16+

Новости партнёров

Lentainform

Как на поле ругаются футболисты и можно ли с этим бороться

25/08/2014

Как на поле ругаются футболисты и можно ли с этим бороться

Два первых домашних матча в новом сезоне «Зенит», наказанный за недисциплинированное поведение своих болельщиков, провел на «Петровском» при пустых трибунах. Пишущие коллеги (на стадион пустили только прессу) остались довольны – никакой суеты, да и зенитовцы победили московское «Торпедо» с рекордно крупным счетом. Зато у телевизионщиков возникли сложности при организации трансляций из Петербурга.


       «Проблема отсутствия зрителей решается с точки зрения телевидения довольно просто: телекамеры поднимаются повыше, чтобы пустые трибуны как можно меньше попадали в кадр. Вот что касается слышимости всех слов, произносимых игроками и тренерами, то это действительно проблема», – говорит генеральный продюсер ООО «Лига ТВ» Артем Шадров. Больше того, он  дал понять руководителям «Зенита» и гостившим у него клубам, что было бы неплохо предупредить тренеров и футболистов, чтобы те вели себя в рамках приличия. Как человек в футболе неслучайный, Шадров отлично представляет, как матерятся на поле и вокруг него все без исключения – зрители, тренеры, судьи, футболисты. Но если обычно в шуме стадиона нецензурных выражений не разберешь, то при пустых трибунах они отлично слышны в каждом телевизионном приемнике.

Убедиться в этом могли все желающие и не желающие, когда «Зенит» в прошлый раз проводил серию матчей без зрителей в декабре 2012 года. Капитанствовавший тогда (как, впрочем, и теперь) в петербургской команде Мигель Данни «в резкой форме выразил недовольство судейством главного арбитра встречи Максима Лаюшкина». Такая форма была использована для описания случившегося в официальных документах. На самом деле присутствовавшая в тот морозный вечер на «Петровском» сотня журналистов отлично слышала, как португальский игрок на чистом русском выкрикнул судье слова, которые можно перевести на приличный как «человек нетрадиционной ориентации» и одновременно «продажная женщина». Соответствующая запись гуляет в Интернете. Еще грязнее ругались тогда и другие футболисты, но рефери наказал одного Данни. Говорят, просто обиделся – потому что обматерил его иностранец. К подобного рода выпадам от российских футболистов все привыкли, а к тому что наш мат освоили иностранцы, – еще нет.

Впрочем, освоили его и далеко за пределами бывшего СССР. Игорь Шквырин, после ташкентского «Пахтакора» и днепропетровского «Днепра» игравший в Израиле, вспоминает: «Здесь так много было российских и украинских футболистов, что коренные израильтяне выучили весь русский мат: говорят на иврите, а на русском не только ругаются, но и вставляют связки типа «бля». Причем так у них это здорово получалось – заслушаешься! Так что в отношениях с судьями у меня не было проблем только в первый год – я иврита совсем не знал. А затем судьи прекрасно все русские ругательства выучили и сразу стали всех удалять».

Мигель Данни тогда принес судье официальные извинения за свое поведение, а покаяние португальца даже привел на своем официальном сайте УЕФА. Правда, из-за трудностей перевода они звучали несколько двусмысленно: «Хочу принести свои извинения арбитру встречи, болельщикам и клубу за то, что не сдержался и получил красную карточку. Надеюсь, меня поймут правильно. Просто очень хотел победить, и в какой-то момент эмоции захлестнули». Взял под защиту тогда Данни и бывший нападающий «Зенита» Александр Панов: «Удивительно, что за оскорбление арбитра удален легионер». Сам Панов тоже не ангел и тоже полиглот: «Мат – обычный язык, на котором все разговаривают на футбольном поле. И не только в России. Я когда играл во Франции, тоже знал местные крепкие словечки. А можно даже их не употреблять – судья по выражению твоего лица сам все поймет».

Если действовать строго по правилам, то за каждое нецензурное выражение арбитр вправе наказывать игроков (и тренеров тоже) удалением, но тогда есть опасение, что ни один футбольный матч не продолжится положенные 90 минут: всех поудаляют уже в первом тайме, потому что футболисты на поле не стесняются в выражениях. Вот вы уроните утюг на ногу и обязательно выругаетесь, а почему футболисту нельзя, если ему заехали по колену? Впрочем, мастерский гол, скажем, в падении через себя, тоже может сопровождаться на радостях сочной фразой. Футболисты обкладывают трехэтажным не только соперников, но и партнеров, если они не попадают в пустые ворота или делают неточную передачу.

Плюс к этому на самих участников матча нещадно ругаются теряющие самообладание тренеры. Один из них вполне доходчиво объяснил, ради чего регулярно переходит на ненормативную лексику в общении с подопечными: «Что меня вынуждает употреблять мат? Неподготовленность интеллекта человека к тем или другим действиям. Могу сказать, что проявляющим упрямство или тупость мат иногда помогает».

И глава судейского комитета РФС Николай Левников считает невозможной борьбу с матом на футбольном поле: «К сожалению, матерятся и будут материться. Главное, чтобы слова игроков не были услышаны другими участниками матча и зрителями. Хоть я и противник этого, но без рабочего мата в футболе никуда».

Совсем другое дело, когда имеет место быть «адресная программа», как выразился другой известный петербургский футбольный арбитр Алексей Румянцев: «Если я понимаю, что тирада обращена ко мне персонально, то это однозначно красная карточка». Хотя самому ему однажды тоже пришлось перейти на могучий русский на футбольном поле и во всеуслышание: «Бывает, тот самый рабочий мат, но как-то зло все происходит и слишком уж грязно. Я раз сделал замечание, второй – ну, думаю, пора за карточки браться, как вдруг взял и свистнул на ровном месте. Обе команды ко мне – мол, что такое случилось, зачем свистишь, никто не нарушал ничего? А я вспомнил все матерные слова, какие знал и в жизни только слышал, как выдал им тираду!.. Ну что, нравится? – спрашиваю. До конца матча молча играли!»

Удаление игроков с поля за мат – крайняя редкость. Скажем, когда Сергей Фурса в бытность действующим арбитром удалил в матче «Динамо» – «Сатурн» сразу двух игроков противоборствующих команд, обругавших друг друга, это событие называли невероятнейшим в истории отечественного футбола.

И тренеров, которые не держат язык за зубами, футбольные арбитры часто прощают. Некоторые, правда, сами защищали себя от возможных наказаний. Юрий Морозов, чей «Зенит» в первенстве 1991 года играл на стадионе имени Кирова при сотне зрителей, сам уходил в комментаторскую кабину, чтобы его экспрессия не резала слух арбитрам и публике. Но обычно экспрессивное поведение наставников на бровке поля с матерком не более чем психологическое давление, своего рода проверка морального духа арбитра. Особенно по молодости любил поразмахивать кулаками, прикрикнуть: «Куда ты свистишь!?» Юрий Семин. Слабый судья дрогнет, примет решение в пользу такого тренера, сильный не обратит на него внимания. Теперь на  место Семина претендует Станислав Черчесов, возглавивший недавно московское «Динамо».

Главный тренер «Зенита» Андре Виллаш-Боаш пока лишнего себе не позволяет. Правда, ни судьи ни игроки пока повода ругаться  не дают. Но если что, язык за зубами держать португалец тоже не будет: «Это сложно контролировать. Непростой момент. Я знаю плохие слова на португальском, но надеюсь, что никто не будет их переводить». Как не переводили нам до конца Лучано Спаллетти. Позволял себе итальянец лишнее и в обычных послематчевых интервью, мы просто не догадывались, о чем речь, – по крайней мере, так утверждают владеющие итальянским языком.

Вот кто так и не освоил русский мат, так это Властимил Петржела. «Так не можно ругаться, на футбол ходят дети!» – возмущался в свое время чех, позволявший себе прилюдно единственное ругательство – «дураковина».

Как ругаются в разных странах

ФК «Крылья Советов» (Самара) собирает высказывания своих легионеров об обсценной футбольной лексике других чемпионатов.

Густаво Лильо (Аргентина):
– Ругаемся много, как и везде. Досада может выражаться словом «carajo» (мужской половой орган) или «con~o» (женский орган). Очень сурово: «puta que pario’» (продажная женщина, которая родила). Обида на соперника может звучать так: «vete a cagar» (иди покакай) или «vete a tomar por culo» (иди получи в заднее место), в крайнем случае – «concha de tu madre» (орган твоей матери). На судью ругаются, но только желательно, чтобы он не слышал, словом «marico’n» (человек нетрадиционной ориентации). Ну а глагол «joder» (совершать половой акт) выражает самые разные эмоции – как, насколько я понимаю, и у вас...

Вук Рашович (Сербия):
– В Югославии говорят так: «ежи нормалан», или «чта ты радишь». Даже и не знаю, как это перевести. На судей, как правило, не ругались, чтобы карточки не получить. А вот ругательств по национальному признаку в Югославии не было никогда.

Берни Райт (Коста-Рика):
– Самое распространенное, что можно слышать, так это «hijo de puta» или даже «hijo de la gran puta» (сукин сын,  точнее – сын большой продажной женщины). А если хочешь оскорбить еще сильнее, то говоришь так: «me cago en su madre» (накакать на твою мать). В адрес того, кто умышленно или нет сыграл жестко или грубо, кричат: «malparido» (плохо рожденный). А вот по национальности в нашем чемпионате не обозначают никогда.

Патрик Овие (Нигерия):
– Из англоязычных ругательств самое распространенное, которое можно услышать, такое: «fuck off», более литературно это звучит так: «get off» (проваливай).

Робертас Пошкус( Литва):
– Если по-серьезному, если хочешь, чтобы до собеседника дошло наверняка, говоришь «на чистом русском». А если так, не в сердцах, а более спокойно, то «аслас» (осел) или «дурнялис» (дурак).             

Сергей ЛОПАТЕНОК





‡агрузка...