16+

Lentainform

«Не все на телевидении радуются демонизации своего продукта»

10/09/2014

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Телевизор можно использовать по-разному. Можно – как монитор для DVD-плейера. Можно навязать для него кружевных салфеточек и расставить слоников. Оба способа мудры и обеспечивают минимальную травматичность для потребителя.


        Потому что эксплуатировать телевизор по старинке – то есть изредка включать его, выбирая программы на свой страх и риск и уворачиваясь от рекламы, уже не эффективно: телевизор теперь все выбирает сам.

Не все на телевидении радуются такой демонизации своего продукта. Вот, например, Первый канал начал показывать сериал «Учителя», приуроченный ко Дню знаний. Фабула занятна и вполне годится для крепкого ситкома. Молодой амбициозный ведущий, обслуживающий высокорейтинговое ток-шоу (что-то вроде Малахова), не заметил включенного микрофона и ляпнул в прямом эфире нечто клеветническое про «чиновников – извращенцев и педофилов». С одной стороны, он пошутил, с другой стороны – все плохие слова были «запиканы» в момент произнесения. Тем не менее болтуна – находку для шпиона тут же уволили. Тут бы и пасть герою на самое дно, но орлы прямого эфира не сдаются.

Герой едет к маме в провинциальный городок, и там его, обладателя диплома педагогического вуза, уговаривают поработать в родной школе. Вокруг – характерные типы вроде строгого завуча Ирины Розановой, потешной училки-фантазерки Ольги Тумайкиной, учителя-недотепы, гормонально неуравновешенных старшеклассниц и ангела чистой красоты в лице учительницы Ольги Красько. Вроде бы все готово, чтобы если и не дожить до понедельника, то хотя бы пропить глобус, как настоящий географ. Но кто в телике служил, тот в школе не смеется.

Несмотря на то что у молодого героя, конечно, возникают кое-какие сложности (машинку ему попортят, и ангел осознает свое счастье не сразу), но человек из телевизора все равно лучше всех. Это ничего, что он, будучи учителем литературы, ни черта не помнит, что там было у Тургенева. Зато он «умеет общаться с людьми», готов давать советы всем несчастным закомплексованным провинциалам и способен в два счета устроить личную жизнь каждого. Приз в студию. Сериал, начавшийся как легкая романтическая комедия, отчетливо сместился в сторону идеологически выдержанной мелодрамы, где и был благополучно забыт. В отечественном кино- и телеискусстве наступают времена конфликта хорошего с прекрасным – ничего легкого (то бишь, основанного на чистом трюке) они не сулят.

Как писали в титрах к советским шпионским фильмам, «а в это время за границей».
В это время за границей заканчивается летний телесезон (то есть второстепенный) и вот-вот начнется пора осенних премьер. Главным событием последнего времени стало начало восьмого сезона британского «Доктора Кто» – замечательный актер Питер Капальди дебютировал в роли Доктора, 12-го по счету. «Доктор Кто» – это такое специальное произведение, которое в пересказе неизменно производит впечатление тяжелого бреда, но тем не менее (или именно благодаря этому) обеспечено армией преданных фанатов, знающих «Вселенную Доктора» наизусть.

Сериал начался на BBC еще в шестидесятых – по миру, бороздя пространство и время в любых направлениях, путешествовал таинственный Доктор Кто со своими земными спутниками, знакомил семейную аудиторию с некоторыми научными идеями и, разумеется, сражался с космическим злом. Сериал угасал, прерывался, возобновлялся, с начала нового века переживает очередной расцвет (благодаря  сценаристу Стивену Моффату, соавтору «Шерлока»), но мировое зло не меняется и по-прежнему похоже на армию плюющихся огнем пылесосов.

Фантастические сюжетные повороты, фирменный юмор, роскошные диалоги, гордые своей кустарностью спецэффекты (дело не в дороговизне, а в изобретательности), откровенные безумства, занятные квесты для фанатов в виде россыпи самых разнообразных цитат и хорошая, а местами и превосходная актерская игра – «Доктор Кто» и сейчас живее всех живых. Моффат сделал его наследником кэрролловского Зазеркалья – во «вселенной Доктора» возможно абсолютно все, и все это имеет тайный смысл.

А в это время в первой серии гигантский динозавр топает по улицам викторианского Лондона, выплевывает полицейскую будку  (которая, как знает каждый фанат, является на самом деле космическим кораблем – машиной ТАРДИС), Доктор страдает от диссоциации личности, роботы, столетиями заменяющие свои детали на человеческие органы, подстерегают жертв в ресторане, самый страшный робот желает попасть в Землю Обетованную – и все это непостижимым образом заслуживает внимания. И вообще, то и дело оборачивается историей о человеке, переживающем процесс старения как некую экзистенциальную проблему (то есть практически о каждом).

Во второй серии все куда проще: там всего лишь Доктор и его команда, уменьшенные до наноразмеров, орудуют внутри больного боевого пылесоса, а заодно размышляют о природе добра и зла и образе врага. Уже понятно, что когда застрелившийся на наших глазах Джим Мориарти вернется в новой серии «Шерлока», чудо его воскрешения окажется далеко не самой любопытной проблемой.

Очевидно, что пока телевизор упорно предлагает насладиться знакомством с «друзьями хунты», дорожащий своим здоровьем зритель всегда найдет возможность воспользоваться машиной ТАРДИС.         

ранее:

«Теленеделя подарила встречу с «прекрасным»: сериал по сценарию Маргариты Симоньян»
«Света из Иваново», примитивная, невежественная и внушаемая, Пугачевой никогда не станет»
«В сериале «Гетеры майора Соколова» есть явные претензии на достоверность фактуры...»
«В сотнях театров» – согласно версии телеведущего Киселева происходит страшное: «мат, обнаженка и непристойность»
Стоит ли идти на новый спектакль с участием Алисы Фрейндлих