Это только доказывает, насколько важно защищать то, что было создано и запатентовано в холдинге. Цикл разработки нового продукта — от 2 до 5 лет.

Мы уверены, что победили бы в судебном процессе, но теперь считаем , что это уже неуместно. Во-первых, потому, что «Теплоком» разработал свою линейку продуктов, она уже проходит тестирование. Эта линейка никак не связана с теми решениями, которые мы принимали на протяжении последних пяти лет. Во-вторых, сам конфликт не принесет нам выгод, это вовсе не то, чем мы хотели бы гордиться. Иск был направлен не на то, чтобы выиграть у какой-то компании, а на то, чтобы не позволить  использовать наши технологии.

- Вы заявили о внешних угрозах, которые побудили вас подумать об объединении.
– Да. Я написал открытое письмо, в котором изложил свою позицию. Несмотря на то, что мы сегодня являемся лидерами рынка в России, геополитическая обстановка заставляет нас не демонстрировать вражду между компаниями внутри страны.

Мы говорим о новой волне патриотизма в России, но патриотизм должен быть адекватным. Например, мы могли бы объединить наши усилия и развивать экономику России вместе, вместо того чтобы тратить наши ресурсы на развитие конфликта.

Посмотрите на Украину. Первая серьезная проблема, с которой столкнулась страна – это ЖКХ и энергетика. Нарушена обычная жизнь граждан, нет воды, нет электричества, тепла. Люди в растерянности. Мы должны понимать, что именно наши компании обеспечивают работоспособность этого рынка, поэтому нам нужно объединяться в консорциумы, создавать запасы, чтобы иметь возможность в критический момент ими воспользоваться.

- Введенные санкции отразились на вашей компании?
– Наша компания пока не ощущает их, ведь наш рынок — рынок производства высокоточных приборов и систем автоматизации. Однако мы понимаем, что многие передовые технологии, которые мы сегодня используем, основаны на элементной базе, которая отчасти производится за рубежом. Например, микрочипы, которые мы используем в своих системах, производятся и разрабатываются в США и поставляются из Франции, Германии, азиатских стран. Конечно, западной элементной базы в наших приборах меньше 5 %, но эти 5% решают работоспособность всего прибора.

- А российских аналогов не производится?
– Если мы сейчас обратимся в сторону российских аналогов, то нам придется производительность всего приборного парка откинуть назад на 5-6 лет. Это все равно что предложить взамен сверхскоростного интернета — 25 байт в секунду. Сейчас наши приборы столь же функциональны, как смартфоны, только выглядят не очень, потому что используются в подвале. Современные технологии обеспечивают скорость и достоверность передачи данных, обеспечивают закрытые протоколы, на основании этих приборов осуществляются рассчеты и платежи населения.

Конечно, в идеале вся элементная база должна быть российской. И мы уже поставили задачу свои разработчикам искать российские аналоги. Мы могли бы объединиться с конкурентами для разработки  элементов, которых нам не хватает, поставив технические задания на их разработку, объединив наши инвестиции.

- На ваше письмо конкуренты отреагировали?
– Пока я выступил с односторонним заявлением в форме открытого письма. Мы ищем партнеров, с которыми мы могли бы разрабатывать совместно микрочипы, микросхемы. Ответа пока нет. Думаю, нужно время, чтобы обдумать это. Представьте, что компании находились в конфликтной зоне около двух десятилетий! И у каждой стороны есть своя правда. Но  нужно понимать, что сегодня лучше объединить ресурсы, которые мы тратили на войну, и потратить их на создание российского рынка.

- А что для этого надо сделать?
– У нас хватает интеллектуального капитала, рабочей силы. Не хватает только станков, оборудования, лабораторий. «Теплоком»  уже начал полностью ревизировать свою лабораторную базу. У нас есть самостоятельная лаборатория, и некоторое оборудование там довольно дорогостоящее — за 100-200 тыс долларов — но мы его используем раз в 2 года. Зачем такое лабораторное оборудование покупать только нам? Мы можем предложить всему рынку закупить такое оборудование и сделать его общепользовательским. То же самое — с площадками для тестирования. Тестирование – не рынок конкуренции. Тестируйте прибор, никому не показывая, и забирайте его после этого.

Я надеюсь, все наши конкуренты ответят взаимностью. Есть ряд компаний, с которыми мы находились в сильной конкурентной зоне в некоторых регионах России, и оттуда мне вчера позвонили и сказали, что они готовы договариваться о совместном ведении бизнеса. Мне кажется, это тот эффект, на который мы рассчитывали.

Мы призываем конкурентов к миру, так как мы осознаем ответственность перед потребителем.

Я даже уверен, что предложу своим конкурентам объединиться на уровне системы управления бизнесом. На это будет трудно пойти, но, возможно, это подействует оздоравливающим образом на российский рынок ЖКХ и энергетики?  Так часто бывает, что внешняя угроза помогает оздоровлению изнутри. Россию сейчас поместили в определенные условия и, может быть, это начало внутреннего оздоровления.

- Как это почувствует потребитель?
– Потребитель, скорее всего, ничего не почувствует, потому что он в итоге ничего не потеряет. Мы не собиремся договариваться о ценах, все ценовые соглашения запрещены антимонопольным законодательством.

- Значит, вы берете курс на полный отказ от западных технологий?
– Да. Мы осознаем риски, связанные с возможными санкциями в отношении технологий, и отныне мы будем ориентированы на российских производителей станков и оборудования. Мы готовы участвовать в разработке российской элементной базы, а самое главное — участвовать в развитии специалистов. Мы уже активно этим занялись, у нас открыт проект обучения от холдинга «Теплоком».

- Как объединение компаний повлияет на рынок? Появится еще одна монополия?
– Нет, наш рынок сегодня является олигопольным и высококонкурентным. Есть пять крупных компаний, которые обслуживают весь российский рынок. При объединении просто усилится олигополия, а многие мелкие компании — их около 140 — уйдут с рынка. И, может быть, это и неплохо. Не нужно думать, что маленькие инновационные компании всегда хороши. Они хороши в составе систем сервиса и систем продаж уже крупных компаний.               

Анастасия ДМИТРИЕВА





‡агрузка...